Мастер ваяния душевных состояний

Issue #3 • 236

Нодир Норматов,
писатель

Вопрос: «Что на самом деле означает понятие “символ души”, часто используемое в художественных произведениях, и каким образом оно находит свое воплощение в изобразительном искусстве, давно интересовал художников и скульпторов. Духовный мир человека, который вбирает в себя, по выражению Алишера Навои, “восемнадцать тысяч миров”, столь безграничен и многогранен, что отражение бури страстей и тончайших оттенков душевных переживаний, рождаемых в душе человека только чувствами печали и радости, – это наиболее сложный процесс в искусстве. Поэтому часто можно услышать утверждение о том, что достижение успеха зависит от мастерства и таланта художника или скульптора. Однако вопрос: “Может ли то или иное изображение полностью отразить внутренние переживания человека?” – по-прежнему остается без ответа. Курбан Норхурозов впервые столкнулся с этим вопросом в 1984 г., в канун окончания учебы на отделении скульптуры Ташкентского театрально-художественного института им. Н. Островского, при написании дипломной работы “Семь красавиц” (по мотивам поэмы Алишера Навои “Семь планет”). В поэме есть такой эпизод: шах семи частей света Бахром во время охоты встречает художника Мони, который сообщает падишаху о китайской девушке красавице Дилором и дарит ему написанный самим Мони ее портрет. Шах Бахром, увидев портрет, влюбляется в Дилором. Изучая поэму А. Навои, у К. Норхурозова возник вопрос: “На что же обратил внимание Мони, создавая портрет Дилором?” И понял, что художник в лице девушки сумел передать ее чистую, непорочную душу. Портрет, написанный Мони, нам не известен, а если он и был на самом деле, то не дошел до нас, о нем лишь свидетельствует поэт в своем произведении. Но смог ли шах влюбиться в девушку, на чьем портрете не отразилась бы ее душа? Размышляя над этим вопросом, скульптор изобразил в своих эскизах облик семи красавиц в семи разных одеяниях в стиле шамот (в традициях искусства скульптуры древней Бактрии, в частности, в стиле скульптур, найденных при раскопках на Дальверзинтепе в Сурхандарьинской области) и обратил особое внимание на передачу внутренних эмоций красавиц. Думается, именно благодаря этому известный представитель русского изобразительного искусства, прибывший в Ташкент в качестве председателя оценочной комиссии Еремеев высоко оценил данную работу художника.
По дороге в Бухару, куда получил направление после защиты дипломной работы Курбан Норхурозов, он еще не полностью осознавал, что стремление передать духовный мир героев своих произведений станет для него предметом постоянных творческих поисков и трудностей в исполнении задуманного. Сказочный город Востока Бухара не сразу занял место в его полном ожиданий и мечтаний сердце. Причина этому – не малознакомая среда, незнакомые люди, бытовые проблемы и связанные с этим заботы, которые, был уверен К. Норхурозов, со временем найдут свое решение. Вскоре в этом древнем городе он нашел все то, что было необходимо для осуществления творческих поисков. Это было связано с дорогими ему воспоминаниями детства. Он тосковал о своем родном кишлаке Суфи в Кашкадарьинской области, о людях, в окружении которых он жил, о бескрайних степях этого края, о дорогих ему местных обычаях. Именно благодаря этой тоске он направил свое внимание на духовно-нравственные пласты жизни, на движения человеческой души. Изображая в своих произведениях пластический мир людей той среды, К. Норхурозов понимал, что главное – не в портретном сходстве героев, а в передаче их чувственного внутреннего мира, искренности их. Среда и атмосфера жизни Бухары направили его внимание на этот такой неожиданно загадочный мир.
Во многих произведениях мастера присутствуют детали, знаки и символы, напоминающие о родных местах – кишлаке Суфи. Например, в его работе “Танец” изображена танцующая деревенская женщина, в искренних, незатейливых движениях которой чувствуется ее душа, полная волнения. Мотивы многих композиций навеяны интересными рассказами его бабушки Кизман. Прекрасны облики скромного старца, застенчиво смотрящего за бараном (“Пастух”), красавицы с загоревшим лицом (“Невеста”), узбекского дехканина (“Дедушка”) – символы далеких и милых сердцу воспоминаний. Правда, скульптор тогда еще не знал, как воспримут эти произведения зрители, но он надеялся, что в будущем эта внутренняя, тревожившая его на протяжении долгих лет мечта обернется творческими успехами. Его надежды не были напрасны. Работы мастера “Голос эпохи” (1988, шамот), “Крик” (1989, шамот), “Поэзия” (посвящение Алишеру Навои, 1991, камень) были приобретены Государственным музеем искусств Узбекистана, “Невеста” (1997, дерево) – Галереей изобразительного искусства Узбекистана, были востребованы и его произведения “Крик души” (1994, искусственный камень), “Старец” (1997, дерево). И это был знак творческого успеха, вдохновлявшего скульптора на новые творческие поиски.
