Ферганская долина как уникальный центр художественной культуры

Выпуск №3 • 1563

Давань – так называлось в китайских источниках II в. до н. э. – V в. н. э. государство, существовавшее в Ферганской долине – одном из древнейших очагов цивилизации и культуры. Поход китайского посла и путешественника Чжан Цяня в Давань способствовал открытию Великого шелкового пути, на протяжении многих столетий объединявшего разные народы, страны, культуры и традиции. В последующие столетия Фергана – ключевой пункт на магистралях, соединяющих Китай с другими странами. В течение многовековой истории Фергана не попадала под влияние крупных империй: Ахеменидов, Александра Македонского, Селевкидов, что отразилось на развитии ее культуры и искусства.
Как свидетельствуют археологические исследования, земледельческое освоение Ферганской долины началось в эпоху поздней бронзы – с последней четверти II тысячелетия до н. э. (1, с. 25). Поскольку первый памятник земледельческой культуры в Ферганской долине был найден на территории Чуста, древняя культура Ферганской долины получила название чустской, имеющей на сегодняшний день более 80 памятников, в их числе городища Ашкалтепа, Дальверзин, Чуст, Дехкан, Ош, Хожамбаг. О развитии городской культуры в Фергане в эпоху поздней бронзы свидетельствует наличие развитой системы обороны и цитадели (2, с. 23 – 28; 186 – 190).
Становление городской культуры и формирование государственности в Фергане относятся к V-IV вв. до н. э., когда интенсивно развиваются товаропроизводство и торговля. Как пишет Чжан Цянь, во II в. до н. э. в Давани было более 70 больших и малых городов (3, с. 149, 187). Территория Давани полностью охватывала территорию современной Ферганской долины со столицей в г. Эрши. Давань была государством патриархально-рабовладельческого характера, управляемым царем и советом старейшин, своего рода объединением городов и оазисов. Население Давани, согласно разным источникам, колебалось от 300 тыс. до 600 тыс. жителей. Кроме земледелия, население Давани занималось скотоводством, торговлей, виноградарством, коневодством, а также такими ремеслами, как гончарство, ткачество, обработка металла и изготовление ювелирных изделий. Земледельческая культура Давани находилась в тесной взаимосвязи с культурой кочевых племен горных и предгорных районов, окружавших долину. В то же время Фергана имела торговые контакты с Бактрией, Согдом, Парфией, Китаем.
Терракотовые фигурки, найденные в Ферганской долине древнего периода, свидетельствуют о поклонении местного населения таким культам женских богинь, как культ плодородия, солнца, а также анималистический. Особое место занимал культ коня, называемого в древних источниках «небесным».
Один из древнейших городов Центральной Азии – Маргилан помнит нашествие Александра Македонского, который прошел путь от Ходжента до Узгена и обратно через город, впоследствии названный Маргиланом.
Своеобразную интерпретацию в Ферганской долине получает буддизм, связанный с городом Кува, название которого происходит от тюркского родоплеменного наименования «кува», которое было известно у кыргызов и узбеков. Точная дата основания города неизвестна, но ученые-археологи, исследующие древнее городище, относят ее к III в. до н. э. Согласно научным изысканиям, основанным на арабских письменных источниках VII-Х вв., средневековое городище было известно как город Куба, находившийся на древнем караванном пути, который связывал Ферганскую долину с Кашгаром. Некогда Куба была вторым по величине городом в регионе после древней столицы Ферганской долины – Ахсикета, разрушенного во время монгольского нашествия в начале XIII в. Древний город состоял из цитадели, шахристана (внутренней части города) и рабада (жилой части города). В средневековье Кува имела важное экономическое и политическое значение в Ферганской долине, где были развиты ремесла, особенно гончарное и ювелирное, обработка металла.
Что касается буддийских памятников и вероятности распространения буддизма в Фергане, то на городище Кува был открыт храм (VII-VIII вв.), который вслед за его исследователем В. А. Булатовой большинство ученых именует буддийским (4). Храм включал два помещения с платформами и пристенными возвышениями для буддийских глиняных статуй, курильниц, светильников. При раскопках здесь были найдены часть крупной статуи Будды, фрагменты других изваяний, многоцветных стенных росписей, и также скульптурные изображения богов – антиподов Будды, которые своим видом отпугивали людей от земных страстей, вызывая отвращение у верующих. Особенно интересна голова богини Шри-дэви, окрашенная в черный цвет. Богиня изображена в виде разъяренной женщины с устрашающими украшениями (ожерельем и венцом из черепов) в сопровождении спутниц-дакиней Макаравактра (с лицом морского чудовища) и Симхазактра (с лицом льва). Шри-дэви посвящено много гимнов, где она прославляется как могущественная и справедливая ревнительница веры (5, с. 241).
