Аутентичность и инновации в традиционных ремеслах Узбекистана 1991-2011 гг.

Выпуск №1 • 1278

В связи с 15-летием со дня принятия Указа Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова «О мерах государственной поддержки дальнейшего развития народных художественных промыслов и прикладного искусства» журнал предлагает вниманию читателей обзорную статью академика А. Хакимова о развитии традиционных художественных ремесел в период независимости. Несмотря на общую позитивную динамику, в этой сфере выявлен ряд неисследованных проблем творческого характера, требующих более детального изучения. В этой связи редакция планирует опубликовать серию статей автора, посвященных анализу состояния отдельных видов ремесла и практики современных народных мастеров Узбекистана в контексте проблемы «аутентичность и инновации».

Обретение Узбекистаном независимости во многом определило характер последующего развития традиционных художественных ремесел. Несмотря на огромные экономические трудности, с которыми столкнулось государство на первых этапах своего суверенного развития, оно взяло на себя экономическую ответственность за состояние культуры и искусства, в том числе и за отрасли художественных ремесел, создание условий для становления частного предпринимательства, предоставление экономических и налоговых льгот мастерам прикладного искусства, что стимулировало совершенствование и возрождение традиционных художественных ремесел. Важным было и обстоятельство идеологического характера – исторически закономерный рост национального самосознания вызвал повышенный интерес к культурному наследию.

С 1993 г. стала выходить из кризиса традиционная керамика Узбекистана. Мастера Риштана У. Ашуров, И. Камилов (младший), Ш. Юсупов, А. Таиров, Р. Усманов, А. Исанов, Н. Кадыров и др., используя технологию ишкоровой глазури, продолжили восстановление традиционных форм изделий. Основными центрами хорезмской керамики являются село Мадыр, близ районного центра Ханка, и селение Каттабаг, недалеко от районного центра Янгиарыка. К сожалению, здесь наметились проблемы. Так, в 2010 г. в рамках фестиваля традиционной культуры «Асрлар садоси» автору этих строк хорезмские мастера показывали голубую керамику, покрытую не ишкоровой, а свинцовой глазурью. Эта технологическая «новация» привела к несвойственной графичности и сухости колорита.

По своим формам изделия бухаро-самаркандской школы керамики в 1990-х гг. развивают традиции предшествующих десятилетий, которые сохраняют гиждуванские мастера Алишер и Абдулло Нарзуллаевы и их ученики, ургутский мастер Нугман Облакулов, денауский мастер Зухур Расулов. Особого успеха добился Алишер Нарзуллаев, который в центре Гиждувана на свои средства строит огромный центр традиционного искусства, где будут работать мастера не только керамики, но и других традиционных видов ремесла бухарского региона – вышивки, ковроделия, ювелирного искусства, чеканки и др.

В 1990-х гг. возрождено искусство традиционной чеканки в Маргилане, Хиве, Ташкенте, активно развивается и в Бухаре. Материалом для современной чеканки служат латунь, бронза, реже – медь, алюминий, мельхиор. Для инкрустации изделий используются серебро, медь, перламутр, бирюза и эмаль. В 1990-х гг. традиции кокандской школы чеканки продолжают мастер Максуд Мадалиев и его семья, создающие изысканные по форме и орнаментике изделия. Талантливая группа мастеров-чеканщиков работает в Бухаре. В меньших масштабах сохранилась традиция чеканки в Хиве.

Многие народные мастера продолжают развивать традиции ювелирного искусства. В Ташкенте, например, это Н. Холматов, Ф. Дадамухамедов, Г. Юлдашева, У. Холмурадов и другие, сочетающие в своих изделиях вековые традиции узбекского ювелирного искусства с индивидуальными современными творческими поисками.

Широко распространенным видом художественного ремесла в 1990-е гг. стало золотое шитье. Кроме исторически сложившегося центра в Бухаре, где плодотворно работает потомственный мастер Б. Джумаев, оно стало появляться практически во всех областях и районах Узбекистана. К сожалению, исконная традиция бухарского золотого шитья стала превращаться в китч, который непродуманно пропагандируется в средствах массовой информации как образец высокого искусства.

В Хорезме, Самарканде, Ургуте, Нурате, Ферганской долине, Кашкадарьинской и Сурхандарьинской областях возрождается традиционное ковроделие, особым спросом пользующееся у населения, проживающего преимущественно в южных и юго-западных регионах Узбекистана. Открываются мастерские по производству шелковых ковров в Ташкенте, Бухаре, Хиве и других городах Узбекистана. Они пользуются высоким спросом у покупателей, а в их орнаментике используется широкий спектр мотивов – от традиционных узбекских ковровых узоров до сюжетных сцен из восточных миниатюр.

В различных регионах Узбекистана, особенно в городах Ферганской долины Маргилане, Коканде, стало восстанавливаться в 1990-е гг. ручное производство шелковых тканей. В последние годы интерес к традиционным шелковым тканям Узбекистана проявляют известные итальянские, французские, японские и американские кутюрье. Здесь особо следует выделить потомственного мастера Расула Мирзаахмедова, который распространил опыт крашения природными красителями по всей республике, а также создал центр ремесел в Маргилане, продукция которого сочетает высокий рыночный спрос с тонким вкусом традиционной эстетики.

Современная вышивка, развивающаяся в форме домашнего промысла, претерпела некоторые изменения. Настенная вышивка крупных форм (типа сюзане) все больше стала локализоваться в таких городах и пригородных зонах, как Ургут, Нурата, Каттакурган, Байсун, Денау, Шерабад, Шурчи, Сарыасия, Китаб, Шахрисабз, Касан, Камаши, Гузар, Наманган, Андижан, Галлаарал, Бахмаль, Шафиркан. Из них самый крупный центр – Ургут и прилегающие к нему кишлаки: Гус, Испензе, Суфлен, Пайшанба. Стиль их вышивок продолжает традиции самаркандской вышивки конца XIX в. Крупные центры по вышивке продолжают функционировать в Чусте, Маргилане, Андижане, Шахрисабзе, Китабе, Байсуне. Примечателен опыт потомственной вышивальщицы, победительницы республиканского конкурса «Ташаббус», мастерицы Облабердиевой Зухры (Бухарская область), а также семейной пары из Шафиркана– Рамазанова Фархода (крашение нитей) и Мухаббат Кучкоровой (создание узоров), которые сегодня обеспечивают работой около 300 мастериц. Успешен творческий опыт ташкентской мастерицы Мадины Касымбаевой, работающей в сложной технике «ильма», использующей традиционные мотивы вышивок Нураты и Шахрисабза.

Меры, предпринимаемые правительством и рядом международных организаций в деле развития народных художественных промыслов вселяют надежды на восстановление и развитие традиционных художественных ремесел Узбекистана.

Все вышеперечисленные виды традиционного художественного ремесла, несмотря на значительное количество публикаций в средствах массовой информации, требуют от ученых-искусствоведов кропотливого изучения, тщательного анализа, оценки и отражения в научных исследованиях.

Pin It

Comments are closed.