Борис Засыпкин – исследователь и реставратор памятников архитектуры Узбекистана и Средней Азии

Issue #3 • 17

Малика Махмудова, архитектор
Мухайё Махмудова, искусствовед

Борис Николаевич Засыпкин – архитектор, реставратор и учёный посвятил свою жизнь благородному делу сохранения бесценного архитектурного наследия Узбекистана и Средней Азии в целом. По мнению П. Ш. Захидова, «Теория и практика реставрационных работ в Средней Азии многим обязаны Б. Н. Засыпкину, в том числе и подготовкой квалифицированных кадров архитекторов и строителей–реставраторов» (1). Б. Н. Засыпкин родился 13 июля 1891 г. на Урале. О детстве его известно мало, но, видимо, под влиянием окружающей природы и среды в нем проявился талант к творчеству, изображению природы и особенно памятников старины. Поэтому, получив среднее образование в 1909 г. в Челябинском реальном училище, он поступает в Московское высшее училище живописи, ваяния и зодчества, которое заканчивает в 1916 г., получив звание архитектор. Его дипломный проект заслужил первую премию. В том же году Б. Засыпкин поступает в Академию художеств в Петрограде (Санкт-Петербург в мастерскую профессора Н. Н. Померанцева, закончив ее в течение года, но по состоянию здоровья далее продолжить учебу не смог. Но его одарённость и энциклопедические знания способствовали становлению великой личности в будущем.
В Коломенской церкви была осуществлена одна из первых архитектурно–археологических работ молодого архитектора (1912–1914 гг.). Она была выполнена еще в период учебы в училище, где выявилась склонность Засыпкина к научно–исследовательской деятельности по реконструкции и реставрации памятников архитектуры. Позже он работал над реставрацией Набатской башни в московском Кремле, в течение 16–17 лет занимался реставрацией Сухаревской башни в Москве, работал в городах Урала и Сибири как художник–оформитель и театральный декоратор; в Томске делал обмеры старинных деревянных построек с резным декором.
1923 г. для Б. Н. Засыпкина – начало его творческой и исследовательской деятельности в Средней Азии, прежде всего – в Узбекистане, когда архитектор–востоковед Центральных государственных реставрационных мастерских (ЦГРМ) отправился из Москвы в свою первую научную командировку – его пригласили принять участие в реставрации памятников Самарканда. Здесь он познакомился с археологом В. Л. Вяткиным, инженером–архитектором М. Ф. Мауэром, военным инженером Б. Н. Кастальским и др. Впоследствии Б. Н. Засыпкин в течение 11 лет принимал участие в экспедициях и научных командировках по изучению и реставрации памятников Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана, Казахстана, Азербайджана, Дагестана, Ивановской и Ленинградской областей, но больше всего стремился в Узбекистан. И когда через много лет в нелегкой жизненной ситуации встал вопрос, где жить, Борис Николаевич выбрал именно Узбекистан, где были верные друзья и любимая работа.
С момента первой научной командировки в Среднюю Азию и до конца жизни изучение архитектурных памятников Узбекистана и их реставрация – основное дело Б. Н. Засыпкина, который возглавлял крупные реставрационные работы, проводившиеся в Самарканде и Бухаре. Получив предложение принять участие в проведении реставрационных работ в Самарканде, Б. Н. Засыпкин приступает к изучению истории Средней Азии, а также архитектуры и искусств Древнего Востока. В Самарканде тогда уже сложились определенные научные методы исследования памятников архитектуры, их охраны и реставрации. Опыт и отличное знание методов реставрации памятников Москвы помогли Борису Николаевичу успешно провести ремонтно–реставрационные работы и в Самарканде, а также в Средней Азии в целом, где он изучал памятники, делал их обмеры, фотографировал, беседовал со старыми мастерами-строителями, чьи знания, опыт