Иконографический анализ скульптурных фрагментов, полученных В. А. Булатовой в ходе раскопок, показал, что данный храм принадлежит тому новому направлению в буддизме, которое начало формироваться только во второй половине I тысячелетия нашей эры – Ваджраяне. Это направление на начальном этапе своего развития получило широкое распространение в Хотане и, возможно, именно оттуда попало в Фергану. Таким образом, появление и существование буддизма в Фергане должно было быть результатом связей с Восточным Туркестаном, а не с соседними историко-культурными регионами Средней Азии.
В VI-VIII вв. территория Ферганской долины подвергалась сильному воздействию как согдийцев, так и древних тюрков. О расселении тюрков в землях Ферганской долины свидетельствуют тюркские рунические надписи на предметах быта, а также курганные погребения тюркских воинов. Ферганская долина, может быть, даже в большей степени, чем другие регионы, подвергалась тюркизации. В Мавераннахре и до ХI в. жило немало тюрков, больше – в Шаше и Фергане, меньше – в долинах рек Зеравшан и Кашкадарья (6, с. 269). В VIII-IX вв. тюркские элементы особенно интенсивно проникали на территорию Ферганы и Шаша, что способствовало отюречиванию языка и культуры. В конце VII – начале VIII в. Фергана превратилась в независимое княжество во главе с местным правителем – ихшидом. На протяжении VIII в. эти земли дважды захватывались китайскими войсками.
Арабское нашествие также не могло не затронуть региона Ферганской долины. Так, наместник Хорасана Кутейба воевал и в Фергане, доходил до Кашгара, усиливая арабские гарнизоны, оставлял арабских наместников и всюду брал дань. В процессе походов большое внимание, как и повсеместно, уделялось распространению ислама. Нашествие арабов и исламизация Ферганской долины длились около столетия. В средневековый период Ферганская долина становится одним из важных уделов Мавераннахра. В этот период урбанистическая культура Ферганы получает свое дальнейшее развитие. Большое воздействие на развитие городов Ферганской долины оказывал Великий шелковый путь. Так, в Х в. Маргилан был крупнейшим городом Ферганского оазиса, славившегося своими шелковыми тканями, которые по Великому шелковому пути купцы вывозили в Египет и Грецию, Багдад, Хорасан и Кашгар. Памятники исламского периода сохранились в Маргилане с конца ХIХ в. Это мечеть Чакар и медресе Саид Ахмад Ходжа (ХIХ в.).
Первые письменные свидетельства о городе Хавоканде (Коканде) встречаются в летописях Х в. как о городе, лежавшем на Великом шелковом пути и славившемся своими ремеслами. В ХIII в. он был разрушен монголами. Современный Коканд получил развитие из форта, построенного в 1732 г. В 1740 г. он стал столицей Кокандского ханства, территория которого в первой половине ХIХ в. включала большую часть современного Узбекистана, часть Южного Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Китая. За время существования в ханстве было 29 правителей. В городе насчитывалось более 35 медресе, около 300 мечетей.
Из всех правителей Коканда наиболее яркий след в истории оставил последний хан – Худояр, ставший в 1845 г. в 12-летнем возрасте правителем государства и правил до 1876 г. – до присоединения ханства к царской России. За это время Худояр четырежды терял свой трон и вновь его отвоевывал. В период его владычества велись большие работы по благоустройству города – строились гузары, мечети, медресе. Самой значительной постройкой того времени является Дворец Худоярхана (1871 – 1873 гг.). Планировщиком и архитектором дворца называют Мир Убайдуллу. Как известно, в возведении дворца участвовали не только мастера Коканда, Канибадама, Чуста, Намангана, Уратюбе, но и мастера-кашгарцы. Общая площадь дворца – 4 гектара, его фундамент поднят на 9,84 фута. По этой причине для входа в основные ворота с восточной стороны была построена специальная дорога – пандус. В верхней части дарвозахоны арабской вязью начертано: «Великий Саид Мухаммад Худоярхан». В первоначальном виде длина сооружения составляла 138 м, ширина – 65 м. Оно состояло из 7 дворцов и 119 комнат. В то время «Урда» была окружена внутренними и внешними заборами. До настоящего времени заборы не сохранились, осталось только 2 двора и 19 комнат. Здание фасада имеет длину 70 м и буквально ослепляет посетителей пестрыми красками, богатством орнаментов: геометрическими узорами, арабесками, растительными мотивами. Это сооружение – воплощение традиционного мастерства ремесленников – мастеров прикладного искусства Ферганской долины (7, с. 134).
