"Луноликая": о новых тенденциях в современном искусстве Узбекистана

Выпуск №1 • 4503

День завтрашний – Увы! Сокрыт от наших глаз!
Спеши использовать летящий в бездну час.
Пей, луноликая! Как часто будет месяц
Всходить на небеса уже не видя нас… Саади

На протяжении многих тысячелетий самым притягательным и неиссякаемым источником творческого вдохновения мастеров искусств являлся образ женщины. Как эта тема раскрывается в современном искусстве Узбекистана, продемонстрировала выставка “Луноликая”, которая состоялась в ноябре 2006 г. в Галерее изобразительного искусства Узбекистана. Организаторами проекта выступили Фонд “Форум культуры и искусства Узбекистана” и Швейцарское бюро по сотрудничеству. Куратор – автор настоящей статьи академик АХ Уз Акбар Хакимов.

Уровень искусства во многом определяется его способностью выразить проблемы общечеловеческой значимости в формах, адекватных современным реалиям и эстетическим запросам. Одной из таких проблем является образ женщины – лейтмотив всего мирового искусства, широко интерпретированный в литературе и искусстве Востока. Несмотря на частое обращение к этому образу, самостоятельной, концептуально нацеленной экспозиции современного искусства Узбекистана на эту тему в последние годы не было. Между тем этот образ – не только тема искусства. Динамика современной жизни внесла новые нюансы в понимание бесконечно глубокой природы феномена женской природы. Эти изменения мы ощущаем и в наших современницах. Меняются и прежние стереотипы – женский образ и социально, и психологически становится разнообразнее и утонченнее. В искусстве время портретов тружениц полей и ударниц производства уходит на второй план, но нового, творческого и философского видения темы, к сожалению, нет. Тем самым усложняется и задача искусства, которое по разным причинам в 1990-е гг. ослабило внимание к этой проблеме. В этой связи осмысление этой проблематики по-новому представляется весьма актуальным.

Концентрация на одной теме представителей различных творческих направлений позволяет объективно оценить их реальный потенциал, определить спектр и тенденции развития национального искусства на современном этапе. В то же время одной из задач проекта является и формирование у художников способности к постановке и нестандартному решению пластических проблем искусства, а также поощрение качеств индивидуального мышления.

Учитывая широту спектра тематики, автор проекта счел необходимым сконцентрировать внимание участников на ее следующих аспектах:

      1. Женщина в современном мире – социальные портреты.

 

      2. Восточная женщина: от обожествления до десакрализации.

 

      3. Философский контекст женского одиночества.

 

      4. Он и она: лирико-романтический ракурс темы.

 

    5. Интерпретация любви в восточной философии – от суфийского контекста до чувственного, земного восприятия.

По сути, выставка имела международный характер, поскольку в ней кроме художников Узбекистана участвовали представители Голландии (Рональд Клеер) и Великобритании (Майкл Барри Лэйн и его супруга Фавзия Лэйн). Выбор участников проекта определялся куратором из собственного опыта и наблюдений над творчеством целой группы ведущих художников Узбекистана и зарубежных живописцев, работающих в различных видах и техниках современного искусства – от живописи и видео-арта до инсталляций и фотоискусства. В основном – это наиболее творчески и оригинально мыслящая возрастная категория художников от 25 до 45 лет. Экспозиция была размещена в двух залах первого этажа Галереи изобразительного искусства Узбекистана.

В одном зале были размещены работы участников выставки “Тетрагон”, состоявшейся в 2007 г. Это Тимур Ахмедов, Зебинисо Шарипова и Бабур Исмаилов, а место участвовавшего тогда художника Фарруха Ахмадалиева заняла чета Барри и Фавзия Лэйн. Все они представили в основном живописные работы, хотя к своим полотнам два художника добавили еще и видео-инсталляцию (Б. Исмаилов) и фотокомпозицию (Т. Ахмедов). Другой зал был оформлен работами не только достаточно известных художников Рональда Клеера (живопись и фото) и Юры Усеинова (видеоарт), но и молодых художников – Анастасии Чапленко (живопись), Диёра Разыкова (живопись и инсталляция), Санжара Жаббарова (видеоарт), Нигоры Шарафходжаевой (инсталляция) и Шерзода Раджамова (инсталляция).

