Новые горизонты национального кино Узбекистана

Issue #2 • 132

Нигора Каримова
киновед

Одним из важных достижений в киноискусстве Республики Узбекистан периода независимости стало освобождение деятелей кинематографии от бытовавших прежде жестких рамок в их творческом самовыражении. Именно в годы независимого развития была полностью осознана и воплощена в ряде правительственных постановлений идея о необходимости государственного регулирования отечественного кинопроцесса. В течение последних десяти лет восстанавливается и киносеть. Кинотеатры постепенно возвращаются к своему основному виду деятельности – показу кинокартин. Учреждения кинопроката стали получать прибыль от демонстрации национальных фильмов, что послужило мощным стимулирующим импульсом для развития узбекского национального кинематографа.
За 25 лет независимости в киноискусстве Узбекистана произошел ряд положительных изменений в сфере государственной поддержки и финансирования, недостаток которого отрицательно сказывался на развитии игрового кино республики прежних лет. Государство стало инициатором широкой поддержки отечественной киноиндустрии. Так, согласно Указу Президента Республики Узбекистан И. Каримова «О создании Государственной кинокомпании Республики Узбекистан» и Постановлению Кабинета Министров Республики Узбекистан от 6 мая 1992 г. была учреждена Государственная кинокомпания страны, цель которой – дальнейшее развитие национального кинематографа. Указом Президента Республики Узбекистан «О создании государственно-акционерной компании «Узбеккино» от 29 апреля 1996 г. и Постановлением Кабинета Министров Республики Узбекистан была образована Государственная акционерная компания «Узбеккино». Следующим стратегически важным шагом в развитии национального кинематографа стал Указ Президента Республики Узбекистан «О совершенствовании управления в сфере кинематографии» от 16 марта 2004 г. и Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан от 17 марта 2004 г. на основании которых Государственная акционерная компания «Узбеккино» была преобразована в Национальное агентство «Узбеккино».
Киноискусство Узбекистана, бесспорно, – это живое, развивающееся явление, не застывшее в своих пределах. Кино Узбекистана переживает определенный подъем. Мы уже можем говорить об индустрии этого вида искусства, в котором задействованы и кинематографисты, и кинопрокатчики, и, конечно же, зрители. Отметим, что 1996–2000 гг. стали временем возвращения кинопрокату его исходных функций. Немаловажно и то, что многие фильмы республиканского проката приносят доход не меньший, чем, скажем, фильмы голливудские. При этом многие картины полностью окупают затраты на их создание. Таким образом, определенная часть национальных кинопроектов рентабельна. В Республике Узбекистан за последние годы сформировалась собственная многочисленная зрительская аудитория, которая посещает кинозалы, демонстрирующие отечественные фильмы. Этот важный социальный феномен, отличающий наш кинематограф от ситуации в кино других государств Центральной Азии, неоднократно отмечали как зарубежные, так и отечественные эксперты кино. Рассматривая этот феномен узбекского кинематографа, закономерно отметить несколько факторов, которые его создают. Прежде всего это – фактор психологический, т.е. желание зрителя увидеть себя в герое, который живет и действует на экране, и возможность высказаться о своем сокровенном посредством киноязыка, а также культурный аспект – наличие системы уникальной национальной зрелищной системы, на протяжении многих веков заполнявшей и сейчас заполняющей духовную жизнь узбекского народа. И еще один важный фактор – сложившееся у узбекского зрителя мифопоэтическое восприятие реальности с устоявшимися фольклорными кодами, где добро всегда побеждает зло.
