"Новое в современном искусстве: иллюзии и реальность"

Выпуск №3-4 • 1966

Со 2 по 9 октября в Ташкенте проходила 4-я Международная биеннале современного искусства “New в современном искусстве: иллюзии и реальность”. Ее основными организаторами являлись Фонд “Форум культуры и искусства Узбекистана”, Академия художеств республики, Хокимият г.Ташкента, Национальная телерадиокомпания Узбекистана. Впервые 4-я Ташкентская биеннале охватила все выставочные площадки столицы: Центральный выставочный зал, Ташкентский Дом фотографии, Международный караван-сарай культуры, Галерею изобразительного искусства Узбекистана, Галерею “Выставка культуры и искусства Узбекистана” и Музей кино. На биеннале приехало более 150 художников из 33 стран мира.

Главной принципиальной исходной позицией в проведении 4-й Ташкентской международной биеннале было то, что ее организаторам хотелось, чтобы она была не похожей на три предыдущие, поскольку в каждой биеннале существовал и существует свой конкретный контекст. Первые три биеннале в Ташкенте выполнили свою историческую миссию – они способствовали продвижению contemporary art в современное искусство Узбекистана как инновационного направления, расширению привычных границ художественного сознания как в пространственном, так и в творческом мировоззренческом плане.

Ко времени проведения 4-й Ташкентской международной биеннале contemporary art уже, можно сказать, определил свою “нишу” в современном искусстве Узбекистана благодаря усилиям художников, кураторов, различных авторских проектов. Проведение I Ташкентского международного фестиваля актуального фото- и видеоискусства в мае 2007 г. окончательно укрепило его позиции. Среди арткритиков стало появляться мнение, о “реабилитации” живописи. Нам представляется, что нет оснований для противопоставления инновационных направлений современного искусства и ставших традиционными таких его видов, как живопись, скульптура и графика. Как отмечали специалисты, национальные культуры постсоветского пространства (как впрочем, и во всем современном искусстве зарубежных стран. – К. А.) предстают как интертекст, состоящий из цитат, аллюзий, метафор, стилизаций, направлений, а также полемики, диалога, столкновения и т. д. Каждое художественное явление отражает не только различие векторов развития творческого креатива, но и специфическую ментальность, определенное настроение, мировоззрение.

Тематический аспект 4-й Ташкентской биеннале современного искусства: “New: иллюзии и реальность” был выбран не случайно. Новые направления, новые кураторы, новые имена, новые авторские проекты, новые работы, новый взгляд на устоявшиеся представления позволил отойти от привычного стереотипа участия одних и тех же художников, охватить полнее и целостнее современный творческий процесс с тем, чтобы выделить в нем иллюзии и реальность. Исходя из этого, целью 4-й Ташкентской международной биеннале был показ широкой общественности различных тенденций, новых направлений, новых имен. Ее задачами, соответственно являлись активизация международных культурных связей, укрепление творческого диалога культур, традиций, достижений разных стран в области изобразительного искусства, раскрепощение творческого сознания, плюрализм в области творческого поиска, показ специфики постмодерна в разных странах, состояния интертекстуальности современного искусства. Как отметил зарубежный куратор 4-й Биеннале Павлос Константинос Политис (Греция), “наша цель – не только привлечь интерес публики, показать его как красочное мероприятие, но, главное, предоставить “сцену” для современного искусства, чтобы участники могли приехать сюда и открыть для себя что-то новое”.

4-я биеннале продемонстрировала положительную динамику развития Ташкентских биеннале современного искусства. И дело не только в количественном увеличении ее участников, а в том, что она свидетельствовала о большой результативности привлечения таких известных зарубежных кураторов и авторов проектов, как Павлос Константинос Политис (Греция), Галина Бригер (Германия), Мария Цанцаноглоу (Греция), Денизхан Озер (Турция, Великобритания), Шалва Хаханашвили (Франция), Хан Хен Сам (Республика Корея). Обилие представленного оргкомитету материала из разных стран даже после тщательного отбора позволило сбалансированно, равномерно и интересно построить композицию каждого выставочного павильона. В каждом выставочном зале, где находилась экспозиция 4-й биеннале, было что посмотреть. В качестве отдельных самостоятельных проектов были выделены “Современный узбекский видеоарт” и “Молодежный проект”.