Кремль и Карамель. Тимур Ахмедов. Масло, холст

Т. Ахмедов представил три замечательных живописных полотна и одну социально-философскую фотокомпозицию с текстом из работы известного постмодернистского автора В. Пелевина. Картина “Тысяча и 2 ночи” – некий ремикс всемирно известной притчи выглядит как восточный вариант американского фильма “День сурка”. Монотонная повторяемость событий, создающая ощущение застывшего времени, наводит на мысль о нравственной стагнации и отсутствии живой, немифологизированной реальности. “Крем и Карамель” и “Письмо Эдварду Хопперу” – более ясные по пластике. В трактовке их образов за внешней иронией деликатно прикрыта драматическая горечь женского одиночества.

Живописная пластика Т. Ахмедова филигранна, изысканна, изумрудно-розовые и сине-зеленые тона, переливаясь, создают некую гламурную интонацию. Но это видение обманчиво и иллюзорно, поскольку саркастичность философского взгляда автора прослеживается достаточно очевидно во многих инструментальных приемах – хаотическом смешении форм и красок, сознательной композиционной асимметрии, в конструировании полуфантастических персонажей. Все это создает общую гротесковость ситуации и некий апокалипсический настрой, отличающийся известной жесткостью оценок и нигилистическим взглядом. Отчетливо социальная философская обостренность восприятия реалий современной жизни проявилась в фотокомпозиции с изображением девушки на рынке, везущей коляску с лепешками. Очень точно подобранные тексты из книги В. Пелевина, подписанные суфийским псевдонимом, и некая нарочитая отстраненность авторской интонации усиливают социально-драматическую выразительность образа: “…И вот уже сжимаются кулаки, и дает она себе слово, что еще вырвет зубами много-много денег у этой враждебной пустоты, и сметет с пути любого, и никто не посмеет назвать ее американским словом loser (проигравшая.-А. Х.) …”

Женское одиночество как источник депрессии, растерянность в мире разрушающихся нравственных устоев, бытовые тяготы и драматизм обычной женской судьбы – такова столь редкая в нашем современном искусстве недекларативная палитра минорной философии художника, адекватно выраженная пронзительными пластическими средствами.

Бабур Исмаилов. Атараксия

Б. Исмаилов создал свою картину “Атараксия” в виде вертикальной узкой полосы, но на выставку подготовил окончательный вариант работы, присоединив к ней по бокам два пустых полотна размерами 1,5 на 2 м каждый. Сам образ надменной, довольно некрасивой, но удивительно притягательной и душевно сильной женщины на самом деле вызывает ассоциации с эпикуровским учением “атараксия” – безмятежная жизнь без страданий, которая дается тем, кто способен отказаться от пагубных чувственных желаний. Жесткая конструкция и готическая угловатость в трактовке персонажа, вызывающая поза и хрупкий высокий пьедестал из тонких прутьев, на котором она стоит, создают странное ощущение ее неприступности и одновременно незащищенности и одиночества. Изменение формата картины придало ей пространственную выразительность и усилило драматическую тональность звучания образа.

Бабур Исмаилов. Видеоинсталляция

Видеоинсталляция Б. Исмаилова в виде группы сидящих в парандже женских муляжей и словно смотрящих видеокомпозицию с обнажающейся современной девушкой инновационна по многим причинами. И дело не только в показе обнаженной девушки – художник не делает из этого решения эпатажа, а кадры, стилизованные под старую хронику, мелькают так, что эротическая часть почти не просматривается. Более конструктивным в композиции является идея сопоставления двух миров – причем не прошлого и настоящего, а двух парадигм восприятия гуманитарных ценностей, актуальных и для нашей современной общественной жизни – традиционно-религиозной и секуляристской.

Зебинисо Шарипова. Шом

З. Шарипова представила триптих – три времени мусульманской молитвы, как тема покаяния, веры и одновременно сакральной надежды на благосклонность Всевышнего и Судьбы. Серо-желтая гамма усиливает мистический характер образов, хотя по силе звучания, смысловой экспрессии и пластическим качествам эта композиция уступает ее предшествующей композиции “Ангелы, сошедшие на землю!”, экспонировавшуюся на выставке “Тетрагон”. Общая немажорная философия работы созвучна семантической тональности работ Т. Ахмедова и Б. Исмаилова.

Барри и Фавзия Лейн. Камарнисо

В этом смысле неким диссонансом воспринимаются две декоративно-яркие картины супружеской четы Барри и Фавзия Лэйн, выполненные в народно-фольклорном стиле. На полотнах изображены наивно-обаятельные, в красочных традиционных платьях молодые девушки, полные мечтательных надежд. И это тоже реалии нашей жизни – на самом деле и таких женщин в наших селах и кишлаках не так уж мало. Несмотря на трудности и проблемы, они сохраняют веру в светлое и не теряют внутреннего оптимизма.

