Узбекская эстрадная песня на рубеже столетий

Выпуск №1 • 1525

Песня всегда занимала важное место в жизни человека. Каждый из нас испытывает потребность найти нужное выражение всему тому, во что мы верим, на что надеемся, даже когда сознаем, что наша мечта не может осуществиться. Для этого порой не хватает слов, тогда-то и вступает в свои права музыка и прежде всего такое ее естественное, изначальное, проявление, как песня. Она рассчитана на людей, не искушенных в тонкостях музыкального искусства. Однако не всякая песня способна завоевать их сердца, стать любимой. Популярность – удел немногих образцов песенного жанра, обладающего лишь кажущейся простотой. Песня не существует вне её бытования, хотя она может звучать и на хирмане, и во время народных гуляний, и на семейных торжествах, и на концертной эстраде. Ее жизнь невозможна вне бесчисленных воспроизведений, осуществляемых людьми как совместно, в кругу близких друзей, так и наедине. Поэтому реальное бытование песни – неотъемлемое свойство ее художественной природы.

На современном этапе так называемая “легкая”, т.е. массовая, легкожанровая музыка приняла грандиозные масштабы. Подобно тому, как в композиторском творчестве отражаются черты нового в психологии людей нашей эпохи, так столь же различны и новаторские тенденции в некоторых областях массовой музыкальной культуры. Одна из важных причин этого имеет, скорее, социологический, чем собственно художественный характер. Ведь громадное количество людей во всем мире занято работой, которая приводит к значительному физическому и умственному переутомлению. Воспринимать сложные художественные произведения после целого дня интенсивного труда тяжело.

На “легкой” музыке и отдыхают очень многие, причем не только в неинтеллектуальной среде. При этом музыка затрагивает разные стороны музыкальной культуры: и эстетическую направленность, и формы музыкального выражения, и взаимоотношения между композитором и широкой слушательской аудиторией. Здесь мы наблюдаем то стремление к примитиву, нарочитой упрощенности, которые стали ассоциироваться в наше время с определенными тенденциями сегодняшнего дня. Отсюда в современной музыке мы ощущаем образный строй, выражающий не размышление, а чувственное созерцание, не действие и волю, а пассивное и интуитивное начало. Можно привести множество примеров, свидетельствующих о серьезной “переориентации” музыкального мышления XX в., в частности, его 2-й половины, когда всплыла на поверхность эстрадная песня. С самого начала оторванная от атмосферы профессиональных музыкально-творческих центров, она тем не менее отразила в рамках своей неповторимой формы отдельные важнейшие тенденции художественной психологии XX столетия. Сейчас можно констатировать, что искусство эстрады живо перекликается с отдельными характерными устремлениями композиторского творчества современности.

Эстрадная музыка, в частности песнетворчество, стала пробивать себе дорогу начиная с третьего десятилетия XX в.

В слуховом “кругозоре”, например молодежи, музыкальный язык, монопольно господствующий в композиторском творчестве, не пользовался преимуществом перед другими интонационными системами. Нашей музыке присуще иное ритмическое мышление, при этом строй музыкальной мысли распространяется и на интонационную и формообразующую стороны. Интерес к эстрадной музыке проявляется прежде всего в молодежной среде. Музыкально-выразительная система узбекской эстрады соответствует процессам, происходящим в мировом музыкальном творчестве XX в. Отсюда – выход на первый план “фонового тематизма”, а вследствие этого – распад единства между гармонией, мелодией и ритмом, отказ от мягкой, ласкающей слух гармонии, тяготение к сложным ритмам, пренебрегающим упорядоченностью и единообразием классических периодических систем. В ней важны не детали музыкальной ткани, а общие контуры и жанровые признаки произведения – характерный ритм в танцевальной пьесе или, скажем, броские интонации и штампованный поэтический текст в шлягере. Господствующая тема эстрадного песнетворчества в высшей степени созвучна некоторым характерным идейным мотивам. Пример тому – проведение песенного конкурса “Узбекистон – Ватаним маним”, преобладание на эстраде песен лирико-патриотической направленности.

Современная “легкожанровая” музыка в целом находится в глубокой зависимости от коммерческой эстрады (охватившей и телевидение, и радио, и кинопостановки, и издательства), что влечет за собой опору лишь на “беспроигрышные”, привычные образцы и тяготеет к банальности. В прошлом музыкальный язык традиционных жанров почти без исключения опирался на музыкально-выразительную систему, которая давно успела утвердиться и стать доступной широким слушательским кругам. Это, например, выступления Тамары Ханум, исполнение популярных песен в жанре “ялла” Мамурджана Узакова, современные лирические песни Икрама Акбарова в исполнении Батыра Закирова; репертуар вокально-инструментального ансамбля “Ялла” 70 – 80-х гг., основанный на интерпретации ряда народных песен. И сейчас в репертуаре молодых эстрадных певцов определенное место занимают популярные народные мелодии, но уже в другой интерпретации. В некоторых из них чувствуется творческое начало (репертуар Насибы Абдуллаевой, Севары Назархан, ансамблей “Нола”, “Болалар”; в большинстве случаев – это дань моде!) в рамках простых жанров и форм, ассоциирующихся с общедоступным выражением художественной современности, отвечающих ее собственному видению мира. Отсюда – потеря контакта с нравственными нормами прошлого: уход из мира мысли и высоких отвлеченных чувств в сферу инстинктивно-подсознательного, связанного в большей мере с раскованностью, тяготение к импровизационности, рождающейся как бы из глубины подсознания.

