Лидерство и инновации архитектуры Узбекистана

Issue #2 • 15

Шукур Аскаров
архитектор

В истории взаимоотношений новой архитектуры мира и Узбекистана есть список лидерства в ней нашей страны. Нам нередко сложно представить, что в прошлом зодчество современного Узбекистана не только лидировало, поставляя близким и дальним странам образцы архитектуры и градостроительства, но главенствовало и уже в новой, вплоть до сего дня, архитектуре. Еще в 1870 г. тип радиально-кольцевого плана нового Ташкента, созданный военным инженером А. В. Макаровым, намного опередил распространившийся только с 1898 г. по всему миру тип плана города-сада Эбенезера Говарда. Здание же нынешнего Государственного музея истории Узбекистана (1970 г., архитектор Е. Г. Розанов) вдохновило хорватского архитектора Андрия Мутняковича на постройку в 1982 г. Национальной библиотеки в Приштине – столице Косово. С обретением в 1991 г. Узбекистаном независимости модель исторического разрастания Хивы японский архитектор Кишо Курокава использовал для концепции генерального плана Астаны, новой казахстанской столицы. А архитектура Мемориала воинам, павшим во Второй Мировой войне (Ташкент), отозвалась в Конье, пятом по величине городе Турции.
Видеть Узбекистан «советский железный занавес» мешал многим, в том числе и японцам. В исследованиях исламского градостроительства в 1994 г. доцент Токийского университета зарубежных исследований Хисао Комацу сетовал, что хотя Средняя Азия важна на Востоке исламского мира, ее достижения в области исследований городов освещены очень скудно. Неизвестной оставалась и модель роста исторической Хивы, выведенная в 1983 г. доктором архитектуры И. И. Ноткиным и затем опубликованная в Узбекистане и Гарвардским университетом США. Когда в феврале 2000 г. исследовательская группа Японского агентства по международному сотрудничеству (JICA) под руководством К. Курокавы (1934-2007 гг.) приступила к оформлению Астаны, для избавления от транспортных пробок К. Курокава предложил для Астаны модель Хивы, назвав ее рост попеременным процессом приращения (alternate incremental process) к городу новых и новых территорий в широтном и меридиональном направлениях. В модели Хивы К. Курокава нашел, во-первых, альтернативу несостоявшейся советской радиально-кольцевой планировке и, во-вторых, эта модель роста как нельзя лучше органично вписалась в его известную во всем мире концепцию метаболизма. Открытый в своей планировке город можно развивать в любом направлении, объяснял К. Курокава, и тогда новые районы не будут ему чужеродными.
Днем памяти и почестей назван в нашей стране День победы 9 мая. В Ташкенте в 1999 г. мемориал Вечного огня памяти неизвестного солдата преобразован в комплекс Скорбящей матери (скульптор – И. Джаббаров). Архитекторы Н. Мусаев и др. предполагали, согласно традиции прошлых лет, уложить с обеих сторон аллеи мемориальные плиты. Президент Республики Узбекистан И. Каримов предложил решение из узбекского народного зодчества: айваны. Именно они образовали торжественное архитектурное пространство в духе классических ритуальных композиций. Строительством айванов руководил кокандский мастер резьбы по дереву Абдугани Абдуллаев. Ансамбль был воспроизведен затем во всех областных центрах, всюду – со своими модификациями. В городе же Конья (Турция) турецкие архитекторы М. и Х. Озтоклу совместно с мастерами из Узбекистана – самаркандцем Мирджалолом Асадовым (резные колонны) и ташкентцем Махмудом Касымовым (резьба по ганчу) создали в 2008 г. Мемориал по подобию замкнутых сельджукских караван-сараев с восхитительной резьбой колонн по обе стороны протяженного внутриннего двора.
Пока модель Хивы предлагалась для Астаны, в Японии в 2003 г. Институтом восточной культуры Университета Токио было проведено исследование ценностей и образа жизни населения городов Узбекистана, показавшее, что эти ценности сосредоточены в семье и их родственниках, а также привязаны к понятию места работы или детства. Таким образом, все названные ценности объединяются понятием места, чаще всего – места проживания, а именно – махалли.
