Редакционная коллегия

Выпуск №1 • 1363

Духовная культура населения Бактрии долины Окса, как и всей античной Средней Азии, во многом определялась религиозным восприятием окружающей действительности.

Уже в эпоху энеолита и бронзы сложились каноны изображения почитаемых божеств, известные по терракотовой пластике. Среди многочисленных статуэток особую роль играл образ женского божества – богини-матери. Древнейшие глиняные фигурки, изображавшие сидящих женщин, найденные на территории Южного Туркменистана, относятся к VI тыс. до н. э., к эпохе энеолита (1, с. 9). Более обширная коллекция терракот датируется энеолитической эпохой (V – начало III тыс. до н. э.). Она найдена на городищах Каратепа, Намазга II.

Для коропластики эпохи ранней бронзы характерны фигурки, выполненные в условно-плоскостном стиле, когда из широкой, уплощенной глиняной лепешки формируется фронтально развернутый силуэт, лишь отдаленно напоминающий женскую фигуру. Большее внимание уделяется разработке головы, где особо выделяются крупные, в высоком рельефе выполненные налепы прямостоящих глаз, детально проработаны прическа, украшения на шее. Но торс предельно условен, руки с неразработанными кистями расставлены в стороны, широкие бедра переходят в общий удлиненный треугольник соединенных ног.

Малая пластика эпохи развитой бронзы представлена уже несколькими типами женского божества, что свидетельствует о расширении местного пантеона. Статуэтки, относящиеся к эпохе бронзы, были найдены на городищах Алтынтепа и Намазгатепа.

В I тыс. до н. э. (раннежелезный век) отмечается полное исчезновение пластического искусства. Объясняется это, видимо, тем, что древнеиранские божества представляли собой преимущественно те или иные абстрактные понятия и не имели антропоморфного воплощения. Согласно гипотезе Г. Пугаченковой, бестерракотовый период объясняется либо заменой антропоморфных божеств символами, либо изготовлением в этот период культовых идольчиков из других материалов (дерева, кости, металла) (2, с. 121).

В период античности малая пластика возрождается вновь, а наиболее популярным остается культ богини-матери. К этому времени каноны изготовления терракот, сложившиеся в эпоху энеолита и бронзы, были утрачены, поэтому образ богини-матери нашел свое новое воплощение, выработанное под непосредственным влиянием эллинистической культуры.

Объектом исследования данной статьи мы выбрали женские культовые образы, запечатленные в терракотовой пластике, найденной в ходе археологических работ на древних городищах Бактрии, расположенных вдоль реки Окс (Амударья). Причем датировка терракот проведена на основе сопутствующих археологических материалов. Можно выделить пять типов статуэток.

Первый тип – это архаизирующий тип Великой бактрийской богини, который представлен терракотами в виде нагой женщины и, судя по количеству находок, не был популярен. Лишь три статуэтки данного типа (II–I вв. до н. э.) были найдены на городищах Зартепа и Кампыртепа. В них прослеживается парфянское влияние, а аналогии им можно найти в статуэтках, найденных на городищах Селевкии и в Вавилоне. Они датируются III–II вв. до н. э. Исключение составляет изображение нагой наездницы (I–II вв. н. э.), где также прослеживается парфянское влияние.

Уникальна статуэтка, обнаруженная на Кампыртепа в погребении II в. н. э. В ее руках голубь и яйцо. В Средней Азии аналогичных изображений до сих пор не находили. Возможно, этот образ связан с проникновением в земледельческие оазисы Средней Азии северных кочевых народов, осевших здесь.

Одним из наиболее распространенных является второй тип бактрийской богини. Судя по археологическим находкам, на протяжении долгого времени это была богиня с характерной тонкой разработкой черт лица и куафюры, мягко драпирующихся по эллинскому образцу одежд. Она встречается в слоях III в. до н. э., т. е. с момента возрождения коропластического искусства в Средней Азии, и остается популярной вплоть до II в. н. э. Ареал распространения ее велик – от восточных границ Бактрии до самых крайних западных ее широт. Выделяется три подтипа описываемого образа:

1-й. Богиня в длинном платье, подпоясанном под грудью, имеет при себе атрибут (пиала, округлый предмет) или отличается определенным положением рук – у груди и живота. Наиболее ранние статуэтки данного подтипа были найдены на городище Ай-Ханум (III–II вв. до н. э.). Статуэтки, обнаруженные на городищах Дильберджин и Кампыртепа, относятся к I в. до н. э. – I в. н. э., самое позднее – к I – II вв. н. э.

