Художник и театр

Выпуск №4 • 869

В Государственном музее искусств им. И.В. Савицкого Республики Каракалпакстан к 22-й годовщине независимости Узбекистана в Нукусе открылась выставка «Художник и театр», на которой экспонировались произведения мастеров искусств Узбекистана и России из фондов Музея. Цель выставки – ознакомление широкого круга зрителей с деятельностью художников 1920-х – 1950-х гг. в сфере театрально-декорационного искусства. Преобладающее место на выставке занимали театральные декорации и эскизы костюмов 1920-х-1930-х гг. как профессиональных театральных художников, так и работы художников, основная деятельность которых – станковая живопись и графика, хотя в сферу творческих интересов входил и театр. Театральное творчество на выставке представляли произведения таких известных и часто выставляемых художников, как М. Курзин, Е. Ко-ровай, В. Уфимцев, М. Соколов, А. Сардан, В. Шухаев, У. Тансыкбаев, так и художников, чьи произведения впервые экспонировались в залах музея. Это Р. Распопов, М. Аксельрод, А. Телингатер, Д. Ушаков и др.
«К началу ХХ в., – отмечает М. Давыдова, – сценография представляла собой скромные ремесленно-театральные решения, которые выполнялись третьестепенными мастерами. Преобладающее положение занимали тенденции описательности, бытовизма, когда сценическое пространство заполнялось множеством этнографических деталей, в отдельных случаях переходящих в пышную и малооправданную экзотику» (1, с. 6). Диапазон направлений в искусстве первой трети ХХ в. широк – от традиционного подхода к сценографии до радикального новаторства. «Перелом, совершившийся в декорационном искусстве в конце XIX – начале XX в., был существенным, неожиданным по своим художественным результатам. Сценография превратилась в высокохудожественные сценические решения, поражающие новизной зрительных образов, богатством колористической и декоративной фантазии и размахом живописного мастерства. Оформи-тельское искусство тех лет как бы вобрало в себя весь широкий спектр художественных исканий начала XX столетия. Таков был этот удивительный по своей эстетической значимости и масштабности прорыв декорационного творчества в категорию высокого искусства. Антиподом бытовых подробностей в сценическом оформлении стали принципы конструктивизма и других новейших форм изобразительного искусства» (1, с. 15).
«Для мастеров авангарда характерно использование не только пластических приемов, перенесенных в театр из живописи, но и новаторского подхода к сценографии в целом» (1, с. 18, 21). Пример – декорации и костюмы Е. Ко-ровай, А. Телингатера, В. Басова, М. Курзина. Параллельно с авангардными поисками в театральном искусстве 1920-х – 1930-х гг. существовал и традиционный подход к сценографии. Эта линия представлена мастерами, не склонными к крайнему новаторству в сценографии, и художниками, которые начинали творческую деятельность еще на рубеже XIX и XX столетий и оставались верны своим убеждениям. К ним относятся В. Шухаев, Д. Ушаков, Усто-Мумин.
Яркий пример авангардного подхода к оформлению сцены – творчество художника А. Телингатера, произведения которого впервые экспонируются в залах Музея. Оформляя театральные сцены и костюмы героев, А. Телингатер добивался пластического синтеза стилизации и новаторства. Смелость, экспериментаторство, динамически не обычные решения сценического пространства, лаконизм и острота деталей как элементов, определяющих образный строй и идейный замысел спектакля, наблюдаются в эскизах декорации к оперетте Ж. Оффенбаха «Перикола». Оперетта, наполненная красочной музыкой, остроумна и жизнерадостна.
Впервые представлены на выставке также работы Диодора Ушакова (1907-1971) – профессионального театрального художника. Отражая ведущие тенденции в развитии советского декорационного искусства, они внесли существенный вклад в искусство Узбекистана. Это – эскизы декораций к спектаклям, проходившим на сценах театров республики, ряд эскизов костюмов к спектаклю «Золотой ключик» и др. Д. Ушаков создавал декорации и эскизы костюмов ко многим трагедиям В. Шекспира, в их числе «Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Отелло» и др. Д. Ушаков подчеркивал: «Каждая пьеса обязывает художника, так же, как режиссера и актеров, вживаться в характеры действующих лиц и в события, из которых складывается та или иная эпоха. Найти графическими средствами пути к сердцу зрителя, помочь ему верно осмыслить поступки героев в окружающей их среде – вот главная цель творческих поисков декоратора». После приезда в 1937 г. в Узбекистан Д.Ушаков совместно с Исааком Вальденбергом, с которым они проработали более 20 лет, оформил около 200 спектаклей.
В числе мастеров, чьи работы впервые увидели посетители музея им. Савицкого, и Виктор Басов (1902-1946) – профессиональный художник-декоратор. Для него характерно использование декоративно-объемной обобщенной установки, материалов разнообразной фактуры, введение вещей и предметов в действие. Декорации художника помогали создавать историческую атмосферу спектакля. Наиболее полно это проявилось в оформлении шекспировских спектаклей, например эскизы костюмов к «Отелло» (Архив Музея, д. № 10).
Впервые также были выставлены в Музее эскизы женских костюмов художника Мейера Аксельрода (1902-1970) к спектаклю «Шакерия». Свободное обращение с цветом, которое сводится в ранних его работах к одному-двум основным тонам, рисунок широким сочным мазком, передающим не столько контур, сколько пластику формы, создают живой темпераментный язык ранних работ художника. М. Аксельрод одинаково плодотворно и темпераментно работал как в станковой живописи и графике, так и при оформлении театральных спектаклей, которые для него – не воспроизведение обыденности, а праздник. Его эскизы даже к самым бытовым вещам – это, прежде всего, живопись – яркая, темпераментная, романтичная, поражающая богатством цвета и потому сохраняющая свои художественные достоинства не только как документ прошедшего когда-то спектакля. У художника лаконично и изобретательно построено сценическое пространство, намечены немногочисленные, порой гротесковые, приметы места действия. А эскизы костюмов превращались у М. Аксельрода в настоящую галерею героев, увиденных во всей яркости их характеров, темпераментов и жизненного поведения.
М. Аксельрод – художник, чье творчество хоть и не было скрыто от зрителя, все же не получило в свое время достойного признания. Он пользовался неизменным уважением коллег, но не часто интересовал критику. Между тем его творчество – важное и своеобразное звено художественной культуры с середины двадцатых и до конца шестидесятых годов прошлого столетия. Еще студентом его пригласили в общество «Четыре искусства», где он участвовал во всех выставках, как и Р. Фальк, К. Петров-Водкин, П. Кузнецов, М. Сарьян. Основной темой работ М. Аксельрода была жизнь евреев со всей ее несуразностью, юмором и трагизмом. М. Аксельрод оформлял спектакли в театрах Москвы, Минска и Киева и иллюстрировал книги еврейских авторов (2, с. 5, 9).
Не были раньше представлены вниманию зрителей в Музее работы профессионального театрального художника Ростислава Распопова (1902-1970), в частности, эскизы декорации к оперетте П. Кальдероне «Спрятанный кабальеро». Художник работал в театрах с известными в то время режиссерами, в том числе со знаменитым В. Мейерхольдом в его Театре, – театре нового современного направления с новыми задачами, с новыми творческими методами сценического оформления идущих на его сцене спектаклей (Архив Музея, д. № 158).

Pin It

Comments are closed.