4-я ташкентская международная биеннале, безусловно, внесла свою лепту в раскрепощение творческого сознания художников, способствовала дальнейшему развитию плюрализма творческого поиска, продемонстрировала ситуацию постмодернизма в разных странах и его возможности, а также различные направления в творчестве разных художников.

Искусство постмодернизма, или постпостмодернизма, как называют его некоторые исследователи, разнообразно. В то же время хотелось бы отметить, что ситуация постмодернизма в странах СНГ еще более специфична, так как многие из направлений, которые были пройдены европейским постмодерном еще в 1960-е – 1980-е гг., сохраняют свою актуальность и новизну для современных художников постсоветского пространства. Отдельные исследователи отмечают это как отставание от общемировой парадигмы развития мирового современного искусства. Безусловно, это отставание имеет свои причины, равно как разная степень востребованности contemporary art и специфика его развития в конкретных странах на современном этапе.

Несмотря на разнообразие художественного самовыражения, течений и направлений экспозиции 4-й биеннале дают основание полагать, что главной проблемой современного искусства является не только обновление его языка, но и проблема взаимосвязи человека и современного мира.

Экспозиция ЦВЗ начиналась уже на улице, и в этом тоже была одна из особенностей 4-й ташкентской биеннале. Интерактивный подход, выход в городскую среду, привлечение внимания широкой общественности – это то без чего сегодня немыслимо современное искусство. Экспозицию открывал анонимный белый куб под названием “Комната” израильской художницы Дафны Ялон. Чем-то напоминая формы архитектурного ландшафта ближневосточного региона, он все же поражал своей необычностью. Проект художницы синтезировал в себе минималистский концепт, инсталляцию, видеоарт и перформанс. Художница ходила босиком с ведром, брала землю и украшала свою “Комнату” глиняными налепами. А вечерами эта комната светилась фейерверком цветовых и световых эффектов, приковывая к себе взоры прохожих. Но главное – это был концепт физического взаимоотношения человека и земли на планете, который сумела передать в своей работе израильская художница, которая говорила: “Войдя в это белое пространство, человек “открывает” дно, вытягивая землю из глубин. Нужно чувствовать землю, обитать в ней, творить с ней. И тогда ты видишь, как сырой природный источник показывает себя, трансформирует пространство, переворачивает его наизнанку. Почувствуйте землю и как планету, и как материал”.

Проблеме экологии, взаимосвязи человека и природы была посвящена и работа латышской художницы Илоны Сауса, которая создала ее на газоне у входа в ЦВЗ. Ее композиция состояла из симулякров, имитирующих самых обычных разноцветных дождевых червей, которые под определенный музыкальный фон сползали в канаву. Несмотря на простоту происходящего И. Сауса смогла обратить внимание зрителей на то, что мы слишком расточительны по отношению к живой природе, наше бережливое отношение к которой начинается с элементарного. Нужно быть просто внимательными – главный концепт латышской художницы.

Интересны и проекты, представленные на 4-й ташкентской биеннале. Один из них – это “Танец Токио” известного японского художника Хиронори Мураи, представляющий, как говорит сам художник, взгляд восточного человека на мир, согласно которому, туманная дымка в форме человеческого тела (коей является астрал) всегда находится в анафорической связи со Вселенной. Эта концепция представляет трансформацию воздуха в силу. Форма фигур основывается на образе “куроко” (в традиционном японском театре Кабуки “куроко” – это люди, одетые в черное, помогающие актерам на сцене или за сценой). В данном случае они представляют людей мира урбанизации, углубленных только в свой внутренний мир, и отчужденных друг от друга, не способных слышать никого, кроме себя. Объекты издают разные звуки: мысли об идее жизни и смерти из музыкальных фрагментов песен, чтения буддийских сутр, а также различные типы шумов. Звуки отделены от изначального контекста, поэтому их значение не играет роли. Звук выступает как напоминание о нашей современной жизни. Учитывая глубокую философскую содержательность данной работы и инновационность ее исполнения, члены почетного комитета биеннале единогласно присудили гран-при японскому художнику Хиронори Мураи.

