Выдающиеся открытия в археологии Узбекистана в годы независимости

Issue #3 • 128

Шокир Пидаев,
археолог

Одно из важных направлений в исследованиях археологов Узбекистана – изучение памятников эпохи палеолита. Ими были открыты десятки наскальных рисунков древнекаменного века, неолита. Останки древнего человека, имеющие более чем миллионный возраст, найденные в Сельунгуре, свидетельствуют о бесспорном вхождении территории Узбекистана в зону формирования древнейшего человека. В последние годы в гроте Обирахмат были найдены кости скелета человека современного типа, имеющие признаки смешения генома неандертальца и homo sapiens, жившего 50 тыс. лет назад.
Открытия археологов более чем на 2 тыс. лет – до VII тысячелетия до нашей эры – удревняют начало одомашнивания животных в Узбекистане.
Среди важных источников историко-культурного наследия Узбекистана – наскальные изображения, изучению которых в годы независимости уделяется большое внимание. Особо значимы проведенные сотрудниками Института археологии АН РУз в местечке Сармышсай на Каратау близ Навои археолого-консервационные работы на наскальных рисунках, благодаря которым к жизни удалось вернуть несколько сотен петроглифов. Всего здесь было выявлено более 5000 сюжетных рисунков и целых композиций, выбитых на камне. В свете новейших открытий можно без преувеличения назвать уникальным и неповторимым памятником-музеем под открытым небом рисунки Сармышсая. Они красноречиво иллюстрируют жизнь, быт, а также культовые и религиозные представления обитавшего здесь на протяжении нескольких тысячелетий населения. Там же были также выявлены рисунки, выбитые в эпоху неолита, бронзы, раннего железа, античности, средневековья и в современную эпоху. В настоящее время Сармышсай – один из наиболее посещаемых объектов как местным населением, так и зарубежными туристами, интересующимися историей и богатой культурой нашей страны.
Для истории Центральной Азии важное значение имеет изучение древнеземледельческих оазисов и формирование урбанизации на местной культурной и экономической основе. Учеными были выявлены зоны древней урбанизации и их локальные особенности, свидетельствующие о том, что южные районы Узбекистана входили в зону формирования протогородских цивилизаций первого порядка. В этом плане показательны археологические работы, проведенные на памятниках Сапаллитепа и Джаркутан, где закладывались основы не только ранних городов и государственности, но и формировалась древнейшая мировая религия – зороастризм – монотеистическая религиозно-философская система, концепции которой в значительной степени повлияли на становление и развитие иудаизма, буддизма, христианства и ислама. Памятник, связанный с зороастризмом, датируется эпохой бронзы и находится на юге Узбекистана (Джаркутан), где в «ведический период» закладывались основы этой религии, которая широкое распространение получила в «авестийский период» распространения культур «расписной керамики» эпохи раннего железа (XIII – IV вв. до н.э.), индо-иранские носители которых распространились уже по всей территории Центральной Азии. Вопросы о том, когда и где зародилась зороастрийская религиозно-философская система, до сих пор остаются дискуссионными. Ответ на них станет возможным лишь при получении новых археологических доказательств. Материальное подтверждение исследований лингвистов и данных древних авторов считается в науке неоспоримым фактом. Археологическими исследованиями, проводимыми с началом независимого развития Республики Узбекистан, на территории Согда (Сангиртепа) и Северной Бактрии (Киндыктепа) были выявлены храмы IV вв. до н.э., имеющие признаки, позволяющие интерпретировать их как зороастрийские.
На территории Хорезмского оазиса на поселении Хумбузтепа был обнаружен и исследован храм огня V в. до н.э., заслуживающий особого внимания. В центральном зале храма располагался напольный алтарь, возведенный на суфе со следами мощного нагара от горевших на его поверхности жира и масла. Здесь же были найдены и переносные алтарики «классической» формы и остатки дахм VI и IV вв. до н.э. Находки древнейших храма огня и зороастрийских дахм на Хумбузтепа подтверждают мнение узбекских ученых о том, что территория Хорезма является колыбелью зороастризма. Разнообразные керамические и металлические изделия, найденные в храме, характеризуются высокой техникой изготовления и изяществом форм. Развитость архитектурно-планировочной структуры храма указывает на то, что уже к V в. до н.э. здесь был выработан канонизированный план зороастрийских храмов, получивший распространение вплоть до конца эпохи раннего средневековья на всей территории Средней Азии.