Начиная с 1990-х годов К. Норхурозов предпочел традиционный реалистический метод, с секретами которого познакомили в институте его учителя Анвар Рахматуллаев и Улугбек Мардиев. Это такие его работы, как “Посвящение немощному. Крик” (1990), “Плач души” (2001), “Голос сердца” (1994).
Прожитые в Бухаре годы (более четырнадцати лет) стали своеобразной школой преодоления жизненных испытаний. Памятники старины, древние здания и сооружения, жизненный уклад людей и духовный мир этого города стали важным источником вдохновения для молодого скульптора. Все это в определенной степени нашло свое отражение в его произведениях, в частности, в композиционных решениях инсталляций (“Ангел без крыльев”, “Донорство”, “Адам и Ева”), созданных скульптором после переезда его в Ташкент (2005 г.).
Иногда скульптор возвращался к своим темам по 2 – 3 раза, и не потому, что был не совсем доволен своей работой, а потому, что стремился раскрыть разные грани выбранной им темы. (Так, “Невеста” была создана в трех вариантах, “Внутреннее состояние” – в двух). Если в “Невесте” переданы три грани изящества красоты, то во “Внутреннем состоянии” автор представляет зрителю различные болезненные точки душевного состояния. В этих творческих поисках художника можно проследить положительное влияние произведений таких известных европейских скульпторов ХХ в., как Константин Бранкузи, Огюст Роден, Джакомо Манцу, Эмиль Антуан Бурдель, произведения которых впечатляют зрителя передачей страстей, бурлящих в человеческой душе, а их творчество признано специалистами важным событием в мире искусства. Но К. Норхурозов не слепо перенимает их манеру, а, обращаясь к внутреннему миру человека, уделяет основное внимание на глубокие духовные корни именно узбекского национального характера и менталитета. В образах его произведений больше внимания уделяется чувствам, страстям, которые гармонично связаны с укладом жизни самого автора.
Внутреннее состояние и душевное волнение, охватывающие скульптора во время творчества, зависят и от возможностей материала, избранного им для работы. Хотя излюбленный материал мастера – глина, иногда он замечает и в фактуре дерева близкие его душе символы и смыслы, а приступив к работе, создает ряд интересных произведений. Это, например, созданные им в 1997 г. произведения “Невеста”, “Навруз”, “Старец”, “Танец”. Своеобразна серия портретов наших современников, преисполненных жизненной силы.
Благодаря облику своих героев скульптор передает такие противоположные состояния души человека, как радость и скорбь, свет и тьма, жизнь и смерть, используя различные символы, метафоры, знаки. Эта особенность творчества особенно характерна для его станковых произведений. Например, в работе “Крик”, посвященной теме людей с ограниченными возможностями, состояние тревоги и переживаний душевного напряжения нашли свое решение в пластике. В “Крике души” воплощен образ человека, вознесшего к небу полные скорби глаза, с текущими по щекам слезами, с печальным лицом, с застывшей мольбой на губах. Что же означает этот образ? Может быть, он символизирует недовольство своей участью или стремление человека к покорности? Но, вглядываясь в произведение, анализируя чувства, которые оно вызывает, начинаешь понимать, что это – стремление к очищению, покаянию, освобождению души от скорби и печали, обращение к Создателю с признанием своих грехов. Так автор создал свой “Автопортрет”. Он сам был удивлен тому, что в процессе работы над этим образом не замечал текущих из его глаз слез. Мы знаем, например, что великий Навои, окончив свое произведение “Хамса” (“Пятерица”), и Абдулла Кадыри, работая над сценой смерти Кумуш, тоже плакали. И в этих произведениях мы ощущаем слезы автора и не передаваемое словами душевное состояние. В некоторых произведениях К. Норхурозова все чувства, обуревающие душу человека, переносятся в своеобразную форму, гармонично сливаясь с ней.
Для того, чтобы зритель понял характер и чувства изображенного в произведениях человека, скульптор обращается в работе к выпуклым формам изображения, к гиперболе, придающим произведениям нужный – гротескный или условный характер (“Пара”, “Семья”, “Девочка”, “Танец”). В произведениях К. Норхурозова образы женщин и девушек предстают как простые, прошедшие жизненные испытания, выносливые персонажи из реальной жизни. Тематический диапазон произведений К. Норхурозова не велик – это представители разных возрастов, облик которых напоминает людей, живущих в степи, в кишлаках Кашкадарьинской долины. В его работах отражено не только душевное состояние героев, но и заметен характер самого автора, его талант, непосредственность, иногда – наивность.