Большим философским содержанием наполнена работа узбекского художника Файзуллы Ахмадалиева “Диалог с хлебом”. Хлеб – основа жизни, каждый нуждается в нем, работает и борется за него. Жизнь строится на контрастах. На фотографиях в рамках-лепешках можно было увидеть разные лица, разные судьбы, и тех кто когда-то ел этот хлеб и не вернулся с войны, и тех кто его ест сейчас, лица женщин, которые его пекли, а в зеркалах каждый мог увидеть себя. Кто мы? Как мы живем? Это был проект не только о хлебе, но и о жизни, о мире, о людях, живущих в нем.

Большую зрительскую симпатию и положительную оценку членов почетного комитета завоевала работа польского художника Иренеуша Соларека “Record II”. Это необычная видеоинсталляция, в которой польский художник выступил также и как режиссер, и инженер. Его работа привлекала внимание своей простотой и в то же время неординарностью. Соприкоснувшись с ней, зритель ощущал себя в полете. Это был полет души. “Я чрезвычайно рад, что представляю свой проект на 4-й Ташкентской международной биеннале современного искусства, – сказал Иренеуш Соларек. – На выставке я получил возможность ознакомиться с творчеством узбекских художников. Их работы произвели на меня большое впечатление”.

Искусство постмодернизма – это динамика поисков в сторону визуальных образов, представляющих делокализованную виртуальную реальность. Именно это обусловило появление видеоарта, способного создать живые, самостоятельные, интерактивные картины, способные взаимодействовать со зрителем. Одним из интересных проектов в рамках биеннале стал проект “40 лет видеоарта в Германии”Института Гёте (Представительство Узбекистан) и организация семинара по видеоарту немецких художников Кристианы Дельбрюгге и Ральфа де Моля. “Возможно, видеоарт – такое искусство, которое с виду пугает некоторых людей, – поделилась Кристиана Дельбрюгге. В выставочных залах оно, как правило, представлено в комплекте с “мониторами и наушниками”. А художники, которые работают в этом жанре, выглядят отнюдь не как представители богемы. Их можно увидеть с ноутбуками, набором дисков, видео-аппаратурой. Но с течением времени видеоарт все больше приживается в обществе. Можно даже сказать, что он постепенно выходит из тени”.

Следует отметить, что видеоарту было уделено особое место в программе 4-й Ташкентской биеннале. Наряду с показом роликов немецких авторов прошел смотр работ узбекских видеоартистов в Музее кино. А видеоинсталляции испанского художника Давида Марото, швейцарского художника Андреаса Видмера также представили целый мир технических, художественных и смысловых возможностей этого вида искусства.

Этника и постмодернизм – это еще один из интересных аспектов современного искусства. Видеоарт узбекской художницы Умиды Ахмедовой на тему традиционного обряда обрезания, отснятый в одном из узбекских селений, привлек внимание зрителей своим духом антропологии повседневности. В ее работе дает о себе знать “новый натуральный реализм”, привлекающий внимание к состоянию повседневной, ставшей для нас привычной жизни, сохранившей свою “архаику”.

Синтез боди-арта и этники нашел своеобразное воплощение в работах известного кыргызского художника Юристанбека Шыгаева. Тело для художника становится материей, “основой для проявления воздействия мира”, оно отражает следы конкретной реальности, в данном случае – реальности древних знаковых культур, погружающих зрителя в мир таинственных предчувствий. В отличие от проявлений европейского боди-арта 1970-х гг., имитирующего “кризис идентичности”, боди-арт Юристанбека Шыгаева несет в себе метафизику древних знаков и символов.

