Опыт реконструкции среднеазиатской арбы на основе наскальных изображений

Выпуск №3-4 • 1927

Наскальное изображение арбы в районе совхоза Карнаб. По Г. Шацкому

Изображение колеса у многих народов с древних времен имело космогонический прообраз, связанный с солнцем и сторонами света. Простейшая форма колеса имела четыре спицы, расположенные под прямым углом. Рисунок колеса стал широко применяться в украшениях и орнаментах драгоценностей бронзового века. Отсюда же идет символика креста, первоначально связанная с культом солнца. Миф о путешествии солнца по небу тесно переплетается с распространенными у разных народностей средствами передвижения. Солнце, согласно мифам, либо плывет в ладье, либо путешествует в колеснице. Последний сюжетный вариант отражает, естественно, знакомство с колесным транспортом, причем образ круга, колеса становится символом Солнца, перекликаясь с его образом (1, гл. VI).

Изображение отдельных видов повозок на наскальных рисунках подтверждает их появление в глубокой древности. Развитие даже самого простого вида транспорта связано с развитием скотоводства, земледелия и народного промысла. В Средней Азии основным видом транспорта стала повозка – арба. Ее древнее происхождение подтверждают наскальные изображения.

Наскальное изображение арбы в районе совхоза Карнаб. По Г. Шацкому

Изображения арбы найдены Г. В. Шацким в двух местах одного и того же сая карнабского низкогорья. В одном из них находится два петроглифа с рисунками арбы, во втором – один (2, с. 105,106). В изображении трех повозок из Карнаба использован метод перспективы с птичьего полета, то есть вид сверху под углом. Однако в изображении третьей повозки точка наблюдения гораздо ниже, поэтому он напоминает обычную перспективу с немного приподнятой линией горизонта. Лошади и возница изображены в профиль силуэтным почерком, повозка – линейным. Во всех трех рисунках возницы сидят на лошади. Однако Г. В. Шацкий достоверность, скорее всего древность петроглифов с изображением кругов с четырьмя спицами, а также рисунков арбы ставит под сомнение. Он предполагает, что подобные фигуры забавы ради выбивали – подростки-пастушки (2, с. 22). Высказанное Г. В. Шацким мнение не совсем верно, ибо аналогичные рисунки были обнаружены не в единственном экземпляре. Причем в Узбекистане рисунок одноосной арбы был найден М. Хужаназаровым в Каракиясае (3, с. 29). Рисунок арбы с аналогичной композицией и конструкцией зафиксирован в Монголии (4, рис. 163), в горах Кульжабасы в Казахстане (5, фото 1, 3, 22, 30, 37).

В урочищах Койбагар и Абай в горах Каратау обнаружены 14 изображений колесниц, в 11 из них запряжены лошади, а в три остальные – верблюды. На одном из рисунков виден человек, запрягающий двух лошадей в колесницу (6, с. 501).

Наскальное изображение арбы в районе совхоза Карнаб. По Г. Шацкому

На территории Средней Азии и Казахстана известно более 140 наскальных изображений колесниц и повозок (3, с. 29). Их научному анализу посвящен ряд публикаций.

Изображения каракиясайских колесниц отличаются от повозок Карнаба тем, что все они (4х5) двуколки и, как утверждает М. Хужаназаров, изображены “в плане” (3, с. 29). Повозки Каракиясая по своей композиции больше тяготеют к колесницам Саймалиташа, Каратау и др. По-видимому, своеобразное изображение повозок Карнаба вводило Г. В. Шацкого в сомнение относительно их древности, так как на них можно увидеть возницу, сидящего на лошади. Однако это не могло стать поводом для сомнения, поскольку повозка с возницей, сидящим на быке, обнаружена и в Сауыскандыке (7, с. 124).