Современный узбекский игровой кинематограф наряду с этнокультурной характеристикой жизни и быта народа внимателен к общечеловеческим качествам и особенностям внутреннего мира современника. Все больше появляется фильмов о семье, браке, взаимоотношениях разных поколений. Фильмы таких режиссеров, как З. Мусаков («Мальчики в небе», 2003; «Хроника одного дня», 2016), Б. Адылов («Забаржад», 2007), Т. Калымбетов («Арал – счастье мое», 2007), Р. Батыров («Где-то рай», 2008), Д. Касымов («Вдоль реки», 2009), Р. Маликов («Дядя», 2014), Ш. Аббасов («Дилор, Дилор, дил ва ор…», 2015), отличает яркая эмоциональная палитра и тонкий психологический портрет героев.
Динамика развития игрового кино имеет важные показатели. Во второй половине 2000-х гг. игровых фильмов стало выпускаться намного больше, чем в начале 1990-х гг. Начиная с 2008 г. в Узбекистане за год выпускается более 50 государственных и частных фильмов, включая игровые, документальные и анимационные. Принципиальные изменения коснулись и жанрово-тематического содержания национального игрового кино. Актуальна интерпретация истории как фактора поиска национальной идентичности. Искусство не может существовать без истоков, без культурной традиции, ориентированной как память на сохранение своего прошлого.
Во второй половине 1990-х – 2000-х гг. появляется серия игровых картин, в которых затрагиваются те или иные проблемы недавнего исторического прошлого, негативной оценке подвергаются реалии советской действительности. Среди картин на тему недавней истории, раскрывающей жизнь в одном из кишлаков советского периода, фильм режиссера Ю. Азимова «До рассвета» (1993 г.), в котором Любовь, Верность, Душевная широта выступают в качестве духовной перспективы жизнеспособности героев – членов одной большой семьи. Фильм режиссера С. Назармухамедова «Единственная память, оставшаяся с лета» (1998,) был поставлен по одноименной повести Х. Султанова. Главный герой этого фильма – Адаш Карвон – переживает все тяготы «советской системы». В фильме находит отражение исконно национальное мировосприятие узбекского народа. Экранизация фильма «Тюльпан на снегу» (2003 г.) по одноименной повести А. Чулпана – дебют творческого тандема молодых режиссеров-кинематографистов Ё. Туйчиева и А. Шахабиддинова. Фильм был участником информационного показа Каннского международного кинофестиваля .
По мере «раскрепощения» национального самосознания в стране появляются фильмы, в которых помимо конкретной фабульной истории присутствует и психологическая драма. Таковы «Родина» (2005 г., режиссер З. Мусаков), «Юрта» (2007 г., режиссер А. Шахабиддинов), «Постскриптум» (2011 г., режисссер Ё. Туйчиев), «Свинец» (2011 г., режиссер З. Мусаков), в которых патриотическая тема не выглядит пафосной, а проявляется в тонкой и порой нарочито скрытой интонации. В них достаточно выразительно и правдиво отражены сложные, противоречивые характеристики времени и судеб. Поиск национальной идентичности в фильме происходит не через этно-культурные атрибуты и внешние приемы, а с помощью показа тектонических сломов истории и изменений человеческих судеб. Так, узбекские режиссеры в своих фильмах смогли раскрыть глубинную духовную сущность национального характера, проявляющегося во всей своей неоднозначности в условиях сложной исторической ситуации.
Реалистическое изображение действительности, связанное с усложняющимся представлением о важнейших категориях бытия, нашло свое отражение в «новом кино» Узбекистана, в котором кинорежиссеры и сценаристы при исследовании конкретных явлений стремились рассматривать их целостно, в контексте неразрывных связей личности и общества. В 2000 – 2016-е гг. все чаще звучат имена таких режиссеров и сценаристов, как К. Камалова, З. Мусаков, С. Назармухаммедов, Ё. Туйчиев, Э. Агзам, А. Шахабитдинов, Х. Насимов, А. Мигноров, М. Абдухаликов, А. Ганиев, У. Хамдамов, С. Каримов, в фильмах которых отображены новые темы, стилистические приемы, оригинальные жанровые формы, адекватные времени, идеологическим установкам и психологии людей.