2-й. Богини с накидкой на плечах распространены в восточных районах Амударьи, на городищах Саксанохур, Айханум, Старый Термез, Зартепа, Шортепа, Каратепа. Причем саксанохурские, айханумские и термезские статуэтки представлены с сосудом и инвеститурным кольцом. Они символизируют хранение царской власти. Представленное на монетах божество с инвеститурным кольцом, по мнению исследователей, передает образ Анахиты. Исключение составляют каратепинские статуэтки, изображенные с ребенком или с рукой, расположенной на животе и без атрибутов. Ребенок в руках или рука на животе – несомненный символ плодородия. Время распространения всех статуэток данного подтипа – III в. до н. э. – III в. н. э.

3-й подтип статуэток, представленный богинями, закутанными в плащ гимантий, распространен в среднем и западном течении Амударьи на городищах Дильберджин, Кампыртепа, Хатабтепа, Мирзабеккала. Эти статуэтки были популярны в раннекушанское и кушанское время – I в. до н. э. – II в. н. э., хотя остаются популярными и в III – IV вв. н. э. при некоторой смене внешнего облика (увеличение пропорций тела и его тяжеловесность), но только на Дильберджине (на других городищах подобные статуэтки позже не были обнаружены). Атрибуты богинь стандартные – сосуд в одной руке и гроздь винограда в другой, с одним сосудом в руке или вовсе без атрибутов.

Оригинальны две статуэтки, найденные на городище Кампыртепа, не подходящие ни под один подтип. Они датируются I в. до н. э. – I в. н. э. Одна из них передает образ худощавой девушки в короткой тунике, а другая – женщины в длинном платье, держащей в руках козлоногого младенца. Эти статуэтки выходят из рамок сложившихся бактрийских стереотипов и относятся ко времени завоевания Кампыртепа Парфией. Обе хранятся в Институте искусствознания.

Третьим типом бактрийской богини является образ сидящей богини. Ряд исследователей характеризует данный тип как богиню Ордохшо, которая занимает видное место в официальных культах Великих Кушан. По мнению Г. Пугаченковой, “имя богини Ордохшо явственно восходит к Вахшу – Оксу – Амударье, свидетельствуя о ее семантической связи с великой полноводной рекою Бактрии. Рог изобилия у Ордохшо на монетах – это атрибут ее официальной иконографии, почерпнутой из греко-римского ваяния, где он обычен для Тихе – покровительницы городов и Фортуны – богини счастья и удачи.

В массовых же изделиях бактрийской коропластики в разных районах атрибуты в руках Великой богини варьируются: в их числе – сосуд, плод, зеркало, венец, цветок, кошелек и еще какие-то трудно различимые, вследствие обобщенности их передачи, предметы (3, с.113). Статуэтки происходят из разных мест и имеют как широкий ареал распространения, так и большие временные границы – I –IV вв. н. э. Со временем статуэткам этого типа придают локальные черты и одеяния. Их образы становятся уплощеннее, головы нередко непропорционально велики по отношению к туловищу, одежды приобретают азиатский покрой. Подобные изделия были найдены на городищах Кей-Кобад-шаха, Айртам, Зартепа, Кампыртепа, Чоплитепа.

Интересна статуэтка из Дильберджина, датируемая II – I вв. до н. э. Она передает образ нагой сидящей богини с руками, сложенными у лона.

Статуэтка из Кампыртепа, датируемая I в. до н. э. – I в. н. э., с птицей и нагим мальчиком в руках, резко контрастирует по сравнению с вышеуказанными своей доработкой одежды и непохожими атрибутами.

Следующий, четвертый тип бактрийской богини – это многочисленные богини в азиатских одеждах. Данный тип подразделяется на три подтипа:

1-й. Прямостоящая женщина, одетая в платье, от талии расходящееся длинной плиссированной юбкой. Статуэтки отличны одна от другой не только своими атрибутами, но и передачей самого образа. Богини в подобных платьях встречаются на городищах Саксанохур (4), Халкаджар (5, с. 301-303, рис. 1.1), Аккурган (6, с. 75, рис. 24,2), Емшитепа (7, с. 164, рис. 5,1), Кампыртепа (8, с. 43). Время их распространения – с III в. до н. э. до IV в. н. э., но наиболее популярны они в раннекушанский и кушанский период.