Исследователи считают, что грузовыми повозками пользовались еще на рубеже III – II тысячелетия до н. э., а боевые колесницы получили повсеместное распространение на Азиатском материке в середине II тыс. до н. э. (8, с. 167). Колесницы и повозку, где в упряжи изображены быки, следует датировать серединой II тыс. до н. э., поскольку они являются более древними, чем в Ешки-Ольмесе эпохи поздней бронзы и переходного периода к раннему железному веку (5, с. 8).


Реконструкция арбы в современной графике Абдужаббара Назилова

На изображении первой арбы из Карнаба расстояние между колесами в полтора раза превышает длину лошади, на втором изображении колеса арбы и расстояние между ними имеют красивую пропорцию, однако тело лошади искажено вытянутостью. В третьем изображении диаметры колес арбы больше, чем в предыдущих. По мнению Г. В. Шацкого, большой диаметр колес на местных арбах еще недавно был обычен в северной части Узбекистана, Каракалпакии и Туркмении (2, с. 106). В Узбекистане такие арбы больше распространены под названием “Кукон арава”. Во всех трех изображениях арбы колеса имеют по четыре спицы. П. Д. Степанов считал, что чем дальше на восток, тем число спиц увеличивается: в Греции – четыре, в Египте и Ассирии – шесть, в Персии – восемь и более (9, с. 50). Высказывалось много соображений о количестве спиц как о признаке, дающем возможность датировать петроглиф. В этом отношении убедительно мнение Б. Б. Пиотровского, отмечавшего, что там, “где речь идет об изучении остатков самих колес со спицами, найденных при раскопках, количество спиц способно служить датирующим признаком (однако не ведущим), но когда изучаются изображения повозок, невозможно предусмотреть степень схематизации рисунка, поэтому число спиц на рисунке может не соответствовать таковому на оригинале” (10, с. 152). Мы придерживаемся мнения Б. Б. Пиотровского, поскольку в изображениях колес арбы из Карнаба четко видна условность не только колес, но и самой арбы. Тем более, что в одной из них второе колесо нарисовано без спиц. Это наблюдается, например, на одном из рисунков Саймалы-Таша, у колесницы с одной стороны колесо с восемью спицами, а с другой – с четырьмя: На колеснице из Акджилги – в одном колесе семь, а в другом – девять спиц (11, с. 201).

В изображениях конструкции каркаса арбы имеют место некоторые неточности. Здесь от оси колес (втулки) к лошади, в первом и втором случаях идут три линии, в третьем – две. Во всех трех случаях линии сходятся к лошади под углом. По мнению Г. В. Шацкого, эти треугольные линии обозначают грузовую площадку арбы, выступающую от оси вперед (2, с. 106).


Реконструкция арбы в современной графике Абдужаббара Назилова

Высказанное по этому поводу Г. В. Шацким мнение менее убедительно. Если эти выступающие вперед треугольные линии принять за каркас грузовой платформы, то она создаст чрезмерное неудобство лошади тащить арбу с грузом, особенно на поворотах, потому что каркас грузовой платформы примыкает к крупу лошади. К тому же грузовая платформа расположена между осью колес и лошадью, что уменьшает грузоподъемность, и при этом вся тяжесть падает не на арбу, а на лошадь. В этом случае роль арбы сводится к нулю.

Исходя из вышесказанного, считаем, что эти линии, образующие треугольник, не могут быть каркасом грузовой платформы. Нам кажется, что художником, воспроизводящим рисунок арбы, эти линии подразумевались как изображение оглобли. Однако, по мнению Г. В. Шацкого, оглобли здесь специально не показаны, поскольку они идут вдоль тела лошади (2, с. 106). Нам кажется, что здесь по неумению художника оглобли показаны в виде треугольника или же им выбран такой вид условности изображения. Уместно вспомнить, что на петроглифах, выбитых в горах Ховдомона (Монголия) имеются изображения колесниц (4, рис. 24, 26) с прикрепленной к оси колес дугообразной рейкой, которая служит элементом крепления длинной оглобли к втулке. В другом конце оглобли привязаны рейки в виде треугольника с двумя петлями, одевающимися на шею лошади, которые запрягаются с двух сторон.