За двадцать пять лет независимости игровое кино Узбекистана претерпело определенную эволюцию. Сначала это было кино с идейно-художественной программой, философией развенчания советских мифов, как, например, в фильмах «Долина моих отцов» (1998 г., режиссер Ш. Аббасов), «Единственная память» (1998 г., режиссер С. Назармухаммедов). Позже первоначальный остро социально-критический импульс постепенно угасает и превалирует ориентир на «этнокино»: «Оратор» (1998 г., режиссер Ю. Разыков), «Чимилдик» (1999 г. режиссер М. Абзалов), «Дилхирож» (2001г., режиссер Ю. Разыков) и др. Эстафету великолепных национальных фильмов 1991 – 2000-х гг. продолжили фильмы «Дорога под небесами» (2005 г., режиссер К. Камалова), «Источник» (2006 г., режиссер Ё. Туйчиев), «Небеса – моя обитель» (2012 г., режиссер А. Шахабиддинов), «Дядя» (2014 г., режиссер Р. Маликов), «Колодец» (2015 г., режиссер М. Абдухаликов), «Отец» (2015 г., режиссер А. Мигноров). Опираясь на вековой уклад жизни, на народные обычаи и традиции, узбекским кинематографистам удалось воспроизвести особый мир традиционной культуры. В них посредством современного киноязыка повествуется о самом сокровенном, о самом реальном – о душе человека. По-новому звучит тема генетической памяти человека о своих корнях, истоках. Авторам удалось показать образно и правдиво отразить различные стороны жизни людей в современном мире, которые в настоящем произведении искусства найдут отклик у зрителя.
Начало 2000-х характеризуется постепенным увеличением производства кинолент, расширением их жанрово-стилистических границ, более интенсивным обращением к современной теме. Поиски национальной идентичности, выявление характерных для нашего народа исконных нравственных и духовных качеств сопровождались созданием кинопроизведений, в которых ставились и решались актуальные задачи общечеловеческого значения. Заметно расширился репертуар тем и проблематики национального кино, отражающий волнующие общество вопросы. Не остался равнодушным узбекский кинематограф и к таким злободневным, острым и разрушающим основы процветающего общества проблемам, как религиозный экстремизм, наркомания, преступная тяга к незаконному обогащению и т.п. Эта тенденция достаточно ярко проявилась в фильмах кинорежиссера Х. Насимова «Обманутая женщина» (2011 г.), «На дне» (2012 г.), «Заблудившиеся» (2014 г.), в крупномасштабных проектах Р. Сагдиева «Предатель» (2015 г.), «Барон» (2016 г.).
Узбекские кинематографисты стремятся преодолеть схемы и стереотипы нормативной драматургии и киноэстетики, затруднявшие выход к тем пластам действительности, которые аккумулировали личное, глубоко человеческое. В этом свете выдвижение на авансцену образа современного героя исторически вполне оправдано. Таким образом, стремление кинематографа, как и искусства в целом, пристальнее всматриваться в жизнь людей, рассказать о том, чем и как живет наша страна, выразилось в значительно выросшем количестве произведений, посвященных деятельности и нравственно-психологическим устремлениям современников. Здесь важна своеобразная этапность, ступенчатость развития: от слабых, наивных опытов овладения темой до картин серьезных и значительных по содержанию, новаторскому использованию средств выразительности, смело ломающих традиционную стилистику.
В едином кинопроцессе периода независимости можно условно выделить группы картин, для которых характерен достаточно конкретный сюжет, строящийся вокруг основной мысли. Это, например, «Тишина» (2008 г., режиссер Ё. Туйчиев), «Паутина» (2010 г., режиссер М. Абдухаликов), «Поздняя жизнь» (2011 г., режиссер А. Шахабиддинов), «Зарб» (2013 г., режиссер Н. Туляходжаев), «Крепость» (2014 г., режиссер А. Ганиев) и др. Проблема достоверности по-прежнему остро волнует кинематограф, а герои указанных произведений погружены в атмосферу узнаваемой повседневности, где жизнь видится как бы глазами соучастника и очевидца событий. Этот дополнительный ракурс вносит заметную свежесть в тематические искания узбекских кинематографистов.
