Уникальные вестники истории

Выпуск №4 • 2461

Озеро. Б., акв. Старинные образцы народного прикладного искусства имеют большое значение для специалистов, изучающих историю страны. В частности, женские украшения – это не только символ выражения любви к ним в произведениях искусства, но и великолепные образцы искусства ювелиров, дающие ценные сведения о социальной, духовной, экономической и даже политической картине определенного периода. Крупным центром ювелирного искусства в Средней Азии являлась Хива. Ремесленники города вносили весомый вклад в социально-экономическое развитие государства. Многие ювелирные изделия, созданные ими, представляют собой шедевр ювелирного искусства. В источниках отмечается, что в ХIХ веке в Хиве было 27 видов прикладного искусства (1).

Мастерские ремесленников являлись одновременно местом реализации продукции, а сами мастера – продавцами (2). “Дукон” (“лавка”) – это и мастерская, и в то же время торговая точка. Согласно архивным данным, в конце ХIХ в. в Хиве было 556 различных лавок (3). ХIХ в. – период расцвета ювелирного искусства в Хиве. Если в 60-е гг. ХVIII в. в Хиве было 12 ювелиров, то уже к началу ХIХ в. – стало 60 (4). Среди махаллей ремесленников появились махалли ювелиров. Ювелирные изделия украшались сердоликом, яшмой, ониксом, бирюзой, кораллами, жемчугом, гранатом, изумрудом и цветным стеклом (5). Камни доставляли местные купцы из Индии, Ирана, Египта и других восточных стран. Люди верили в чудодейственную силу камней, носили их также как обереги, амулеты. Ювелиры при изготовлении изделий широко применяли традиционные способы производства, в частности, технику “босма” (тиснение узора), зигирак (зернь), кадама (украшение камнями), шабака. В композиции ювелирных изделий гранатовые зерна, “олма гули”, “спиралеобразные узоры”, нередко использовались в цепочках из звеньев подвески- тисненные листики с бусинками, из камней и металла .(традиционное использование местным населением на головном уборе лепестков как символов жизни и обновления природы сохранялось до начала ХХ в.) (6).

В музее-заповеднике Ичан-кала хранится 200 экземпляров хорезмийских ювелирных изделий, среди которых много женских украшений, которые подразделялись на специальные головные, нагрудные и поясные. Головное женское украшение тумор, например, прикалывалось к “такъя” (тюбетейка). Слово “тумор” с арабского языка переводится “молитва”, которая, считалось, будучи написана на бумаге и зашита на амулете хранит человека от всяких превратностей судьбы. Для украшений, пришиваемых к “такъя”, использовали серебро, бирюзу, позолоту. Хорезмийские “такъя” отличались плоскостью дна и широтой украшенной тесьмой кизаги (обводной части). С каркаса такъя каскадом свешивались золотые, серебряные, медные танга, перья филина вставлялись в куполок.

“Осма-дузи” или “канот осма” – налобное украшение, основу которого составляли три зуба хищного животного.

Серебряные украшения “осма-дузи” ХIХ в., хранимые в фондах музея Ичан-калъа оформлены кораллами, жемчугом, бирюзой (7).

“Такъя-дузи” – это украшение, “нашитое на шапочку”. Оно представляло собой фигурную пластину, со всех сторон густо обвешенную длинными подвесками из металлических и каменных бусин, цепочек и лепестков. Наложенная на шапочку из ткани, она полностью ажурно закрывала её и повторяла форму в металле и камне.

Головное украшение “жига” было символом власти. Баёний в произведении “Шажарайи Хоразмшохий” (“Родословная Хорезмшаха”) пишет: “Амир Тура ханом стал в Арке, надел шапку с жигой и воссел на трон” (8). Жига связана и с символом птицы, которую правители всех времен олицетворяли как символ власти, покровителя и защитника (9). Следы преклонения местного населения перед птицей сохранились в композициях украшений. Считалось, что перья совы, филина, беркута, сокола хранили человека от нечистой силы, ведьм. На Востоке купол жиги правителя украшался перьями птиц – амулетом долголетия. Головной убор правителей Хорезма был проще – на их жиге не было перьев. В Хорезме жигу с перьями носили женщины и дети. В день свадьбы к шапочке – тахъя невесты пришивалась жига.

Необходимые ювелирам золото и серебро купцы привозили из России, Ирана, Бухары, Коканда (10). Но некоторые источники подобную информацию опровергают, сообщая, что в середине ХVIII в. из Хивы в Россию в большом количестве было вывезено “золото и серебро, определенные виды камней” (11). В Хорезме название украшению давалось в зависимости от ярко выделяющихся признаков – формы, издаваемого звука, ткани, манеры ношения. Например, низ купола украшения, носимого на затылке и груди, – “Калит боги” (“Связка ключей”) имел от 4 до 10 символических ключей. Это украшение носили с целью разбогатеть. Связка изготавливалась в основном из меди, серебра, коралла, бирюзы, стекла с использованием позолоты (12). Другое нагрудное украшение – “шавкала” – при ходьбе издавало своеобразный звук, якобы отгоняющий злых духов, откуда и появилось название.

