Прикладное искусство Ферганской долины: традиции и инновации

Выпуск №3 • 1553

За годы независимости во всех регионах Узбекистана были созданы необходимые условия для дальнейшего развития и возрождения традиционных художественных ремесел. Современное прикладное искусство Ферганской долины представлено такими традиционными для региона видами, как ручная вышивка, керамика, чеканка, ювелирное ис-кусство, резьба и роспись по дереву, а также изготовление ножей, бешиков, набойка и ручное ткачество шелковых тканей.

Мастера вышивки Ферганской долины учитывают потребности рыночного спроса. Так, в изделиях наманганского мастера Латифа Садриддинова наряду с характерными для наманганской вышивки традициями ярко выражен и индивидуальный стиль мастера. Его изделия отличает высокое качество исполнения техникой ильма – крючком. Л. Садриддинов использует в качестве материала для вышивки преимущественно шелковые и хлопчатобумажные ткани красных и желтовато-болотных тонов, что, как он считает, было характерно для традиционной наманганской вышивки прошлого века. В основном эти ткани производятся в Намангане и Маргилане. Ассортимент создаваемых Л. Садриддиновым изделий включает крупные сюзане-панно и средние сюзане – ним сузани, а также наволочки, скатерти, портьеры и другие предметы, предназначенные для интерьера.
В узорах сюзане Л. Садриддинов использует популярные мотивы как традиционной наманганской вышивки, так и известных школ ручной вышивки Бухары, Самарканда, Нураты и др. Это – узоры миндаля, палак – солярный знак, символизирующий солнечный диск, ислими – вьющаяся плетенка из растений и др.
В изделиях творческой группы вышивальщиц под руководством Манзуры Юсуповой из Андижана наблюдается в основном следование местным традициям. Нередко вышивку они создают на узорном полушелковом или шелковом полотне, что придает изделиям – сюзане – особый цветовой и фактурный колорит даже при минимальном использовании орнаментальных мотивов. Мастерицы группы М. Юсуповой тоже неравнодушны к требованиям рынка, что отражается и в ассортименте изделий, и в их орнаментальном содержании. Наиболее востребованы декоративное панно разных размеров, а также наволочки, колпаки для чайников, тюбетейки и сувенирные кошельки. В композициях андижанских мастериц преобладают традиционные узоры андижанской вышивки – бодом (миндаль), калампир (перец), анор (гранат), листья ореха, олма гул (цветок яблони).
Современная керамика Ферганской долины представлена мастерами трех ведущих центров – Риштана, Гурумсарая и Андижана. Наиболее известный из них – мастер риштанской керамики Шарафиддин Юсупов. Совершенствуя различные приемы кистевой росписи, он достиг подлинной красоты и оригинальности своих изделий. Ш. Юсупов работает преимущественно над изготовлением и оформлением ляганов – больших блюд.
Один из излюбленных мотивов украшения мастером изделий – гранат – древний символ изобилия природных сил и плодородия. Несмотря на то, что этот мотив проходит через все творчество Ш. Юсупова, мы не встретим одинакового его изображения на разных блюдах. Это же можно сказать и о мотиве «бодомгуль» (цветок миндаля) и «кумган» (кувшин). Интересны по композиционному строю и цветовым решениям блюда, выполненные мастером в 2005 г. Здесь мы наблюдаем мотивы уйгурских узоров «кора калам», предметного орнамента «патнис» и «тумор», «чаён». В последние годы Ш. Юсупов стал обращаться к мотивам и приемам гурумсарайской керамики, что заметно на оформлении широкой каймы в декоре ряда его ляганов, созданных в 2011 – 2012 гг.
Плодотворно работает и мастер Риштана Бахтиер Назиров, который изготовляет традиционные чаши различных размеров: шокоса, дукки коса, лабаги коса; блюда небольших размеров: миена товок, норин товок, ляганы, вазы, чайники, пиалы и т. д. Для его изделий характерна свободная интерпретация старых орнаментальных тем и мотивов. Б. Назиров экспериментирует и с формой лягана, придавая его очертаниям форму стилизованного человеческого лица или чаще – очертания рыбы. Не всегда эти опыты удачны – нередко наблюдается перегруженность узорами. Работы Б. Назирова – своего рода инновационная практика в рамках риштанского керамического стиля.
Традиции гурумсарайской керамики использует в своих работах Вахоб Буваев, излюбленными формами керамических изделий которого являются ляганы, бадии, дамтавок и различная мелкая посуда. В орнаментальном оформлении работ мастер, по традиции, использует четырехлистник («чорбарг»), крестообразный узор («бутсимон безак»), разнообразные вариации мотива «петушиный гребень» (хуроз тожт), многоугольные звездчатые фигуры и т. д. В своих изделиях В. Буваев сохраняет свойственную гурумсарайской керамике монументальность и некоторую архаичность стиля. Своеобразная инновация В. Буваева – серия высоких кувшинов или ваз, украшенных по всему тулову зеркальным гурумсарайским узором в виде каплевидных мотивов, но в целом он следует принципам и традициям старого гурумсарайского стиля, лишь изредка очень деликатно и ненавязчиво внося собственные новаторские изменения.