Не без воздействия блюзового искусства, регтайма, фольк, кантри, панк, нью-вейв, рок-музыки возникла в Узбекистане потребность и в новой системе выразительных средств, противостоящих “консервативной” направленности языка традиционных легких жанров. Сегодня существуют разновидности эстрадной песни, отмеченные принципами конструкции, интонациями, тембрами, а также особенностями трактовки. И здесь нужно отметить, что в зените своей славы звезды поп-музыки “Биттлз” подчеркивали всегда, что в основе их творчества, выросшего буквально из звуков улицы, лежало намерение отвергнуть все стереотипы музыки прошлого, в том числе “легкожанровые”, и найти современные образцы звучания. Романс, песни протеста, шансон, патриотическая песня, фольклор, шлягер были музыкальными феноменами на эстраде, влившимися в быт впоследствии. Стилистическая эклектика, утрата понятия “оригинальность”, уничтожение дуализма старого и нового, коллаж и метаколлаж, воссоздающие мозаичный контекст теле- и радиоэфира – общие для современной эстрадной (поп и рок) музыки следствия отношения (реального отношения!) к традиции.

Новый этап поп-музыки Узбекистана 90-х гг. составляют стилевые явления, пришедшие на смену традиционной эстраде (репертуар узбекской эстрады формировался на основе обработок народных песен и творчества композиторов-песенников 60 – 70-х гг.). В последнее время широкую известность в республике получили небольшие певческие коллективы, использующие стилевую модель популярных на Западе мужских и женских “бэндов” (“Хужа”, “Дадо”, “Сетора”, “Сидериз”, “Фаёд” и др.). Подобные группы копируют стиль, манеру исполнения и даже имидж зарубежных (и, отчасти, российских) коллективов. Аналогичная ситуация наблюдается и в сольных музыкальных проектах отечественных поп-исполнителей. Однако в русле таких поп-коллективов и сольных исполнителей появляются и особые разновидности, основанные на адаптации зарубежной модели для узбекистанского слушателя, производимые на собственном этническом материале, с привлечением особо популярных музыкальных новшеств.

Так, группы “Шахзод”, “Байрам”, “Хужа”, “Нола”, “Сурхон” с Махмудом Намозовым по всем своим внешним признакам являются типичными “бой-бэндами”, но отличительными особенностями каждой из них выступают определенные элементы национального колорита (к ним следует отнести Райхон, Шахнозу бану, Ларису Москалёву, Мохиру Асадову и др.), который достигается посредством визуально-атрибутивного имиджа группы (одежда, манера поведения на сцене, танцы и т.д.), использования в мелодике их композиций закрепленных европейским сознанием ориентальных (традиционных) мотивов, применения народных музыкальных инструментов (дутар, танбур, рубаб, домбра, чанг-кобуз, дойра). То же самое можно сказать и об инструментальной группе “Аббос”. Однако собственно музыкально-стилевые средства (куплетная форма, двудольность, типичный инструментельный аранжимент и т.д., заимствованные из русской поп-музыки) никак не связаны с национальными традициями. Результат такого “стилевого синтеза” (в основу берется жанрово-стилевая система поп-музыки и внешние элементы национального атрибута) достаточно эклектичен.

Наиболее интересным представляется оригинальное творчество в рамках глобального функционирования массовой музыкальной культуры, основанное на новом подходе к сформированным стандартам, обусловленным аутентичными особенностями узбекской культуры (носители подобного рода творчества в Узбекистане – Мухриддин Холиков, Севара Назархан, Юлдуз Усманова, Руслан Шарипов, Тахир Садыков, Рустам Махмудов, Кумуш Раззакова, композиторы Алишер Расулов, Алишер Икрамов и др.). В республике продолжает развиваться и традиционное эстрадное творчество, демонстрирующее завидную мобильность стиля (это наблюдается в творчестве Фарруха Закирова и ансамбля “Ялла”, Насибы Абдуллаевой, Гуломжона Якубова, Нуриддина Хайдарова, Равшана Камилова и др.).

Цель его – завоевать новую слушательскую аудиторию – воплощается посредством модификации имиджа, смены репертуара, где жанрово-стилевая модель массовой песни вступает в синтез со стилистикой узбекских народных песенных жанров. Сегодня наблюдается формирование нескольких стилевых направлений узбекской эстрадной песни. Это стилевые модели: современной поп-музыки – рок, джаз, песенный шлягер, эстрадные легкие оркестровые пьесы; музыки, связанной с развитием жанра массовой песни (песни-марши, песни-вальсы, песни-гимны, песни-баллады, лирические песни, продолжаемые в творчестве Д.Омонуллаевой, Н.Норходжаева, Р.Абдуллаева, А.Мансурова, Ф.Алимова А.Эргашева, Х.Рахимова и др.); авторской песни (отчасти любительский пласт), продолжающей линию традиционного искусства в современных условиях и характеризующей современные формы бытования народных музыкальных традиций.

Стилевые модели в свою очередь связаны с развитием различных стилевых течений, одно из которых опирается на сформированную универсальную жанровую модель рок-музыки и представляет собой коммерческий ее тип, функционирующий в системе шоу-бизнеса, другое апеллирует к национальным корням и этническим музыкальным традициям, формируя этно-рок.

Как показывает анализ системы узбекистанского шоу-бизнеса, основная тенденция его развития в последнее десятилетие – коммерциализация творчества. По-видимому, впереди еще длительный процесс формирования собственной системы шоу-бизнеса, обретение самостоятельной концептуальной позиции, а также формирование нового этнического стиля эстрадной музыки.

Автор: Юлдуз Усманова

Pin It

Comments are closed.