Вышеназванные колесницы рассчитаны не для перевозки груза, а для боевых действий, а также для езды с большой скоростью, поэтому в них над осью колес изображена площадка для всадника. Между прочим, как отмечают исследователи, в среднеазиатском войске имелись боевые колесницы, в том числе, возможно, и серпоносные.


Реконструкция арбы в современной графике Абдужаббара Назилова

Учитывая вышесказанное, отметим, что на изображениях среднеазиатской арбы треугольная линия, находящаяся между осью и телом лошади, являлась условным изображением оглобли, которые шли вдоль тела лошади и привязывались к ее шее при помощи дугообразного хомута. Грузовая платформа в первом и втором изображениях арбы расположена над осью между колесами. В третьем рисунке грузовая платформа находилась над осью, и ее передняя часть доходила до поперечной линии, имеющейся в изображении.

Справедливость данного мнения также подтверждает колесница в виде арбы, обнаруженная Э. А. Новгородовой в горах Монголии. Здесь прямоугольная платформа с овальными углами также расположена над осью колес.

Мнение Г. В. Шацкого о замене дощатого настила на каркас грузовой платформы из сплетенных веревок не вызывает сомнения. И еще для этой цели могли быть использованы тесно пригнанные друг к другу прутья дерева.

Изображения колесниц, обнаруженные также в горах Кульжабасы, аналогичны повозкам из Монголии. Отличие заключается только в том, что в двух колесницах из Казахстана платформа всадника установлена не над осью колес, а на оглобли и несколько отодвинута к середине. Наскальные петроглифы, обнаруженные в горах Кульжабасы, подтверждают наличие здесь в древности двухосных повозок (5, рис.8).

Конструкция кульжабасcкой повозки воспроизведена почти как современная. Оглобли повозки прикреплены к втулке. В качестве дополнительного крепления один конец короткой рейки под углом прикреплен к оси, а другой – к оглобле, а вместо двух лошадей запряжены быки. Такая повозка практична для доставки сена, дров, а также во время кочевки для перевозки собранной юрты и женщин с детьми.

Таким образом, по нашему мнению, петроглифы, обнаруженные в карнабском низкогорье, отображают основы конструкции среднеазиатской арбы. Если не учесть просчетов художника в изображении оглобли в виде треугольника, то основная конструкция хоть и схематична, но в то же время реалистична, то есть она мало отличается от позднесредневековой арбы. Это свидетельство того, что конструкция арбы в процессе своего развития с древнейших времен почти не подвергалась серьезным изменениям.

Петроглифы, наряду с обычной арбой, подтверждают наличие в древности в северной части Центральной Азии одноосных колесниц, запряженных двумя лошадьми, а также двухосных повозок.

Литература
1. Иванов С. В. Орнамент народов Сибири как исторический источник. М. – Л. 1963.
2. Шацкий Г. В. Рисунки на камне. Ташкент, 1973.
3. Хужаназаров М. Колесницы Каракиясая// ИМКУ Вып 24. Ташкент, 1990.
4. Новгородова Э. А. Периодизация петроглифов Монголии//Средняя Азия и ее соседи в древности и средневековье. М., 1981.
5. Байпаков К. М., Марьяшев А. Н. Петроглифы в горах Кульжабасы. Алматы, 2004.
6. Кадырбаев М. К., Марьяшев А. Н. Третий сезон работы на Каратау// АО 1976 года. М. 1972.
7. Самашев З. Петроглифы Казахстана. Алматы – Онер, 2006.
8. Новоженов В. А. Наскальные изображения повозок Средней и Центральной Азии. Алма-Ата, 1994.
9. Степанов П. Д. Изделия из дерева в Курганах Сусловского могильника// Ученые записки Саратовского государственного университета, Т. 4. Вып. 3. 1925.
10. Пиотровский Б. Б. Ванское царство (Урарту). М., 1959 г.
11. Шер А. Я. Петроглифы Средней и Центральной Азии. М., 1980.

Абдужаббор Нозилов

Pin It

Comments are closed.