и советы особенно ценил. Борис Николаевич считал, что ключевое звено в методике реставрации – архитектор, который является эрудированным специалистом, обладающим знаниями по истории Востока, архитектуры и строительства городов, знает язык, на котором написаны исторические документы. Б. Н. Засыпкин был именно таким специалистом, и именно он положил начало научной методике ремонтно-реставрационных работ в Средней Азии. Согласно методике Б. Н. Засыпкина, существует определенный порядок и этапы проведения реставрации памятников. Это, в частности: фиксация архитектурного памятника, а именно: обмеры, описание, фотофиксация; исследование конструкций, архитектуры и декора; уточнение первоначального архитектурного образа (время проведения ранних ремонтов, пристроек с привлечением первоисточников, иконографии и археологии); определение стиля, архитектурной характеристики памятника и его места в историко–культурном контексте; обязательная документальная графическая реконструкция, и, наконец, натурная реставрация, как синтез всех архитектурно-исследовательских работ (2).
Согласно методике Б. Н. Засыпкина, для восстановления древнего памятника архитектуры нужен проект реставрации, основанный на документальных фактах, которые могут быть получены в результате проведенных исследований на данном объекте. Он считал, что каждый памятник уникален и требует индивидуального и бережного подхода к реставрации, что не позволительно пользоваться проектами реставрации, которые проводились на других аналогичных памятниках.
Так, в реставрации перекладки аварийного свода портала Медресе Шердор (пролет – 16,8 м на высоте 25 м) проявился последовательно научный подход Б. Н. Засыпкина. Будучи одной из наиболее крупных реставрационных работ в Самарканде того времени, это – поистине смелый уникальный эксперимент. Медресе Шердор было построено в 1619–1636 гг. на площади Регистан в Самарканде. К 1924 г. медресе находилось в аварийном состоянии и потому требовалась его немедленная реставрация. Сначала было решено переложить только заднюю часть свода объекта, но когда его стали разбирать, пришли к выводу, что нужно перекладывать весь свод. Работа проводилась под руководством Бориса Николаевича Засыпкина и народного зодчего и практика с большим стажем Абдукадыра Бакиева.
Кладка свода производилась в два приема: вертикальными отрезками и по старой системе, без применения кружал (деревянная форма, поддерживающая опалубку, по которой возводятся арочные, сводчатые и купольные конструкции, а также сводчатая часть каминов). В этой работе проявилось новаторство и научный подход Б. Н. Засыпкина. Форма свода была сохранена на щипцовой стене, а на фасадной части согласована с формой вышележащей разгрузочной арки. Работа по выкладке нового свода, сложенного из нового кирпича на чистом алебастре (3), была произведена за 22 дня четырьмя мастерами.
Перекладка свода портала-пештака в медресе Шердор и некоторые другие работы, выполненные под руководством Б. Н. Засыпкина, принесли ему известность и признание. В 1931 г. его назначают заведующим архитектурной секцией ЦГРМ, а уже в 1933 г. заместителем директора.
С 1937 г. Борис Николаевич переезжает на постоянное место жительства в Узбекистан, где работает в Узбекистанском комитете по охране памятников старины и искусства (Узкомстарис) руководителем научными работами по архитектурно–археологическому изучению, консервации и реставрации памятников Узбекистана. Почти все памятники архитектуры, которые были на учете и под охраной государства, не остались без внимания Б. Н. Засыпкина, под руководством которого с 1937 по 1939 г. были проведены большие исследования и реставрационные работы на Мавзолее Исмаила Самани (IХ–Х вв.) в Бухаре, начатые еще В. Л. Вяткиным – выдающимся археологом и историком-востоковедом.
