Искусство Узбекистана на рубеже столетий: стратегия выбора и особенности поэтики

Issue #2 • 231

Акбар Хакимов
искусствовед

В масштабах общей истории 25 лет – это миг, но для жизни одного поколения это период, нередко вбирающий в себя важные глобальные перемены. Именно такой стала последняя четверть века для Узбекистана, вставшего в 1991 г. на путь свободы, построения нового общества и возрождения духовных ценностей. Политический суверенитет и экономическая независимость, открытость внешнему миру и сохранение национальной идентичности, высокая духовность и уважение к собственному наследию, религиозная терпимость и культурная толерантность – важнейшие атрибуты исторического выбора молодой нации. Именно эти факторы во многом определили характер и ландшафт современного изобразительного искусства Узбекистана.

Поиск национальной парадигмы искусства
XX в. был отмечен печальным опытом идеологического манипулирования искусством в условиях тоталитарного режима. Так, искусство советского периода рассматривалось властью в основном как инструмент реализации политических идей. С 1930-х по 1980-е годы метод соцреализма стал главным и единственным определителем качества и ценности творчества художников. Перестройка конца 1980-х годов породила альтернативные тенденции в советском искусстве. Группа художников Узбекистана попыталась критически оценить также реалии советской истории и идеологии. Но в отличие от эстетики работ московских художников, начавших процесс пересмотра принципов соцреализма с абсолютного отрицания прошлого, в живописи Узбекистана негативная линия сочеталась со стремлением возродить ценности традиционной культуры и найти свой язык и поэтику национального самовыражения. При этом процесс поиска национального стиля искусства в эти годы был неоднозначным. В порыве эйфории некоторые художники предложили отказаться от «чуждой европейской живописи» и объявить единственно возможным стиль восточной миниатюры. Обретение независимости в 1991 г. вызвало смену не только экономических моделей и идеологических приоритетов, но и способствовало формированию взвешенных стратегий выбора национальной парадигмы искусства. Благодаря основополагающему принципу культурной политики молодого независимого государства о необходимости гармонизации общечеловеческих и национальных ценностей возобладала трезвая и цивилизованная точка зрения на будущее путей развития изобразительного искусства Узбекистана. Наряду с закономерным интересом к традиционным ценностям Востока, к своему богатому наследию художники стали творчески осваивать достижения современного мирового искусства.
Исключительно важным для последующего развития искусства молодого независимого государства было то, что его руководство в тяжелый для страны период перехода к рыночным отношениям взяло на себя экономическую ответственность за судьбу художественной культуры. За годы независимости были проведены крупные республиканские и международные выставочные проекты в сфере изобразительного искусства, что стало возможным благодаря государственному финансированию этих мероприятий, постройке новых, отвечающих мировым стандартам, выставочных залов.
Во второй половине 1990-х гг. были осуществлены институциональные реформы в различных сферах художественной культуры, нацеленные на укрепление материально-технической базы искусства. В сфере изобразительного искусства такой структурой стала Академия художеств Узбекистана, созданная по Указу Президента Республики Узбекистан И. Каримова 23 января 1997 г. Повышение социального статуса художника, его роли в становлении нового общества и его духовной культуры стало приоритетом новой творческой организации. За годы своей деятельности Академия художеств дала импульс развитию изобразительного и прикладного искусства в новой исторической обстановке, создав условия для выхода национального искусства Узбекистана в международное культурное пространство. В начале 2000-х гг. художники страны первыми на постсоветском пространстве выступили с инициативой проведения Международной биеннале. Проходившие в 2000-е годы ташкентские международные биеннале современного искусства и международные фотобиеннале продемонстрировали высокий творческий потенциал художников нашей страны и своеобразие ее национального искусства.