Местом действия многих кинолент стал город с его многоэтажными домами мегацентрами, благоустроенными кварталами. Иное пространство осваивают герои фильмов «Дыня» (2013 г., режиссер З. Мусаков), «Росток» (2015 г., режиссер З. Мусаков), «Баракасини берсин» («Изобилие», 2015 г., режиссер Ф. Худойбердиев). Персонажи этих фильмов – обитатели современных узбекских кишлаков. Исходный момент фильмов, как правило, – комедийная ситуация и пронизывающая ее легкая ирония, которые вплетаются в общую канву повествования и носят не только развлекательный характер. В них кинообраз, возникающий на бытовой почве, выделяется своей человечностью, простотой, это – носитель лучших качеств узбекского народа, несущий стихию добра, справедливости и морального долга. Герои подчас смешны, в их характере ощутимы народные фольклорные корни, что дает возможность узбекским кинематографистам найти в, казалось бы, знакомом материале новые краски, создать характеры, еще не исследованные в национальном кинематографе.
Демонстрации узбекских фильмов на зарубежных экранах способствуют ставшие традиционными дни современного узбекского кино и ретроспективные показы их за рубежом. Кинематографисты Узбекистана – активные участники международных кинофестивалей, которые за годы независимости подготовили свыше 180 художественных, документальных и мультипликационных фильмов, получивших более 100 призов и дипломов в различных номинациях. Это такие фильмы, как «Оратор» (1998 г., режиссер Ю. Разыков) и «Небеса – моя обитель» (2012 г., режиссер А. Шахабиддинов), ставшие обладателями Гран-при «Золотая лоза» Открытого фестиваля кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии «Киношок». Фильм «Вслед за мечтой» (2004 г., режиссер Ё. Туйчиев,) в 2006 г. получил Гран-при и приз дистрибьюторов на МКФ в Обервиле (Франция), в 2006 г. фильм «Чашма» (2005 г., режиссер Ё. Туйчиев) стал обладателем Гран-при конкурса «Перспектива» на Московском международном кинофестивале. Фильм «Дорога под небесами» (2005 г., режиссер К. Камалова) – обладатель специального приза МКФ «Евразия» в 2006 г. В 2011 г. фильму «Постскриптум» (2011 г., режисссер Ё. Туйчиев) присуждено три приза на МКФ Азиатского кино (Франция): «Ciclo d’Or», приз Netpac и приз музея Гиме. Фильм узбекского кинорежиссера А. Шахабиддинова «Юрта» стал обладателем Гран-при МКФ Cinemarina (Турция) и призером Международного фестиваля Мусульманского кино «Золотой Минбар». Художественный фильм «Не забывай меня» (2013 г., режиссер К. Камалова) – обладатель приза Международного кинофестиваля детского кино «Шлингель – 2014» (Германия).
Сегодня можно уверенно сказать, что кинематограф независимого Узбекистана – важная часть национального искусства и существенный фактор духовного обновления общества. Поиски национальной идентичности, выявление характерных для нашего народа исконных нравственных и духовных качеств способствуют созданию кинопроизведений, решающих актуальные задачи общечеловеческого значения. Заметно расширился репертуар тем и проблематики национального кино, отражающих волнующие общество вопросы. Для поступательного развития национального игрового кино особое значение имеет возможность его включения в мировой процесс обмена творческими достижениями и опытом, а также осмысление позитивных практик и тенденций мирового кино. Кино Узбекистана уверенно входит в орбиту мирового художественного процесса, что свидетельствует о создании в стране эффективного инструмента реализации истинно творческих проектов, направленных на повышение уровня международного статуса национального кинематографа.

Pin It

Comments are closed.