Широкому кругу исследователей Мавзолей Исмаила Самани – уникальный объект, равных которому по архитектуре и декору памятников не сохранилось не только на территории Средней Азии, но и за ее пределами, стал известен только в 20-е гг. ХХ столетия. Генеральная реставрация мавзолея, проведенная под руководством Б. Н. Засыпкина, – один из значительных примеров восстановления первоначального облика древнего сооружения, состояние которого потребовало длительного и тщательного его изучения. Для этого были проведены обмеры, фиксация, зондажи, вскрытия, археологические раскопки. Каждый древний кирпич должен был оставаться на своем месте, и поэтому удаление штукатурки, ремонтно–кирпичные заплаты проводились только под наблюдением Б. Н. Засыпкина, следившего за тем, чтобы каждая древняя часть памятника была сохранена и не пропали следы утраченных деталей. Это было одно из требований ученого: при ремонтных работах нужно использовать те материалы, из которых был возведен памятник. Введение новых строительных материалов, например, цемента, могло нарушить единство кладки. В связи с этим при реставрации облицовки в мавзолее использовался древний кирпич, который был найден при археологических раскопках вокруг памятника. Найденный старый кирпич подвергался вторичному обжигу в печи, построенной вблизи памятника. А чтобы приготовить раствор нужного качества, собирали разбросанные вокруг памятника куски старого ганча. Следует отметить, что в работе на этом памятнике реставраторы встретились с трудностями художественно–технического порядка. Одной из них было восстановление трехчетвертных колонок, поддерживавших все арочки и арки и перекрывающих наружные ниши и дверные проемы. Восстановление древнего карниза тоже оказалось нелегкой задачей, которая была успешно решена, и большую помощь в этом деле Борису Николаевичу оказал известный бухарский зодчий усто Ширин Мурадов, возглавлявший работу мастеров и проработавший 15 лет в области реставрации памятников архитектуры Бухары. Впоследствии бухарский зодчий стал почетным членом Академии наук Узбекистана и лауреатом Государственной премии СССР. В результате трехлетних работ по реставрации Мавзолея Исмаила Самани, благодаря научному подходу Б. Н. Засыпкина и высокому мастерству Ш. Мурадова удалось обнаружить некоторые не известные ранее детали декора и воссоздать древний облик этого замечательного сооружения. Эта работа получила в свое время высокую оценку. Так, М. С. Булатов отмечал: «…Работы Б. Н. Засыпкина, не имевшие себе равных по глубине творческого анализа, получили в свое время высокую оценку и поныне служат исследователям архитектуры в качестве отправного пункта при анализах и изучении архитектурных сооружений эпохи средневековья. Круг вопросов, поднятых Б. Н. Засыпкиным по архитектуре Мавзолея Саманидов, стал традиционным и получил ту или иную трактовку и развитие в трудах ученых, работавших над этим позднее» (4, с. 14).
Б. Н. Засыпкин много работал с народными мастерами, высоко оценивая их труд, советы и неоднократно упоминая в своих научных работах. Он с благодарностью называет имена мастеров Самарканда. Это Абдукадыр Бакиев, усто Акрам Умаров, усто Шамсутдин Гафуров, усто Мирхамид Юнусов и другие; а также мастеров Бухары: усто Салам, усто Курбан Юлдашев, усто Ибрагим Хафизов, усто Абдурахман Хаятов и другие. Практическое изучение памятников и их своеобразной техники, декоративных приемов, материалов и растворов стало возможным благодаря знаниям старых мастеров–строителей, от которых исследователи и реставраторы узнавали сведения о теории строительного и декоративного искусства Средней Азии.
Одна из поздних и сложных работ Засыпкина, где также участвовали народные мастера, была реставрация Мавзолея Амира Темура (Гур-Эмир) в Самарканде в 1943–1950 гг. Под его руководством проводились работы по завершению конструктивного укрепления ребристого купола мавзолея и восстановлению его облицовки бригадами мастеров Акрама Укмурова и Мухаммада Юнусова.