Поэтика новой живописи
Ощущение свободы и творческого самовыражения, возникшее у художников в начале 1990-х гг., изменило поэтику национальной живописи: произошла смена философии искусства и стилевых принципов. Новые веяния вызвали огромный зрительский интерес. На выставках все чаще стали появляться необычные по своей философии и стилю живописные произведения, что во многом объясняется углублением и расширением творческого мировоззрения, стремлением авторов выйти за пределы известных нормативов и традиционных технологий. В 2000-е годы на выставках стали появляться произведения, выполненные в формах актуального искусства – инсталляции, видеоарт, фотоколлаж, перформансы, отличающиеся оригинальным пластическим решением.
Не потеряла своего ведущего положения в иерархии изобразительного искусства станковая живопись. В 1990 – 2000-е гг. произошла смена творческих поколений. Ушли из жизни мэтры национального искусства, приверженцы реалистической живописи академики Н. Кузыбаев, Р. Ахмедов, Т. Оганесов, М. Саидов, Л. Абдуллаев, Н. Шин, Р. Чарыев, Б. Бабаев и другие мастера старшего поколения. Несмотря на догмы соцреализма ими были созданы яркие запоминающиеся произведения, во многом определившие лицо изобразительного искусства Узбекистана второй половины ХХ в. Однако лучшие традиции реалистического искусства не были отвергнуты и получили обновленную интерпретацию. В 1990-е гг. это направление, казалось, утратило прежние ведущие позиции, но к началу 2000-х гг. обрело «второе дыхание». Мастерски написанные реальные пейзажи и психологические портреты, экспрессивные батальные сцены и исторические сюжеты, как всегда, привлекают к себе внимание зрителей и профессионалов. В этом стилевом потоке можно выделить и своеобразные градации. Последовательные живописцы-реалисты – Х. Мирзаахмедов, Й. Турсунназаров, М. Нуриддинов, Д. Мурсалимов, А. Аликулов, М. Мирсоатов, В. Енин и др., сохраняют основополагающие принципы академической живописи. Но есть и художники, пытающиеся модернизировать реалистическую концепцию в соответствии с новыми мироощущениями. Таковы полотна В. Бурмакина, А. Мирзаева, С. Рахметова, А. Икрамджанова, З. Шариповой, Б. Махкамова и др. К сожалению, используя академическую манеру живописи, ряд художников (группа Арт-трио), увлеклись созданием заказных картин, в которых преобладает фотографичность и натурализм, холодная застылость и поверхностная характеристика образов, девальвирующие ценности истинного и высокого реалистического искусства.
Все больший интерес у публики и искусствоведов вызывает творчество живописцев, пытающихся найти собственный язык изложения, адекватный вызовам современного мирового искусства. Главный акцент в их картинах сделан на интерпретацию архетипов традиционной поэтики Востока и культурное наследие узбекского народа. Эта новая волна была связана с акцентированным вниманием к эстетике авангардных форм, что игнорировалось академической парадигмой искусства. При всех индивидуальных отличиях для творчества таких мастеров, как Б. Джалалов, Ж. Умарбеков, А. Нур, А. Мирзаев, Г. Кадыров, А. Исаев, Ж. Усманов, У. Болтабаев, Б. Саломов, М. Абдуллаев, Ф. Ахмадалиев, Л. Ибрагимов, Д. Рахманбекова, Р. Акрамов, А. Насреддинов, Х. Зиеханов, Н. Имамов, Ш. Хакимов, Н. Шоабдурахимов, И. Мансуров, Т. Каримов, Б. Мухамедов, характерна социально-индифферентная живопись, наполненная пластическими метафорами и лирико-романтическими интонациями. К началу 2000-х гг. художники этого направления испытывают определенное истощение творческих идей, некогда найденные оригинальные сюжеты и стилевые приемы превращаются в монотонные самоповторы. В этой связи они пытаются придать интерпретации образов и сюжетов более глубокий аллегорически-иносказательный характер. Смешение мифо-логических и фольклорных образов, сюжетов, символов и знаков, включенных в новую пластическую канву, характеризуют современный этап живописи этой группы живописцев.
В живописи художников второй половины 2000-х гг. стали проявляться обнадеживающие концептуальные поиски и пластические решения. В частности, в искусстве Узбекистана последних лет можно отметить новую тенденцию – стремление художников к философской интерпретации социальной проблематики. Это нашло выражение в картинах Б. Исмаилова, М. Карабаева, З. Шариповой, Д. Усманова, Т. Ахмедова, Ф. Ахмадалиева, Д. Разикова, С. Джаббарова. Рациональные интонации этих художников семантически противостоят эстетике лирико-метафорической и медитативной живописи, в то же время являясь неотъемлемой частью процесса творческого обновления, которое характеризует феномен новой узбекской живописи.
Современная монументальная живопись Узбекистана, продолжая традиции предшествующих лет, в то же время отличается новыми тенденциями и тематическими предпочтениями. Одним из своеобразных направлений в монументальной живописи последних лет, безусловно, следует считать работы группы «Санои нафис» (Т. Болтабаев, X. Назаров, С. Карабаев) в составе художников-миниатюристов, обратившихся к монументальным формам. В 1996 г. они создали монументальные росписи в интерьере здания Государственного Музея истории Темуридов, в центральном зале которого расположено огромное панно в виде триптиха «Великий созидатель». На втором этаже музея в отдельных прямоугольных картушах той же группой были воспроизведены увеличенные копии средневековых миниатюр из рукописи «Зафар-наме» («Книга побед») Шарафеддина Али Йезди. В 2010 г. Народным художником Узбекистана Хуршидом Назировым была создана роспись на историческую тему в стилистике миниатюрной живописи в интерьере Музея обсерватории в Самарканде. Там же, в Самарканде, в интерьере здания Государственного института иностранных языков художник А. Исаев создал композицию на историческую тематику.
Монументальная живопись академического характера последних лет представлена работами таких талантливых художников, как А. Аликулов, А. Агаханянц, Б. Алимханов, Ш. Бахриддинов, которые выполнили росписи в здании Музея олимпийской славы и в интерьере спортивного комплекса «Алпомыш» в Ташкенте. Особо впечатляет пластика композиции этих монументалистов в интерьере Государственного музея истории народов Узбекистана на тему, связанную с жизнью и деятельностью великого Сахибкирана. По-прежнему весьма плодотворно и творчески ярко работают ведущие монументалисты Узбекистана. Изящная пластика и поэтичность образов отличает росписи Б. Джалалова на тему произведений Алишера Навои в интерьере гостиницы «Афросиаб» в Самарканде. Та же виртуозная пластика и тонкое проникновенное чувство восточной поэтики отличает росписи художника, выполненные для интерьера концертного зала «Туркистон» и гостиницы «Интерконтиненталь» в Ташкенте, гостиницы «Бухоро» в Бухаре. Среди запоминающихся работ последних лет следует отметить роспись и рельеф в интерьере нового здания Государственной консерватории Узбекистана (Народный художник Узбекистана О. Хабибулин), а также монументальные росписи и панно В. Бурмакина в интерьере Сената Олий Мажлиса Узбекистана и в аэропорту Ташкент-2.
Станковая и книжная графика по разным причинам несколько «сдает позиции», отчасти и потому, что многие графики переквалифицировались в живописцы. Вспомним примеры с М. Кагаровым, Л. Ибрагимовым, Г. Байматовым и др. Но и здесь есть свои творческие достижения, определяемые работами А. Мамаджанова, Г. Ли, А. Боброва и других известных мастеров графики.