Движения души, оживляющие символы в скульптурных произведениях, придают им привлекательность. А если так, то каким образом “каждый художник должен найти или уже иметь свой почерк, свой стиль?”, – спрашивает скульптор. Он подчеркивает, что чем совершеннее пластические решения, чем сильнее сила воображения и чем крепче она соединяется со страстью, переданной рукам и глазам, тем ярче найдет свое воплощение задуманный образ. В творческом процессе это иногда происходит быстро, подобно вспышке молнии, а иногда может растянуться на месяцы и годы. Так, в скульптурах К. Норхурозова, созданных им в 1997 г. из дерева, процесс воплощения сохранившихся в памяти символов произошел быстро и легко. В них нарушение душевного равновесия, состояние экстаза сыграли роль своеобразного мостика в пластическом воплощении образа. Воплощение человеческих фигур придает произведениям К. Норхурозова естественность и художественную силу. Так, привлекательны образы лежащего человека (“Бред”), сидящих скорчившись мужчины (“Плач души”), старца (“Дедушка”), устремившейся ввысь девочки (“Девочка”), падающего человека (“Падающий ангел”), скорчившегося старца (“Старость”), парня, сидящего, обняв колени, или оперевшегося на руку (“Внутреннее состояние -1”, “Внутреннее состояние -2”), пускающихся в пляс людей (“Навруз”, “Танец”). Такого рода динамичные состояния героев свойственны всем произведениям скульптора. Эта особенность передает гармоничную связь движений тела человека с его внутренними переживаниями.
Еще в студенческие годы К. Норхурозов проявлял живой интерес к известным историческим личностям. Он даже подготовил несколько черновых вариантов изображения фигуры Амира Темура. Его больше привлекали юношеские годы будущего полководца, проходившие в Шахрисабзе. Поэтому он свое произведение представил на конкурс, посвященный 660-летию великого полководца (1996 г.), где занял почетное второе место. В этом произведении скульптор старался передать твердый, решительный характер недавно завоевавшего трон полководца, который помог ему в дальнейшем одерживать великие победы и с успехом править своей державой. В дальнейшем К. Норхурозов продолжал изображать в своих произведениях страницы нашей славной истории. В Гиждуване была создана монументальная композиция скульптора “Ибн Сина” (2004), в Бухаре – монументальные композиции “Мирзо Улугбек” (2003), “Фитрат” (2002). В Ургенче с участием К. Норхурозова был возведен комплекс “Авесто” (совместно с его учителем Улугбеком Мардиевым), в Термезе – памятник “Алпомыш” (1999) совместно с У. Ураковым, У. Мардиевым, А. Рахматуллаевым, П. Подосинниковым и архитектором Р. Салохиддиновым. Все это свидетельствует о живом интересе скульптора к фольклору и истории, а также о его творческих поисках, стремлении передать в них свое видение материала.
Скульптуры, композиции, тематически связанные с природой, животным миром, предоставляют автору возможность давать волю своей фантазии. Следует заметить, что скульптор очень любит работать над созданием образов лошадей – монументальная работа «Кони (2003), установленная в детской спортивной школе Бухары. В такие моменты он чувствует себя очень счастливо. Причина этому, отчасти и то, что изображения таких воспетых в узбекских дастанах коней, как Гиркук, Бойчибар, могут украсить любую площадь, придать ей особый дух, дополнительную красоту.
Сформировавшийся как настоящий скульптор, с четким самосознанием в среде древнего города Бухары Курбан в 2005 г. переехал в Ташкент и, сняв в аренду мастерскую в здании в самом центре столицы, продолжает свои творческие поиски. Теперь он принимает активное участие в различных конкурсах, выставках, международных Биеннале, где часто занимает престижные места.
Став мастером своего дела, К. Норхурозов часто вспоминает, как простой сельский школьный учитель Холман-ака когда-то хвалил его простые, примитивные ученические рисунки, направляя к творчеству, и чувствует себя должником перед ним и другими такими людьми, которые верили в его талант. И в знак благодарности за их поддержку скульптор думает о создании великих произведений, вдохновленный желанием вершить благие, полезные обществу и народу дела и живет верой в то, что такое состояние души – это самые яркие мгновения в судьбе человека.

 

 

Pin It

Comments are closed.