Налобное и височное украшения хорезмиек назывались “ярим тирнок” (“полукоготь”). Название произошло от двух тигровых когтей, прикрепляемых к нижней части украшения. В те давние времена на берегах Амударьи во множестве водились жайхунские тигры, клыками которых охотники снабжали ювелиров. Вера в могучую силу хищных животных и птиц у населения сохранялась вплоть до ХIХ в.

Необыкновенно красивы браслеты, сделанные хивинскими ювелирами, которые украшали их спиралеобразными растительными узорами, свойственными лишь хорезмийской школе (14). Они изготавливались парно на обе руки и так же носились (13). Наконечники украшения выполнялись в виде головки змеи, которая, согласно поверьям, являлась символом власти, выступала в роли домового, считалась амулетом – оберегом для малыша, одним словом, была символом безопасности.

Для правящей элиты ювелиры украшали седла и сбрую для лошадей, изготавливалт ножи с золотыми рукоятками. Отдельные детали и чехол для сабли, например, покрывались пластинами из золота, серебра, резными узорами. Лучшие мастера отбирались для службы во дворце. В государственных документах Хивы есть такие записи: “На расходы для сбруи коня Атажана туры выданы одна гирвонка серебра, 7,5 мискала (золотник – мера веса) золота”, “На расходы для обновы хана взяты 5 гирвонок семь мискалов серебра, 21,5 мискала золота. Ювелирам выплачено 17 золотых монет”. “За два ружья мастеру Оллоберди выданы 6 мискалов золота”, “Расход двух ружей его величества составил 24 золотые монеты” (15) т. д.

В фонде музея Ичан-калъа хранится стальной меч Мухаммада Рахимхана. Сабля расписана узорами из золота, украшена цветами на рукояти выгравировано четверостишие на персидском языке. Среди раритетов музея необычно тонким исполнением и изящностью выделяется именное “Бельгийское ружье Винчестера” – экспонат под номером КП-430, с растительными узорами из золота и дарственной надписью, сделанное хивинскими умельцами и подаренное сыну Исфандиерхана Темиргози туре. Из материалов использованы сталь, дерево, золото, камни (1902 г.). Изготовлялись также поясные украшения “камар боги” для подростков (использованы серебро, бирюза, стекло), “тилла белбог” (золотой поясной платок) – женские украшения для пояса, “лас кокил”, украшения для волос (серебро, стекло, тесьма), “танга дузи” – женское налобное украшение (серебро, жемчуг), “манглай дузи” – женское налобное украшение (серебро, жемчуг, стекло), “дова дузи” – нагрудное украшение (серебро, бирюза, стекло), “пешхалта” – женское украшение для поясного платка (серебро, бирюза), “кукрак дузи” – женское нагрудное украшение, “жумалак” – украшение для волос, “халка” -(серьги), “юзик” (кольцо), “бодом-ой” – женское височное украшение, “аравак” (серьги для носовой пазухи) (16).

В ХХ в. ювелирное искусство Хивы пришло в упадок (17). Однако, несмотря на все трудности, многие ювелиры, как, например, А. Давлетов, М. Матчонов, У. Бобожонов, М. Сеитов до сих пор хранят верность профессии и продолжают традиции прославленных ювелиров.

В 60-е гг. ХХ в. при комбинатах бытового обслуживания действовала ювелирная служба, в развитие которой значительную роль сыграли мастера из Дагестана. Хивинцы ценили работу братьев Ганжи и Мажида Ахмедовых. Сегодня семейную традицию известного мастера ювелирного дела Абдуллы продолжают его дети – Ражаббой, Шомурод, Ганжабой Абдуллаевы, проживающие в махалле Патрак города Хивы. Мастерами своего дела признаны ювелиры И. Якубов, А. Ходжаев, члены семьи Заргаровых из махалли Мевастон, где наравне со старшим – заргар Полвоном – работает его внук Одилбек и правнук Полвонназир.

Веками бережно хранимые и обогащаемые образцы ювелирного наследия являются не только исторической памятью, музейными экспонатами, но и имеют бесценное практическое значение. Хочется верить, что древние узоры, прекрасные композиционные решения великих мастеров ювелирного искусства возродятся в творчестве наших современников.

Юлдузхон Рахмонова

Pin It

Comments are closed.