Благодаря реставрации только памятников Медресе Шердор, Мавзолей Исмаила Самани и Мавзолея Амира Темура (Гур-Эмир) имя Б. Н. Засыпкина было вписано в историческую летопись. Однако деятельность ученого не ограничивается только этими объектами старины – его талант и знания применялись при реставрации и других памятников Самарканда, Бухары, Хивы и Средней Азии в целом. В их числе графическая реконструкция Обсерватории Улугбека в Самарканде, изучение и реставрация ансамбля Шахи–Зинда, укрепление Мавзолея Ак-Сарай в Самарканде, реставрационные работы Медресе Мири-Араб в Бухаре, ремонтно-реставрационные работы на памятнике Ахмада Яссави в Туркестане (Казахстан), проект реставрации Мавзолея в Узгенте (Кыргызстан) и др.
Методы, использовавшиеся В. Н. Засыпкиным при реставрации памятника Ахмада Яссави, сыграли большую роль в его сохранении. Работа старейших архитекторов-реставраторов памятников Самарканда проводилась с 1939 по 1940 г. под его руководством и при участии профессора Н. Б. Бакланова и М. Ф Мауэра. В частности, Б. Н.Засыпкин и М. Ф. Мауэр предложили консервацию и укрепление древних конструкций, и эта методика была положена в основу дальнейших работ.
Деятельность Б. Н. Засыпкина не ограничивалась реставрацией памятников архитектуры. В предвоенные годы он открыл ряд школ и мастерских для обучения молодых специалистов древним приемам строительного дела и декоративного искусства. Для руководства ими были привлечены ранее упомянутые известные мастера: Ш. Мурадов, А. Болтаев, У. Умаров и др. Б. Н. Засыпкин разработал программу двухгодичных курсов по подготовке мастеров строительного искусства (1941 г.), а также (совместно с Ш. Мурадовым и Н. Лукашёвой) учебное пособие «Искусство резьбы по ганчу – руководство по изучению строительной техники, материалов и инструментария древних мастеров, принципов и способов построения архитектурного орнамента». Оно не было издано, но им пользовались в школах в 1941–1945 гг.
Особое внимание Б. Н. Засыпкин уделял подбору и воспитанию специалистов и исследователей по реставрации из числа архитекторов и искусствоведов младшего поколения. Огромна его заслуга и в воспитании мастеров–исполнителей. Под его руководством начинали работать И. И. Ноткин, В. М. Филимонов, Л. Ю. Маньковская, П. Ш. Захидов, К. С. Крюков, впоследствии ставшие известными учеными и архитекторами-реставраторами.
Борис Николаевич Засыпкин был не только практиком, им написаны научные монографии, статьи, книги «Памятники Узгента» (1927 г.), «Архитектурные памятники Ферганы» (1930 г.). Свой опыт в области изучения и реставрации памятников Узбекистана Б. Н. Засыпкин представил в кандидатской диссертации «Своды в архитектуре Узбекистана», которую блестяще защитил в 1946 г. На протяжении многих лет Б. Н. Засыпкин также работал над докторской диссертацией, посвященной истории архитектуры Узбекистана, но завершить ее ему не удалось.
Б. Н. Засыпкин одним из первых поднял вопрос об общегосударственном значении реставрации древних памятников. И хотя в настоящее время реставрация и сохранение памятников поднялись на новый, более высокий, уровень, архитекторы-реставраторы будут по-прежнему обращаться к научному наследию и методам работы ученого архитектора-реставратора Бориса Николаевича Засыпкина, используя их на практике.

Литература

1. Правда Востока, 4 мая 1989 г.
2. ЦГА Уз, д. 283, ф. Р -2406, 1949 г.
3. Засыпкин Б. Н. Вопросы охраны и реставрации древних сооружений в Средней Азии. ЦГА Уз, д.158 (с.9-11), ф. Р-2406 (Москва, 15.3.1926).
4. Булатов М. С. Мавзолей Саманидов – жемчужина архитектуры Средней Азии. Ташкент, 1976.

Pin It

Comments are closed.