Андижан – бывшая столица средневековой Ферганы – возник после монгольского нашествия на Мавераннахр при чагатаидском правителе Дува-хане. Хотя, согласно другим источникам, уже в первом веке Андижан входил в состав Кушанского царства. В период завоевания города арабами он был известен как крупный торговый центр, лежащий на Великом шелковом пути. В IХ-Х вв. входил в государство Саманидов. В XIV в., в период правления Темура, в городе бурно развивались все отрасли произ-водства.. В хрониках XV в. город упоминается как «Андиган», а его правителем становится крупный госу-дарственный деятель, ученый, поэт, историк, автор знаменитой книги «Бабур-наме» Захириддин Мухаммад Бобур, который позже стал основателем великой империи Моголов в Индии. К этому времени центр города был обнесен крепостной стеной. В XVI в. он был завоеван Шейбанидами, а позднее стал частью Кокандского ханства.
Вот что писал Захириддин Мухаммад Бобур о своем родном Андижане: “В Фергане семь городов, пять из них на южном берегу реки Сейхун, два – на северном. Один из городов на южном берегу – Андижан, который находится посередине. Это – столица области Ферганы. Хлеба там много и плоды изобильны, дыни и виноград хороши… В Мавераннахре, кроме Самарканда и Кеша, нет крепости, большей Андижана. В городе трое ворот, арк Андижана находится на южной стороне. Вода поступает в город по девяти каналам; самое удивительное, что она потом не выходит ни в одном месте… Жители Андижана – все тюрки; в городе и на базаре нет человека, который бы не знал по-тюркски. Говор народа сходен с литературным, сочинения Алишера Навои, хотя он вырос и воспитывался в Герате, написаны на этом языке…” (8, с. 29 – 30). Среди памятников культурного наследия Андижана – комплекс Джами, занимающий территорию в 1,5 га, который включает медресе, мечеть и минарет.
Медресе Джами (1883 – 1890 гг.) привлекает внимание внушительным внешним обликом и крупными размерами. Оно имеет симметричную объемно-планировочную композицию с главным фасадом, обращенным на восток, в центре которого возвышается традиционный ферганский портал со стрельчатой нишей, арочной галереей и двумя декоративными башнями с декоративными фонарями. В углах здания – купольные учебные помещения. А между ними – два этажа худжр. Гладкая стена первого этажа прорезана прямоугольными зарешеченными окнами. Худжры второго этажа подчеркивает ритм стрельчатых арочных ниш с выходами на крышу-террасу, что придает фасаду парадность.
Годом основания Намангана считается 1582 г., когда шейбанидский хан Абдаллах II переселил на север Ферганской долины многочисленных пленных после удачного похода в Хорасан (9, с. 134). В конце ХIХ – начале ХХ в. это – второй по численности населения город. В нем строятся культовые сооружения – медресе Мулло Киргиз (в центре города), мавзолей Ходжи Амина. Медресе Мулло Киргиз в плане – неправильный пятигранник, обстроенный худжрами. Данная форма была продиктована условиями земельного участка. Симметрию главного фасада с портально-купольным входом и двухэтажными крыльями худжр нарушают купольные объемы мечети и дарсхоны, построенные смежно. В декоре портала использована мозаика из цветных изразцов синего, зеленого, желтого и белого цветов. Широкий фриз мечети и дарсхоны содержит монументальные надписи, выложенные рельефно из жженых кирпичей. Медресе не традиционной застройки, а индивидуального планировочного решения.
Мечеть Ота Валихон-тура построена в начале ХХ в. Купольная композиция здания прямоугольна в плане (27х19,6 м), небольшой входной портал с башнями. Центральный зал перекрыт крупным ребристым куполом. Наружная кирпичная кладка придает зданию целостность. Мемориальный памятник зодчества Ходжа Амин Кабри относится к ХVIII в. Имеется поминальная мечеть, раскрытая на 4 стороны, южнее находятся захоронения. Позже были построены мечеть, айван, хонако и медресе, которые плохо сохранились.
В 1876 г., после присоединения Кокандского ханства к Российской империи, в 12 километрах от Маргилана был выстроен город, получивший название Новый Маргилан и ставший центром Ферганской области. Строительство нового города с первых дней велось по регулярному плану, который в общих чертах сохранился до наших дней. Новый Маргилан, последовательно переименованный сначала в Скобелев, а потом – в Фергану, возводился по веерной радиально-кольцевой системе, центром которой стала крепость, сооруженная на господствующей высоте к югу от города.