Высокой технологической культурой исполнения и мас-терством художественной обработки отличаются изделия андижанского мастера Мирзабахрома Абдувахабова, который в качестве основного сырья использует местную андижанскую глину, а для ее укрепления добавляет красную глину из соседней Исфары. В качестве глазури М. Абдувахабов применяет свинцовую поливу, отчего колорит большинства его изделий имеет желтоватый цвет. Но среди изделий есть и сине-голубые экземпляры, покрытые ишкоровой глазурью. Особенная черта стиля росписей М. Абдувахабова – близость к приемам декора изделий гурумсарайских мастеров, хотя он использует и собственные решения.
В поливной керамике Ферганской долины сохраняется приверженность традиционным приемам и формам, а нововведения связаны в основном с изменениями трактовки отдельных элементов орнамента и форм изделий, а в целом местная традиция и ее развитие имеют главенствующее значение.
В 1990-е гг. традиции школы чеканки Маргилана продолжает совершенствовать мастер Максуд Мадалиев и члены его семьи, создающие элегантные по формам и изысканные по орнаментике изделия. Династия М. Мадалиевых, представляющая маргиланский центр чеканки, работает как в Маргилане, так и в Ташкенте. Впервые за этот период мастера чеканки помимо бытовых изделий стали принимать участие в оформлении интерьеров архитектурных сооружений. Так, М. Мадалиев и члены его семьи создали чеканные работы для интерьера Джума-мечети в Фергане.
Поиски новых решений характерны и для работ чеканщика из Ферганы Закира Гафурова. К сожалению, в его изделиях последних лет ощущается тенденция к украша-тельству, что проявляется в излишнем насыщении композиций орнаментом, включении в декор инкрустаций. Причем так же, как и представители династии Мадалиевых, З. Гафуров стал часто использовать инкрустацию камнями, фаянсом и сложную технику ажурно-прорезного орнамента (шабака). Такое стремление к богатству декоративного оформления может привести к потере характерной для ферганской школы гармонии узора и формы изделий. В этом отношении более привлекательной представляется творческая практика Фазыла Обидова – мастера из Коканда. Он сохраняет классические приемы кокандской чеканки, лишь изредка и осторожно внося в изделия изменения.
Мастера современной ферганской школы чеканки, сохраняя традиционные виды изделий – кувшинов, подносов, тазиков для умывания и т. д., в то же время используют и новые их формы – сервизы из высоких кувшинов, пиалы и небольшие подносы, декоративные чеканные панно, светильники – «люстры», шкатулки для хранения женских ювелирных украшений и т. д.
В ювелирном искусстве устойчивая приверженность традициям наблюдается в творческих работах маргиланского ювелира Я. Абду-жжабарова, создающего в основном женские ювелирные украшения – серьги «беш-аяк» и «уч-аяк», где к кольцу крепятся подвески, а также браслеты, перстни, кольца и т. д. Мастер работает в техниках штамповки, литья, скани и зерни, в качестве основного материала он использует серебро и мельхиор, если работа на заказ, выполняет изделия из золота. Для инкрустации применяет коралл, бирюзу, природные камни.
В сфере изготовления ножей также важное значение имеют технологические и художественные особенности. Мастер Хасан Умаров из Коканда производит ножи в стиле «гулдор пичок» – нарядный, разукрашенный нож, формы которого разнообразны, рукоятки украшены инкрустацией из слоновой кости, металлических вставок. Названия зависят или от характера формы ручек – цельная округлая, граненая и т. д. или от формы лезвия.
Абдумалик Мухитдинов из Андижана выделывает ножи с остроконечными лезвиями в кожаном или металлическом футляре. Рукоятки также различны: цельные и наборные, деревянные и костяные, инкрустированные и раскрашенные. Виды ножей определяются названием лезвия – «тол барги» – ивовый лист, кайки пичок – выгнутая форма, тугри пичок – прямой нож, аврадор пичок – половина лезвия, близкая к острию, остается белой, а вторая половина лезвия – темной. По мнению мастера, мода на ножи с широким лезвием прошла. В настоящее время он изготавливает тонкие ножи – более качественные и наиболее востребованные.
Резьба по дереву в Ферганской долине отличается особой привлекательностью. Сейчас наиболее активно в Коканде работает группа резчиков под руководством Джахангира Абдуллаева – сына известного резчика по дереву Абдугани Абдуллаева. Мастера выполняют многочисленные заказы для архитектурных объектов на хорошо подготовленной материально-технической базе и владеют разнообразными приемами резьбы, включая сложную технику объемных архитектурных наборов – мукарнаскори.