Диалектика поиска в скульптуре
В годы независимости в Узбекистане сформировалась новая плеяда талантливых скульпторов, среди которых И. Жаббаров, Р. Мир-таджиев, А. Хатамов, Т. Таджиходжаев, У. Мардиев, А. Рахматуллаев, К. Норхурозов, П. Подосинников, Т. Эсанов, М. Бородина, П. Макаров, С. Шарипов, Б. Мухтаров, У. Ураков, которые в своем творчестве успешно сочетают работу над монументальными памятниками и созданием произведений станковой скульптуры.
С начала 1990-х гг. новая эстетика, как одна из составляющих общей идеологии независимости, получает отражение в художественном облике городов страны и в формах монументального искусства. Устанавливаются монументы героям национальной истории: правителям, поэтам, мыслителям и ученым средневековья, идет естественный процесс формирования монументальной пластики как стремление к политической и государственной самоидентификации. Памятники Независимости, Скорбящая мать и Арка «Эзгулик», установленные на площади Мустакиллик, – символическое выражение устремленности молодого государства к провозглашению своих стратегических приоритетов.
По-новому, с объективно-исторических позиций, интерпретируется деятельность великого Сахибкирана – Амира Темура, ставшего национальным символом страны. В 1996 г. в связи с празднованием 660-летнего юбилея Сахибкирана в центре Ташкента был установлен величественный монумент Амиру Темуру, выполненный скульптором И. Жаббаровым. В последующем этим скульптором были созданы еще два монументальных памятника Амиру Темуру, установленные на родине Сахибкирана в Шахрисабзе, а также в Самарканде – бывшей столице империи Темуридов. Каждый из скульптурных памятников отличается своеобразием пластического и смыслового решения, не создающего ощущения канонического решения образа. В 1998 г. скульптор И. Жаббаров создал ряд скульптурных памятников, посвященных историческим героям, деятелям культуры и мыслителям прошлого Узбекистана. Это два монументальных памятника Ахмаду Ал-Фаргони в Фергане и Куве, а также монумент великому полководцу Жалолиддину Мангуберды, установленный на его родине – в Хорезме.
В 1999 г., в связи 1000-летием эпоса «Алпомыш», в Термезе – регионе, с которым связано рождение и распространение этого эпического творения узбекского народа, был установлен монумент главному герою эпоса – богатырю Алпомышу. Над созданием композиции работала группа скульпторов. В их составе А. Рахматуллаев, К. Норхурозов, У. Мардиев, П. Подосинников и др. Особо следует отметить цикл памятников, созданных в период независимости и посвященных образу выдающегося поэта, основоположника узбекской классической литературы Алишера Навои, которые были установлены не только в городах Узбекистана. Монументы Алишеру Навои и Ахмаду Ал-Фаргони, созданные скульптором Р. Миртаджиевым, украшают столицы России, Японии и Египта.
Яркими творческими достижениями отмечены и станковые работы упомянутых выше скульпторов. В них наряду с историческими персонажами важное место занимают образы современников, пластические решения которых отличает яркая выразительная пластика и метафорический язык. Интерпретация этих образов строится на тонком сочетании богатого культурного наследия национальной пластики и современных тенденций мировой скульптуры.
В современных условиях в городах Узбекистана актуальным средством гуманизации общественной среды является создание художественно выразительной декоративно-ландшафтной пластики. Примеры размещения ландшафтной пластики в городах Узбекистана, несмотря на начальный этап этого важного процесса, свидетельствуют о том, что творческий потенциал скульпторов Узбекистана решает и эти перспективные задачи.