Проект “Постижение смысла” (автор – узбекский художник Турсун Али) продемонстрировал синтез художественной фотографии, инсталляции и живописи. Фотографии, сделанные во время традиционной для кочевников стрижки верблюдов, представляют этих извечных “кораблей” пустыни в совершенно неожиданном ракурсе – поверженными на землю и беспомощными. Крупный план и экспрессивные ракурсы трансформируют банальный ритуал стрижки в противостояние естества и утилитарности.

Множественность проявлений во взаимоотношениях природы и человека, идей и образов, иллюзий и реальности продемонстрировал проект “Отражение” (куратор Шалва Хаханашвили (Франция)). Понятие игры отражений в искусстве имеет давние корни – вспомним греческий миф о Нарциссе. Если следовать Альберти, Нарцисс – “изобретатель” живописи, первым отправляет нас в размышление о визуальном искусстве.

Еще одно новое направление, представленное на 4-й биеннале – натур-арт, воплощенный в проекте “Памир. Следующий день” (директор проекта Георгий Мамедов). “Глазастые” деревья и каменные “рыбы”, символ “инь-янь”, созданный из веточек, камней и песка, … явления природы и композиции из естественных материалов воплотились благодаря художникам этого направлния в истинные произведения искусства. Данный блок биеннале явился новшеством, знакомя зрителей с “экологическим” направлением современного арта. Одним из его пропагандистов выступила Оксана Шаталова из Казахстана, представившая серию фото и видео-проектов.

Особо хотелось бы отметить произведения наших молодых художников. Ведь именно их представители сумели завоевать основной поощрительный призовой фонд 4-й Ташкентской биеннале. Работы молодых художников поражали своей открытостью, желанием экспериментировать. И это были не просто технические эксперименты. В большинстве своем работы были наполнены смыслом, поднимали различные проблемы: экология, отчуждения, философия суфизма. В результате Андрей Ломанов удостоился поездки во Францию для участия в международной выставке (приз Посольства Республики Франции), Маина Мухамеджанова – поездки в Турцию с выставкой (приз от члена почетного комитета Денизхана Озера), Санджар Джаббаров – участия во 2-й Международной биеннале современного искусства в Салониках в 2009 г.

4-я Ташкентская биеннале современного искусства получила большой положительный резонанс. Мария Цанцанаоглоу, директор Музея современного искусства в Салониках (Греция) отметила: “В Узбекистане есть очень хорошая инфраструктура для проведения подобной выставки, а главное поддержка Академии художеств, Фонда “Форум культуры и искусства Узбекистана” и других авторитетных организаций страны, что немаловажно для ее успеха. Это значит, что биеннале становится центральным проектом, в котором главная роль отводится художникам. Мне нравится творчество многих узбекских художников, чувство эстетики и хорошего вкуса в их работах, широкое и умелое использование древних национальных традиций в современном искусстве”.

“Ташкентская биеннале – это большое культурное событие международного масштаба, – сказала директор Немецкого культурного центра Art Deport Галина Бригер. Художники и искусствоведы получили возможность познакомиться с творчеством своих коллег, обменяться мнениями. Хочу особо отметить высокий уровень организации биеннале, которая открывает путь новым идеям. Я принимала участие во многих международных биеннале в разных странах. Редко где можно видеть такие красивые, величественные выставочные залы, какие есть в Узбекистане. Художники Узбекистана могут гордиться тем, что в стране созданы уникальная среда и все условия для творчества”.

4-я Ташкентская международная биеннале современного искусства дала толчок для создания новых интересных работ, а также для осуществления новых идей различных международных акций, обменных выставок и культурных проектов, которые найдут свое осуществление уже в ближайшем будущем.

Камола Акилова

Pin It

Comments are closed.