В сфере изготовления резных изделий из дерева работает вместе со своими сыновьями и учениками и Й. Утаганов – мастер из Андижана. Он создает такие бытовые изделия, как лавх, шкатулки, декоративные ляганы, пеналы, мебель – трюмо, столы, стулья, кресла и т. д. В последние годы Й. Утаганов больше занимается созданием колонн, дверей и других архитектурных деталей из резного дерева для крупных строительных объектов.
В связи с возрожденияем традиционных обычаев и семейных ритуалов на рынках городов Ферганской долины стали очень востребованы – бешики (детские колыбели). Творчество двух мастеров из разных городов – Маргилана и Андижана – демонстрирует различные технологические и художественные приемы исполнения. Мастера из Андижана используют разные породы дерева, а мастера из Маргилана – только черный тал. Андижанские изделия более трудоемкие и дорогостоящие, в них используется техника резьбы по дереву, а в Маргилане – роспись по дереву.
Мастер по бешикам Дилмурод Эшматов из Андижана изготовляет около 12 видов бешиков: простые в виде кроватки, раскладные бешики для отъезжающих за рубеж, бешики в виде автоматического механизма с подключением колыбельных песен и раскачивания т. д. Одни колыбели украшены резьбой по дереву, другие – росписью. Мастер Рахмонали Шокиров из Маргилана делает более простые, в основном расписные бешики, веревочные качалки – белянчак, коляски деревянные – аравача для маленьких детей, маленькие сувениры-бешики. Расцветка бешиков у него одноцветная – в основном коричневые тона. Расписывают бешики женщины семьи – это семейный бизнес.
Роспись по дереву представлена творчеством известного наманганского мастера А. Акпарова, который сочетает работу над объектами в архитектуре с созданием бытовых предметов – декоративных столиков различной формы, ляганов, ваз и т. д. В свои работы мастер, сохраняя систему традиционных орнаментальных построений, вносит собственное современное мироощущение. Он использует два основных типа орнамента – геометрический – гирих и растительный – ислими. Из сочетания двух этих типов орнамента создается общая орнаментальная схема росписи по дереву.
Ручное шелковое ткачество Маргилана представлено творчеством известного потомственного мастера Расула Мирзаахмедова, которого обучал его отец Тургунбай Мирзаахмедов. Мастер изготавливает такие виды национальных тканей, как шохи, бекасаб, адрас, бахмаль, атлас, хан-атлас, придерживаясь традиционной технологии. В больших пределах и сочетаниях варьируются цвета, получаемые из натуральных и искусственных красителей.
В орнаментально-декоративном оформлении тканей мастера можно увидеть как традиционные мотивы XVIII – ХIХ вв., так и изобразительные мотивы, введенные в ХХ в. К первым можно отнести «тарок» (гребень), «урок» (серп), «коса – гуль» (узор чаши), «ногора» (барабан), «чакрим» (эхо), «илон изи» (след змеи), «шоти капа» (стрельчатый узор). К мотивам, введенным в ХХ в., относятся «Хосиятхон», «Гульнора», «Бахор», «Мустакиллик», «Амир Темур», «Навруз капалаги» («Бабочка Навруза»), смысловое значение большинства которых легко угадывается по их названиям и стилизованному изображению.
Шукрулло Ахмадалиев из Маргилана ремеслу набойки научился у своего отца – Солижона Ахмадалиева, который был обучен мастерству отцом – Мамадали Ахмаджоновым. В числе их изделий скатерти – дастарханы, джойнамазы, а также декоративные панно для стен, наволочки и изделия на заказ, набивные ткани для женских платьев. Орнаментика создается с помощью накладывания предварительно окрашенных деревянных штампов – калыбов с резным узором. Калыбы в основном старые, 40-60-летней давности. Таким образом они сохраняют старую орнаментальную традицию. Новации мастера – в комбинировании узоров. Различные узоры калыбов используются в зависимости от того, для чего предназначено изделие или какую роль узор играет в общей композиции набойки. Некоторые узоры используются для обрамления композиции, другие – для ее центральной части. Таким образом, каждый узор занимает свое место. Для платьев готовятся специальные узоры – в основном мелкие и ритмичные типа писта (семечки) и др.
Политика правительства Узбекистана, направленная на укрепление социального статуса традиционного народного ремесла, вкупе с организационными мерами и налоговыми льготами, дала возможность мастерам Ферганской долины, равно как и других регионов страны, плодотворно работать над сохранением традиций и обновлением форм предметов народно-прикладного искусства.

Pin It

Comments are closed.