Мавзолей Абат-Байтак – памятник XIV-XV вв.

Выпуск №4 • 1998

Согласно легенде, Абат-Байтак – один из замечательных памятников мемориально-культового зодчества Западного Казахстана XIV-XV вв., находящийся южнее поселка Талдысай Хобдинского района Актюбинской области на берегу реки Хобда, был построен на месте гибели сына известного казахского философа-утописта XV в. Асана Кайги-батыра Абата, который во время перекочевки свадебной процессии упал со споткнувшегося верблюда. Сочувствующее горю население за кратчайший срок воздвигнул этот великолепный памятник сообща, “всем миром”, отсюда вторая часть названия – Байтак.

Впервые памятник был зафиксирован П.И. Рычковым в конце XVIII в. под названием “Байтан”. Более полное описание уникального мавзолея в начале XX в. приводит французский ученый, член Оренбургской архивной комиссии И.А. Кастанье. Долгое время считалось, что мавзолей разрушен и навсегда потерян для научного сообщества. Однако в 1979-1980 гг. экспедиция “Казреставрация” Министерства культуры под руководством специалиста культового зодчества С. Аджигалиева ввела его в реестр охраняемых памятников республиканского значения. По классификации казахстанских мавзолеев, Абат-Байтак относится к портально-купольным сооружениям, “шатровым мавзолеям” с двойным покрытием (1, с.20). На сегодняшний день портал памятника полностью разрушен. Сохранился четырехгранный остов, на котором покоится одиннадцатигранный барабан, заканчивающийся конусовидным куполом-шатром, частично разрушенным. Размеры плана снаружи 9,52×9,8 м. Сохранившаяся высота мавзолея – 14,5 м, первоначальная – около 16 м.

Четырехгранный остов имеет один проем с южной стороны и второй – заложенный с западной, в сторону примыкавшего портала (проем был заложен саманным кирпичом местным населением для предохранения сооружения от домашнего скота). На остове покоится одиннадцатигранный барабан с небольшим сужением к основанию купола. На гранях барабана кладкой из кирпича сделаны ложные проемы. Купол двойной – внутренний сферический (он хорошо виден на разрушенном участке) и внешний конусовидный шатер.

Внутри мавзолей оштукатурен. Внутренний план состоит из восьми- и шестнадцатигранника, переходящего плавно в круг купола. В западной и восточной гранях сделаны ложные проемы. Следов захоронений не имеется. Мавзолей Абат-Байтак построен из сырцового кирпича и облицован жженым кирпичом квадратной формы (27x27x5-7 см). В кладке купола использовался кирпич подтрапециевидного сечения, на облицовке видны следы синей и голубой глазури. Постепенный плавный переход квадрата основания к барабану и куполу создает впечатление “легкости” сооружения, и можно лишь представить, какой это был великолепный памятник по замыслу средневекового зодчего.

Аналогии памятнику Абат-Байтак на территории Казахстана мы не имеем, однако архитектурно-стилевые признаки приближают его к мавзолеям XII в. из Куня-Ургенча – мавзолей хорезмшаха Иль-Арслана (Фахр-ад-дин Рази) и мавзолей хорезмшаха Текеша в Хорезме (2, с.20, 26): мавзолей Кок-Кесене в Сыгнаке (XV в., ныне он не существует) (3, с.81 – 82); Кэшэне (XIV – XV вв.) в Башкирии; Кесене (XIV – XV вв.) 15 Челябинской области России (ныне отреставрирован). Следует также отметить аналогичные образцы портально-шатровых усыпальниц на Северном Кавказе, близ г. Маджары, которые, как и вышеперечисленные, испытали сильное влияние архитектурной школы Хорезма (4, с.271-272). Все перечисленные мавзолеи датируются золотоордынским периодом и строились, видимо, над могилами незаурядных личностей той эпохи или представителей их семей (например, мавзолеи Рабий Султан Бегим, Ба-баджа-Хатун, Айша-Биби и т.д.) во времена активного внедрения мусульманства. Безусловно, на территории Западного Казахстана золотоордынского периода существовали и другие мавзолеи из жженого кирпича. Об этом свидетельствует вторичное использование квадратных жженых кирпичей в кладке сырцовых мавзолеев XIX в.; например, мавзолей Жолымбет в Эмбенском районе Актюбинском области, а также остатки кирпичей в насыпях курганов как на некрополе Есет-Тама батыра (XVIII-XIX вв.) в поселке Бестамак Алгинского района Актюбинской области.

Мавзолей Абат-Байтак является центром формирования “к югу, западу и северо-западу от него казахского некрополя XVIII – начала XX в., в состав которого входят сырцовый мавзолей конца XVIII – начала XIX в., построенный, видимо, в подражание раннему памятнику, и ансамбль великолепных резных стел-кулпытасов (более 200)” (5, 54 – 55).

Кулпытасы различной проработки и композиционного решения в основном ставились с западной стороны земляной насыпи. Уникальность некрополя в том, что ни один кулпытас не похож на другой. На кладбище имеется стела из окаменевшего дерева, плоскостные простые кулпытасы, высокой техники резьбы объемные стелы, памятники в виде постамента и т.д. Помимо резьбы с растительным и геометрическим орнаментом па стелах иногда изображались предметы вооружения, женские украшения. В большинстве случаев с западной стороны выбивалась эпитафия, содержащая коранический текст и информацию об усопшем. На многих кулпытасах выбита тамга казахских родов: табын, кете, алшын, байбакты, шекты и др.

С обретением независимости в Республике Казахстан большое внимание уделяется охране и реставрации исторических памятников. По плану областной администрации Актюбинской области на 2001 г. было запланировано комплексное обследование мавзолея Абат-Байтак с дальнейшей проработкой вопросов его консервации или реставрации. Некрополь интересен также тем, что на нем фиксируется связь времен курганных захоронений с эпохи скифо-сакского периода вплоть до средневековья.

История мавзолея Абат-Байтак свидетельствует о взаимосвязи средневековой истории государств Средней Азии, Казахстана, Поволжья, Кавказа, Приуралья. Караванные пути, связывавшие Самарканд, Бухару, Хорезм с городами Сарайчик, Сарай-Бату, Сарай-Берке через плато Устюрт по рекам Эмба, Сагыз, Хобда, Урал дальше на р. Волгу (Едиль) (6, с.130 – 139), способствовали взаимообогащению культур, обмену традициями, формированию общей субкультуры под объединяющей идеологией религии ислам.

Учитывая богатый опыт узбекских историков и архитекторов в деле реставрации и консервации древнейших памятников истории, – желательно плодотворное, взаимовыгодное сотрудничество казахских и узбекских коллег. К тому же опыт работы архитекторов Массоновской школы на памятнике Ходжи Ахмеда Яссави у нас уже имеется. Развитие современной мировой тенденции в исторической науке требует объединения общих усилий ученых, глобализации изысканий, выбора тем и их разработок.

Автор: Р. Бекназаров (Казахстан)

Pin It

Comments are closed.