Структура города и составляющих его планировки особенно важны в исторических городах – источнике гордости нации, а также в объектах международного туризма, являющихся важной статьей бюджета государства. Еще предстоит сделать многое для соответствия наших городов таким нормам ЮНЕСКО и Республики Узбекистан, как «Закон Республики Узбекистан об охране памятников культурного наследия Республики Узбекистан» (2001 г.) и «Рекомендации ЮНЕСКО 1976 г. по самосохранению и современной роли исторических зон». Это будет способствовать реорганизации административного управления историческим городом, предоставлению ему юридического статуса и собственного аппарата специалистов управления.
Жилые дома наших исторических городов всегда славились как самые изысканные в Средней Азии. Они веками составляли неразрывное целое с возвышавшимися над ними монументальными памятниками прошлого. Для сохранения этого единства предписывались и соблюдались охранные зоны вокруг памятников, необходимость сохранения первозданности традиционной жилой застройки, такой, как еще «дышащая» ташкентская улочка Заркайнар, которая так нравится туристам.
Историческое ядро требует культуры постоянной заботы о нем, уважения традиционного для города глинобитного строительного материала, который пропагандируют и практикуют страны с развитой архитектурой, такие, как США и Саудовская Аравия, и он, конечно же, должен быть предписан для важных фрагментов наших исторических городов. Специальный персонал должен быть подготовлен для поддержки глинобитных конструкций, как это рекомендовано международными нормами ЮНЕСКО.
В Ташкенте разработаны коррективы к генеральному плану застройки старого города, прокладываются новые дороги, коммуникации, возводятся мосты и дома. На новой улице Нурафшон возведены пятиэтажные жилые дома. При обсуждении 25 августа 2015 г. с жителями махалли Генерального плана реконструкции старого района Ташкента, Президент Республики Узбекистан И. Каримов сообщил о принятом решении вести реконструкцию большей частью не пяти-, а уже трехэтажными жилыми домами, рассчитанными на совместное проживание семейных поколений. Такие жилые дома (архитектор Гулшоира Магометова) в 2015-2016 гг. построены и в Шахрисабзе с видом на дворец Ак-Сарай Амира Темура. Переход на малоэтажность – знаменательная инновация, поскольку способствует поддержанию ценностей образа жизни и развитию градостроительных традиций.
Градостроительству необходим постоянный мониторинг развития и новых городов. Упадок или отсутствие науки приводят к потере градостроительной памяти и разрушению городов. В Нью-Йорке, к примеру, от этой опасности предохраняет Центр за урбанистическое будущее, расположенный на Уолл-Стрит. Мониторинг базируется на памяти о городе. Упадок или отсутствие науки ведут к потере градостроительной памяти и неспособности к необходимым действиям. Рынок и демократические перемены, самоуправление, рост среднего класса, транспортный бум, все это нуждается в крупномасштабном понимании и управлении, разработке жизнеспособных планировочно-пространственных структур – махалля, гузары, районы и центры городов. Это предотвратит в городах конфликт нового со старым. На стадиях принятия решений и проектирования важно «примирять» пешеходов и транспорт, сохраняя преемственность с тем лучшим, что мы имеем.
Инновации в многоэтажном жилище кануна обретения Узбекистаном независимости несут и сегодня потенциалы для лидерства. Жилой комплекс с двориками на четырех этажах в экспериментальном микрорайоне – махалля Ц-27 (1971-1975 гг., Г. И. Коробовцев и др.) и экспериментальный 16-этажный жилой дом из монолитного железобетона (1985, О. П. Айдинова) – результат требований общественности изменить стандарты жилищного строительства прошлых лет. В воплощении же их требований помогли такие формальные изыски новой архитектуры, как «Мусульманские дома» в Марокко (1952-1956 гг., Жорж Кандилис и др.) и жилой комплекс «Ромео и Джульетта» в Штутгарте, Германия (1955-1959 гг., Ханс Шарун). Творения Г. И. Коробовцева и О. П. Айдиновой включены в международные путеводители по Узбекистану наравне с шедеврами архитектуры прошлого, ознакомиться с ними приезжают специализированные зарубежные туристические группы.
Если на Ц-27 г. Ташкента традиционные жилые дворики подняты наверх без изменения жилых блоков, в которых содержатся квартиры, то в 16-этажном жилом доме города общественные дворики располагаются внутри двух жилых блоков. Это – акция в направлении к трансформации структуры многоэтажных жилых домов так, как это характерно для традиционного узбекского жилища.