Такой же пафос и симпатия к сельским женщинам выражена в серии живописных работ и фотографиях голландского художника Р. Клеера, представленных в другом зале и в другой пластической – сугубо реалистической – манере. Метаморфозы стиля этого художника весьма показательны – от почти нефигуративной живописи середины 1990-х гг. он пришел к реалистической живописи, проделав путь совершенно асимметричной траектории национальной живописи Узбекистана.

Видеоарт Ю. Усеинова, состоящий из двух частей – “Женщина, идущая спиной вперед” и “Нож и веер”, полисемантичен – в нем один персонаж, но в различных жизненных ипостасях и ситуациях. Важным инструментом выразительности является музыкальное сопровождение, очень точно подобранное автором. Уникальность женской личности и нестандартность ее социального мироощущения и поведения – главный лейтмотив видеоработы художника, отличающейся подчеркнуто философским ракурсом.

Живописный триптих А. Чапленко “Женщины” в виде монументальных, увлеченных работой пышнотелых тружениц – некий стилевой симбиоз образов Рембрандта и Гудиашвили – выглядел несколько одиозно, не оставив ощущения пластической и смысловой завершенности.

Достаточно успешно работающий как в живописи, так и в инсталляции и в видеоарте, один из самых креативных молодых художников Д. Разыков, представил необычную живописную композицию “Семь красавиц”. Светло-кремовое пространство холста с еле читаемого силуэта красавиц словно прорублено вертикальными выемками, создающими особый скульптурный рельеф полотна. Сакрально-любовная лирика Востока нередко ассоциируется с мистикой суфийских медитаций, что и пытался передать художник, используя своеобразный пластический инструментарий. Пожалуй, менее удачной и несколько непродуманной выглядит им же созданная инсталляция с использованием обернутого в мешковину сейфа.

Н. Шарафходжаева LUN@LIK.YA

Наиболее визуально эффектной в этом зале выглядела скульптурная инсталляция Н. Шарафходжаевой “LUN@LIK.YA”, составленная из огромного числа CD дисков. Работа являлась попыткой исследовать различные психологические состояния, возникающие при восприятии современного технократического мира. Скрытая ирония, заложенная в данной инсталляции, раскрывает идею автора о том, что несмотря ни на какие технические новации информационного века женщина не теряет присущих ей от природы нравственных человеческих качеств и женственности.

Если Шарафходжаева развенчивает существующие догмы о технократизме современной женщины, то Ш. Раджамов в инсталляции “Лишь легкий звук твоих шагов” в виде вырезанных в форме женского следа фрагментов цветных фотографий из гламурных журналов иронизирует над другим стереотипом о женщине – как существе, озабоченном исключительно вопросами своей внешней привлекательности.

Видеоарт С. Жаббарова “Без названия” – тонкая проникновенная работа, выявляющая в нем качества одновременно и философа, и лирика. Несмотря на то, что в двух залах, по существу, были представлены две самостоятельные экспозиции, общая тематика определила концептуальную и пластическую цельность всего выставочного проекта.

В заключение хотелось бы отметить, что лексика национального искусства меняется на глазах, с арт-сцены уходит творческая элита, оставившая миметическое художественное наследие, современное поколение артистов пытается найти собственный язык изложения, адекватный вызовам мировой и отечественной истории и эстетики. Выставка еще раз убедила нас в том, что актуальные формы искусства – инсталляция или видеоарт – сами по себе не являются показателем тектонических сдвигов в художественном сознании. Наличие нестандартных творческих идей, независимо от формы художественного изложения, не теряет своей актуальности. С другой стороны, работы, представленные на выставке, показали и некую новую наметившуюся тенденцию – стремление художников к философской интерпретации социальной проблематики, ослабление или даже отсутствие которой отмечалось в национальном искусстве середины 1990-х – начале 2000-х гг. Возможно, это связано с трансформациями в сознании всего мирового сообщества.

XXI век встречает культуру новыми испытаниями. Надвигающийся глобальный финансовый кризис ставит под сомнение мировоззренческие приоритеты недавнего времени. Возможно, и ставшая эстетической эпидемией в нашем искусстве гламурная безвкусица в пряно-восточном стиле коммерчески состоявшихся художников, независимо от их самооценки, также испытывает кризис развития. Возникает вопрос: не уступает ли прежняя арт-модель социально индифферентного мышления под натиском внеэстетических факторов свое место более концентрированной на жизненно важной проблематике художественно-философской точке зрения? Выставка “Луноликая”, став своеобразным индикатором этого процесса обновления творческого мироощущения, отвечает на этот вопрос скорее “да”, чем “нет”.

Акбар Хакимов

Pin It

Comments are closed.