Дизайн, проектирование и народная культура в архитектуре современного Узбекистана

Выпуск №4 • 775

Шукур Аскаров,
архитектор

В независимой (с 1991 г.) Республике Узбеки/21стан возродилось впервые вошедшее в обиход с индустриализацией строительства в СССР в середине ХХ в. англоязычное понятие дизайн, которым стремились заменить русскоязычный синоним проектирование и, разумеется, он отличался от дизайна Запада. В Англии и странах Западной Европы дизайн художественно конструировал массовую продукцию промышленности, восстанавливавшейся после Второй мировой войны. В закрытой же от мира советской империи индустриализированные технологии не получили развития, и строительная продукция отставала. Здесь не было рыночной экономики и культа потребления, стимулировавших дизайн Запада. Советские художник и архитектор не стали частью промышленного конвейера, и идеология отдала дизайн в угоду монументальной пропаганде, известной на Западе как «агитпроп». С 1991 г. по-советски понятый дизайн смешался с активизировавшейся народной культурой, представленной в искусствах ремеслами, которые наследуются подражанием, в силу этого консервативны и, став альтернативой дизайну и проектированию, нередко игнорируют их передовые научные основы, формировавшиеся десятилетиями с мировым сообществом. Поэтому демократизирующемуся обществу важно совершенствовать профессиональные нормы, правила и инфраструктуру проектирования, балансируя общемировые стандарты дизайна с животворными народными ремеслами.
Градостроительство, опиравшееся на советскую систему проектирования, несомненно, имело дело с народной культурой, и редкий в нем дизайн нес инновационную концепцию. Радиально-кольцевая планировка Москвы, внедрявшаяся с начала ХХ в. во все города СССР и рассчитанная на постоянные – дом-работа – поездки на общественном транспорте, с увеличением к концу века индивидуальных автомобилей не выдержала их свободных поездок (1, с. 90-94). Эта тоталитарная планировка, направлявшая транспорт в центр города, потерпела крах на рубеже XX – XXI вв. Еще одним катастрофическим итогом развития социалистического города стала его плотность: «Москва 1990-х – начала 2000-х гг. по плотности намного выше капиталистических городов, даже североамериканских» (2, с. 29-38). Социалистический город преподал два урока: планировку города нужно приспосабливать к постоянным транспортным и свободным транспортно-пешеходным передвижениям; планировку районов нужно разуплотнять и гуманизировать.
22Введение частной собственности на землю изменило территориальное управление. Без государственного бюджетного финансирования нарушился прежде системный выпуск градостроительной документации. Советские нормы оказались бесполезными для расширения города или выбора вида транспорта, потребовались новые руководства и рекомендации. Было предложено закрепить градостроительные нормы нормами юридическими – ради правовой грамотности архитекторов при принятии решений на уровнях: государство – ведомства – муниципалитеты (3, с. 9-10).
Переход к рыночной экономике направил миграционные потоки в города. В образцовом городе Зарафшан искавшие работу жители Тамдынского района застроили железнодорожные окраины; в 2002 г. их поселение Янги Зарафшан (Новый Зарафшан) было включено в границу города. Соседний новый город Навои тоже решает контрасты своих районов после присоединения к нему исторического поселения Кармана. Спутники постсоветских городов возникли не из прежней центробежности, то есть бегства из города, а из центростремительности, то есть стремления в город.
В бывшем Союзе планировали 70% пассажиропотоков на общественный транспорт, но он уступил место индивидуальным автомобилям, переполнившим и без того плотно застроенные районы. Города переуплотняли и инвесторы, строившие, согласно западному дизайну, в центральных районах. Зеленые насаждения вырубались, водоемы засыпались, парки застраивались.
Улично-дорожная сеть приращивалась по периферии советских городов, центры же находились на пределе пропускной способности. 30% транзита полагалось проводить через центральные зоны городов, а 50% потоков – по магистралям непрерывного движения, которые теперь трассируются безотносительно к ближайшим территориям, обстраиваются не планировавшимися объектами, обретая новые разветвления и не соответствуя первоначальному назначению. Постсоветскому городу были необходимы профессиональная реконструкция и инновационный дизайн. Новую урбанистическую концепцию следовало начинать с новых видов общественного транспорта и новых принципов планировки районов – модулей роста.
Реконструкция исторических городов. С обрывом прежних связей с международными организациями, независимый Узбекистан не был включен своевременно в международную охрану памятников архитектуры, о чем в 1993 г. ЮНЕСКО отметила, что «со времени образования Содружества Независимых Государств не получена декларация Узбекистана о его вхождении (или не вхождении) в Конвенцию по мировому наследию» (4, д. 122).

Pin It

Comments are closed.