Не меньший интерес вызывают открытия археологов Узбекистана на городище Акчаханкала в Каракалпакстане. В свете новых исследований этот памятник интерпретируется как одна из резиденций древнехорезмийских царей. Широкомасштабные исследования, проводимые здесь с 1996 г., показали, что памятник состоял из двух городов – внутреннего и внешнего и имел развитую и мощную фортификационную систему. Во внутреннем городе выявлены общественные и культовые сооружения, одно из которых – культовое квадратное в плане здание размером 60х60 м, укрепленное мощными оборонительными стенами с внутристенными коридорами. Стены одного из коридоров имели прекрасные по исполнению полихромные сюжетные росписи, изображавшие процессии людей, ведущих за собой животных, по всей вероятности, лошадей. Известно, что в древнем Хорезме одним из почитаемых животных была лошадь – символ солнца. Все изображения на росписях выполнены в профиль. Манера исполнения, их пластическое решение очень схожи, хотя каждый изображенный здесь образ по-своему оригинален и неповторим, притягивая к себе внимание зрителя, который как бы чувствует себя участником данной сцены. Уникальна портретная галерея хорезмийских царей. Открытие настенной живописи в очередной раз подтверждает своеобразие и оригинальность высокой художественной культуры древнего Хорезма.
Важнейшей проблемой, активно разрабатываемой учеными Республики Узбекистан, является изучение городов и поселений эпохи античности и средневековья, их фортификационных сооружений, жилой и культовой архитектуры, остатков погребальных сооружений и ремесленных производств, когда налаживались регулярные контакты с центрами мировых цивилизаций. К числу уникальных находок этого периода можно отнести комплекс из пяти или более десятков булл – оттисков печатей, перстней и гемм, обнаруженных во время археологических работ на цитадели городища Кафиркала близ Самарканда, который интерпретируется исследователями как одна из резиденций самаркандских правителей. Большинство булл относится к VII – VIII вв. н.э. Среди них имеются экземпляры, относящиеся и к более раннему времени. Изображения на буллах отличаются по стилю и тематике. Среди находок представлены оттиски с антропоморфными и зооморфными изображениями. Несколько булл имеют оттиски с отдельных знаков-тамг. Особую группу составляют буллы с оттисками погрудных или выполненных в полный рост изображений божеств, а также светских лиц – вероятно, хозяев печатей. Среди зооморфных изображений на печатях в большей степени представлен образ коня, верблюда и кабана, реже – льва, оленя, слона и других животных. Вероятно, последняя группа изображений на печатях могла служить владельцам в качестве оберегов. Среди комплекса оттисков на буллах встречаются отдельные экземпляры, свидетельствующие о том, что некоторые печати были выполнены в таком высокохудожественном исполнении, что можно без преувеличения отнести их к числу шедевров глиптики. На них даже мелкие детали изображенных образов гравировались в совершенстве. Можно сказать, что находка булл с городища Кафиркала открывает новую качественную страницу в изучении портретного искусства мелкой пластики доисламского времени Центральной Азии.
К числу открытий мирового значения можно отнести дворец караханидского времени (XII – начало XIII в. н.э.) на городище Афрасиаб, раскопки которого были осуществлены узбекскими археологами в сотрудничестве с французскими коллегами. Дворец по своей архитектурно-планировочной структуре и богатству оформления интерьеров не находит себе аналогов в средневековом зодчестве исламского мира. Тронный зал дворца был оформлен настенной монументальной полихромной сюжетной живописью. Известно, что сюжетные росписи исламского времени на территории Центральной Азии встречаются крайне редко. Во дворце же на Афрасиабе найдена целая картинная галерея. Роспись поражает и восхищает общей композицией сюжета, стилем ее передачи, палитрой использованных красок и техникой исполнения. Центральное место в композиции занимает образ сидящего на троне правителя в окружении приближенных и их охраны. Фигура правителя в богатой одежде, украшенной изображением мифических существ, – гарпий или сирен (существо с головой женщины и телом птицы) по размерам в два раза больше других изображенных. На трон наброшена ткань с изящным растительным орнаментом. Стены зала состояли из нескольких раздельных «рам». В одной из них изображен лучник, в другой – всадник, в третьей – женщина с букетом. При оформлении зала художник умело включил изображение мифической птицы семург. Высокое профессиональное мастерство художника, оформлявшего тронный зал, отражено не только в изображении основных персонажей, но и животных, растительных мотивов и эпиграфики. Изображения тигра, медведя, собак и зайцев переданы в движении. Есть все основания предполагать, что при создании росписей тронного зала дворца художник черпал все лучшее из традиций доисламского Согда и Бактрии – Тохаристана. Он мастерски соподчинил их идейным запросам ислама. В целом, можно сказать, что открытие и исследование дворца караханидов на Афрасиабе стало новой вехой в изучении раннеисламского искусства Узбекистана и всей Азии, проиллюстрировав миру его уникальность и многообразие.