* * *
Независимость и государственный суверенитет Республики Узбекистан стали важными реформирующими факторами нового общественного устройства, мировоззрения нации, ее культуры и искусства. Изобразительное искусство периода независимости претерпело смену определенных стилевых приоритетов – от осмысления традиций восточной поэтики до постмодернистских арте-фактов, от реалистических по стилю произведений до гротесковых и аллегорических интерпретаций сюжетов и тем. Весь этот спектр художественной стилистики стал возможен благодаря открывшейся в годы независимости возможности свободного выражения пластических и философских идей. Художники Узбекистана занимают достойное место в современном мировом искусстве, участвуя во многих престижных международных симпозиумах, выставках, салонах и галереях Европы, США, стран Азии.
Богатое культурное наследие нации, важные духовные и нравственные изменения, происходящие в жизни независимого государства, смена мировоззрения и модернизация сознания новых поколений, личность и общество – все это находится в поле зрения узбекских мастеров изобразительного искусства, которые понимают, что от них ждут творческих открытий и ярких произведений, раскрывающих поэтику человеческих чувств, особенности мироощущения нации и создающих новую художественную летопись нашего народа. Более чем за два десятилетия развития новое искусство стало не только важным фактором художественного и эстетического освоения действительности, но и сыграло важную позитивную роль в процессе демократизации общества и обогащения духовной жизни молодой нации.

Pin It

Comments are closed.