В стилевом же отношении Узбекистан вместе с другими странами СНГ вышел на международную арену, где сфера дипломатии имеет установившиеся архитектурные стереотипы классицизма. Параллельно этому и десятку иных стилей, у нас набирал силу корпоративный стиль архитектуры, обычный для стран с рыночной экономикой, который для функционирующих в международном масштабе финансовых корпораций откровенно тиражирует достижения новой архитектуры ХХ в.
Дворец форумов Узбекистана (2009 г., У. Х.Рахимов, В. Г. Ким) с залами на 2200 и 300 мест возведен проектной организацией «Проектстальконструкция» (Узбекистан) и фирмой «Ипполит» по интерьерам, дизайну и отделочным материалам (Германия). Монолитный железобетон основного каркаса и металлические колонны с ригелями и фермами наверху держат внешнюю оболочку. Ее архитектурный ордер изображает колоннады из пилястр с полуколоннами, имитирующими традиционные деревянные. Антаблемент над ордером прочерчен в виде архитравной балки, фриза и карниза из европейских и восточных элементов. Беломраморный купол диаметром 52,5 м завершен на высоте 48 м скульптурами аистов. Дворец симпозиумов с Национальной библиотекой имени Алишера Навои (2012 г., Н. Н. Алимов) в стилевом отношении повторил Дворец форумов Узбекистан гигантским плоским куполом, резными деревянными дверями на стеклянном фасаде, белоснежностью стен с романскими арочными и прямоугольными проемами.
В реконструкции комплекса зданий Академии государственного управления (2014 г., Н. Н. Алимов, А. И. Калисламов, Л. А. Казанцева, и др.) продолжен установившийся стиль. Демонтированы прежние железобетонные солнцезащитные рёбра и алюминиевые решетки, средние колонны, а перекрытие установлено на однопролетных металлических фермах. Комплекс обеспечен современным хладоснабжением, теплоснабжением, кондиционированием. Остекление фасадов заменено на новые витражи с низкоэмиссиоными энергосберегающими стеклопакетами, а глухие плоскости облицованы плитами из стеклокристаллита методом сухого монтажа. Фасады решены в контрастных цветах: витражах темного цвета в белоснежной облицовке плитами стеклокристолита. «Судьба и эффективность преобразований и их влияние на нашу повседневную жизнь первостепенно зависят от квалификации кадров, от того, насколько они усвоили свою сферу деятельности, от их самоотверженности и патриотизма»: Мраморная стела с этими словами И. Каримова – Президента Республики Узбекистан предваряет широкий 2-этажный комплекс Академии государственного управления с дворами и 14-этажным корпусом.
На земле Узбекистана великие культуры достигали апогея своего развития и оказывали благотворное влияние на соседние и отдаленные страны. Продолжает эту эволюцию и новая архитектура. Здесь, как нигде в мире, в лоне наследия зрелой исламской архитектуры и градостроительства проходил процесс становления и интенсивного развития новой архитектуры. Благодаря этой уникальной практике новая архитектура и градостроительство Узбекистана накопили ценный опыт перехода от прошлого к настоящему. С обретением независимости коллапс прежних радиально-кольцевых городов СНГ обратил внимание градостроителей Японии и Республики Казахстан на модель попеременного роста исторических городов Узбекистана. Продолжая скоростные диаметры и хорды региональными экспрессами, а также сохраняя улицы и дороги, особенно исторических городов, возрождается планировочная ткань городов и их спутников с учетом обновленного транспорта и совершенствования местного образа жизни. Управление историческими городами реорганизуется компьютеризованными базами данных, сценариями, центрами притяжения и трудоустройств, восстановлением ирригации и понижением грунтовых вод. Классицизм и корпоративность архитектуры усиливаются в стилевых обменах между столицей и областями. Прогресс архитектуры, отношение к прошлому и его интерпретация зависят от конкретного на данном этапе социального заказа, который необходимо реализовывать на уровне мирового состояния архитектурного бизнеса, немыслимого без широкого кругозора архитекторов и передовой строительной индустрии. Роль архитекторов в государственном строительстве – важна и перспективна.

Pin It

Comments are closed.