С первых лет независимости приоритетным направлением, стоящим перед археологической наукой Республики Узбекистан, было направление о возникновении, становлении и развитии городов республики, об их роли в политико-экономической, культурной и духовной жизни общества на разных этапах развития и их вкладе в мировую цивилизацию. В результате проведенных широкомасштабных археологических исследований в этом направлении ученым удалось определить возраст многих городов нашей страны. Под эгидой ЮНЕСКО широко праздновались 2750-летие Самарканда, 2700-летие Карши, Шахрисабза, 2500-летие Бухары, Хивы и Термеза, 2200-летие Ташкента и 2000-летие Маргилана.
Заслуживают особого внимания археологические исследования на городище Кампыртепа в Сурхандарье. Этот уникальный памятник античного времени, стоявший на переправе через Амударью (Окс), в настоящее время по уровню верхнего строительного горизонта практически полностью исследован возглавляемой академиком Э. В. Ртвеладзе экспедицией. Найденные здесь артефакты указывают на его исключительно большую роль на Великом шелковом пути. Результаты исследования Кампыртепа позволили воссоздать общий облик бактрийских городов кушанского времени и выявить особенности градостроительной структуры. Заслуживают особого упоминания осуществленные здесь консервационно-реставрационные работы, позволившие превратить памятник в объект посещения его как узбекскими, так и зарубежными туристами.
Важное направление в исследованиях археологов занимает разработка проблем изучения центров ремесла и торговли на Великом шелковом пути. В этих целях разрабатывается большой комплекс проблем по изучению культовых и религиозных центров, а также отдельных явлений в духовной культуре древнего населения Узбекистана, свидетельствующих о древних традициях толерантности в обществе. Крупным вкладом в изучение мировой художественной и духовной культуры стали раскопки на Каратепа близ Термеза – крупного культового центра – ретранслятора буддизма в Центральную Азию, Китай, Корею и Японию. Археологи Узбекистана совместно с японскими исследователями изучают монументальный буддийский монастырь I – IV вв. н.э., культовые сооружения которого поражают не только своими размерами, но и новаторскими архитектурными и строительными решениями зодчих, богатством и изяществом оформления интерьера. Стены помещений монастыря были украшены сюжетными полихромными росписями и оформлены каменными глиняно-ганчевыми скульптурами. Это изображения персонажей буддийского пантеона, в том числе Будды, бодхисатв, аскетов, монахов и мифических птиц и зверей. Не менее интересны образы светских лиц, которые исполнены в динамике и весьма выразительны. Развитый и самобытный уровень искусства древней Бактрии иллюстрируют найденные предметы художественной культуры, в которых много общего с гандхаро-буддийским и греко-римским искусством. Каждый обнаруженный на Каратепа предмет художественной культуры оригинален и неповторим, свидетельствуя о том, что в I – IV вв. н.э. на территории Термеза жили и творили художники-скульпторы высочайшего класса, произведения которых и спустя тысячелетия радуют и восхищают зрителей.
В свете новейших археологических открытий в Республике Узбекистан успешно разрабатываются вопросы этногенеза и этнической истории узбекского народа. Новое направление в археологии – внедрение в практику методов естественных и технических наук, направленных на изучение и сохранение исторического наследия. В этих целях разрабатываются уникальные методы консервации и реставрации древней монументальной живописи и скульптуры, реконструируются технологии древних производств – металлургии, гончарного, стекольного, ткацкого и ювелирного ремесел.
Археологическая наука Республики Узбекистан в годы независимости поднялась на качественно новый – высокий мировой уровень. Археологи республики проводят совместные исследования с ведущими научными центрами Франции, Германии, Бельгии, Испании, Польши, Италии, Японии, Кореи, Австралии и России, активно налаживают научные связи с коллегами из Центральной Азии, России, Украины и Казахстана. Они – инициаторы и организаторы ряда международных симпозиумов и конгрессов по проблемам каменного века, эпохи бронзы, урбанизации, интеграции культур на Великом шелковом пути.

 

Pin It

Comments are closed.