Художественная культура Ферганской долины периода позднего средневековья связана с историей Кокандского ханства. Исследователи отмечают таджикско-узбекско-кыргызский симбиоз в Ферганской долине (1). Это же ранее было отмечено Г. Пугаченковой и Л. Ремпелем: «В Кокандском ханстве в состав горожан (сартов) и земледельцев таджиков и узбеков вливался свежей струей поток кочевых узбеков и киргизов» (7, с. 373).
Вхождение Кокандского ханства в состав Российской империи привнесло много новшеств в художественную культуру. Так, в конце 1800-х гг. в Коканде появляется фотография. Первым фотографом в городе Коканде стал К. Кривцов, который был отправлен к Худоярхану по поручению Туркестанского генерал-губернатора К. П. Кауфмана для сбора материала к «Туркестанскому альбому» (11, с. 179). Он делал снимки сарбазов (личную охрану хана), адъютантов, фаворитов, вид приемного зала, урды. В результате был собран ценный этнографический материал.
Интересные сведения о художественных ремеслах Кокандского ханства дают архивные источники. Так, В. В. Вельяминов-Зернов пишет, что главными производителями в ханстве являлись женщины, которые «прядут бумагу, шелк, ткут из них материи и шьют платье и белье для семейства и на продажу. Мужчины преимущественно занимаются гончарной работой и выделкой кож. В городах, в особенности в Коканде, живут мастера, которые хорошо готовят кожи и азиатскую посуду (чайники, котлы и блюда)… (12, л. 27). Практически были развиты все виды традиционных художественных ремесел: керамика, резьба по дереву, художественная чеканка, ткачество, вышивка, набойка, ювелирное искусство и др. Многие мастера имели свои технологические «секреты», которые «они никому не раскрывали и передавали только своим детям, ибо в то время была сильная и беспощадная конкуренция» (11, с. 98). Историографы уже в конце XIX в. выделяли отличительные особенности художественного ремесла различных городов Ферганской долины.
Социально-политические, идеологические, технологические, информационные и интеграционные процессы определили специфическую эволюцию художественной культуры Ферганы на протяжении ХХ в., которая, сохраняя верность своим истокам и традициям, в то же время отражает мировоззрение, мироощущение человека ХХ в. Ферганская долина славится созвездием таких прекрасных мастеров изобразительного и декоративно-прикладного искусства Узбекистана ХХ в., как М. Исмаилов, И. Камилов, М. Турапов, М. Рахимов, Ш. Юсупов, А. Назиров, Х. Абдужаббаров, Д. Умаралиев, Р. Мирзаахмедов, М. Мадалиев, таких замечательных художников, как Н. Кузыбаев, А. Нур, В. Усеинов, Дж. Рахманов, Х. Мирзахмедов, М. Чурлу.
Уникальный природный ландшафт, сочетание земледельческого и кочевого укладов жизни, специфическое историческое развитие, нашедшее выражение в своеобразных этнокультурных взаимосвязях, творческий потенциал народа способствовали тому, что Ферганская долина всегда была и остается уникальным центром традиционной художественной культуры и искусства.

Литература
1. Матбабаев Б. Древнеферганское государство Давань // Очерки по истории государственности Узбекистана. Ташкент, 2001.
2. Заднепровский Ю.А. К истории оазисного расселения в первобытной Средней Азии // КСИА. Вып.167. М., 1981. Динамика развития оседлоземледельческой культуры Ферганы // Аральский кризис: историко-географическая ретроспектива. М., 1991.
3. Бичурин Н. Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. Ч. П. М.-Л., 1950.
4. Мкртычев Т. Л. Буддийское искусство Средней Азии. I-X века. Автореф. дисс… канд. искусствоведения. М., 2002.
5. Булатова-Левина В.А. Буддийский храм в Куве // СА, 1961, № 3.
6. История народов Узбекистана. Т.1. Ташкент, 1950.
7. Пугаченкова Г., Ремпель Л. История искусств Узбекистана. С древнейших времен до середины 19 века. Ташкент, 1965.
8. Бабур-наме. Записки Бабура. Ташкент, 1993.
9. Голендер Б. Окно в прошлое. Ташкент, 2002.
10. Хакимов А. А. Искусство Узбекистана. История и современность. Ташкент, 2010.
11. Бабабеков Х. История Коканда. Ташкент, 2011.
12. Вельяминов-Зернов В.В. Сведения о Кокандском ханстве. Туркестанский сборник. Т. 383.

Pin It

Comments are closed.