2-й. Образ богинь в длинных кафтанах с длинными рукавами, свисающими с плеч. В согнутых руках ее, возможно, кувшин и какой-то плод. Иногда руки полностью скрыты под кафтаном. Найдены на городищах среднего и западного течения Амударьи (Емшитепа, Кампыртепа, Чоплитепа, Мирзабеккала). Время распространения – I – III вв. н. э.

3-й. Богини, облаченные в платье с запахом, представлены двумя терракотами с городищ Кампыртепа и Мирзакултепа. Время распространения – конец I в. до н. э.– I – II вв. н. э. Атрибуты богинь разные – мирзакултепинская терракота правой согнутой рукой держит кубок, левой – неизвестный предмет, кампыртепинская – правой прижимает к груди пиалу, а в левой держит птичку.

Последний, пятый тип статуэток представлен образами богинь под аркой. Они были найдены только на городищах Чоплитепа и Мирзабеккала и относятся к кушанскому времени (9). Статуэтки подобного типа не характерны для Бактрии. Их многочисленные находки с изображением как мужских, так и женских образов отмечены в Согде. Они выделены В. Мешкерис в отдельный класс – “Плитки”, подкласс – “Плитки, оформленные орнаментальным бордюром” (10, с. 243-259, табл. 108-121). Видимо, выделенный тип бактрийской богини несет на себе согдийское влияние.

В период эллинизма в Бактрии наблюдается тенденция копирования греческих статуарных божеств, воздвигнутых на площадях, во дворцах и в храмах. На городищах Бактрии, расположенных вдоль берегов реки Окс, находки статуэток античных божеств единичны. Так, статуэтка с изображением Ники была найдена на городище Зартепа (11). Афины – на Кампыртепа, Силены (?) – на Зартепа. Здесь также были найдены статуэтки, относящиеся к дионисийским персонажам. Это образы музыкантш, изображенные с лютнями, арфами и одна с рубабом. Они были найдены на таких городищах, как Старый Термез, Аккурган, Кампыртепа. Ареал распространения статуэток, имеющих греческие корни, невелик. Все они обнаружены на территории среднего течения Амударьи, левом ее берегу. В перечисленных образах, имеющих инородное начало, с большей силой выступает уже бактрийский элемент – это их иконографические, этнические особенности, строгость фронтального изображения. Время распространения – III в. до н. э. – II в. н. э.

Бактрия стала первым регионом Средней Азии, где буддизм уже с конца I в. н. э. получил широкое распространение и проявил себя как фактор идеологического и художественного влияния. Со времени объединения Бактрии и Северной Индии в едином Кушанском государстве были созданы условия для распространения буддизма в Средней Азии. Кушанские правители Бактрии оказывали финансовую поддержку буддизму, выделяя средства на строительство буддийских культовых сооружений, что способствовало развитию буддийского искусства. На территории Бактрии долины Окса было найдено немало статуэток с изображением якшинь. Т. Мкртычев отмечает, что этот образ был воспринят буддизмом из широкого пласта народных верований, где якшини выступали как божества здоровья, благополучия, процветания, мудрости. В Бактрии, возможно, он слился с культом богини плодородия и почитался именно как этот образ, так как очевидно, что в это время большинство населения Бактрии не принадлежало к последователям буддизма, а буддийские статуэтки использовались взамен местным. Статуэтки якшинь были найдены на городищах Тепаи-шах, Старый Термез, Зартепа, Фаязтепа, Кампыртепа, Чоплитепа и датируются II–III вв. н. э.

Таким образом, культ женского божества на территории Бактрии долины Окса оставался почитаем с древнейших времен вплоть до раннего средневековья. Образцы коропластики свидетельствуют о том, что в бактрийском пантеоне было множество богинь. При этом одни из них входили в официальный пантеон, принятый Канишкой, другие являлись исключительно родоплеменными, о чем свидетельствует их распространение. Одни почитались длительное время, другие же – недолго. Позже их изображения не встречаются. Следует отметить, что несмотря на то, что стилистически становление многих женских образов коропластики происходило под значительным влиянием эллинистических, индийских, парфянских и кочевнических традиций, здесь прослеживается связь времен и преемственность традиций, стойко сохраняемых жителями, населяющими этот регион.

Pin It

Comments are closed.