Изобразительное искусство Азербайджана в XXI веке

Issue #1 • 45

 Эртегин Саламзаде, искусствовед

Современное изобразительное искусство Азербайджана, богатое своими многовековыми традициями миниатюрной живописи, наскальных рисунков Гобустана и Гямигая, древних тюркских каменных изваяний-балбалов, вобрало также достижения классического русского и западноевропейского искусства, испытало влияние модернистских и постмодернистских течений. В искусстве Азербайджана сплелись воедино социально-культурное народное творчество и отшлифованные веками приемы профессионального искусства. Зарождение в стране профессионального реалистического или, как сейчас говорят, фигуративного искусства относится к середине XIX – началу XX в.

1920 – 1991 гг. – период формирования в Азербайджане местных школ живописи, графики и скульптуры, а также визуального языка изобразительного искусства, отличающего его от всех других национальных художественных школ. Семьдесят лет его развития в рамках советской художественной культуры можно условно представить как деятельность последовательно сменивших одно другим трех поколений художников, что представляется вполне обоснованным. Так, Чингиз Фарзалиев в работе «Живопись Азербайджана. Антология» предложил новую периодизацию изобразительного искусства Азербайджана XX столетия, в основу которой положен 20-летний модуль: 1900 – 1940 гг., 1940 – 1960 гг., 1960 – 1980 гг., 1980 – 2000 гг. (1). Именно за это время, по его мнению, в жизнь вступает новое поколение мастеров не только в изобразительном искусстве, но и в архитектуре, дизайне и даже искусствоведении, где наблюдаются определенные закономерности развития, связанные со сменой творческих поколений. В свое время автор этих строк предложил модель, согласно которой представители старшего поколения отечественных мастеров искусства были носителями национальных ценностей, среднего – интернациональных, а молодого – экзистенциальных (2).
Еще во время активности старшего поколения, в период так называемой «оттепели», в изобразительный язык азербайджанского искусства проникали элементы модернизма. А «в период с 1985 по 1993 г.» происходит превращение «модернизма в норму художественного языка» (3, с. 11). Проводниками модернистских тенденций в живописи выступили такие представители старшего поколения, как М. Мирджавадов, Р. Бабаев, Т. Джавадов, а в скульптуре – Ф. Наджафов.
Общественные преобразования периода независимости изменили облик визуальной культуры Азербайджана. Официальное и оппозиционное поменялись местами. Еще вчера привычный зрительный ряд уступал место иным художественным идеям и формальным решениям. Переоценка социальных и эстетических ценностей вызвала к жизни новые образы.
За годы независимости самое молодое поколение азербайджанских художников XX века стало средним поколением. И на сегодняшний день – это самое активное поколение и в творчестве, и в выставочной деятельности. Это художники, родившиеся в 1960-е годы. В их числе Мусеиб Амиров, Мелик Агамалов, Эльяр Алимирзоев, Уджал Ахвердиев (1962 – 2005), Асмар Нариманбекова, Айдан Салахова, Эльнур Бабаев, Бахрам Халилов, Рашад Мехтиев, Фаик Акперов, Сабина Шихлинская, Эльчин Алиев и др. Для этого поколения полюсами художественного языка становятся постмодернизм и традиционализм. На этих полюсах мы находим фигуры двух художников, исчерпывающе полно и последовательно разворачивающих в своем творчестве ту и другую концепции.
Так, полюс традиционализма представлен творчеством заслуженного художника Азербайджана Геюра Юнуса, родившегося в 1948 г., но по ритмам своей деятельности примкнувшего к среднему поколению. И в жизни, и в творчестве Г. Юнус следует принципам ислама, но избегает прямого копирования или стилизации под образцы исламского искусства. В плане визуального языка он, скорее, обращается к стилистике живописи периода Каджаров, а также городского примитива начала XX в., иногда дополняя этот зрительный ряд символикой суфизма или северного Ренессанса. Образ, постоянно повторяющийся на его полотнах, – луноликие азербайджанские женщины «с удивленными, широко распахнутыми глазами и бровями дугой». Тайну мастерства художника, по-видимому, составляет сплав реального и метафизического, что позволяет искусствоведам утверждать, что «все творчество Юнуса – это бесконечный зикр, то есть важный в исламе ритуал перечисления Божественных имен» (4).
Полюс постмодернизма представлен Меликом Агамаловым (родился в 1962 г.). М. Агамалов – выпускник мастерской Т. Салахова Московского государственного художественного института им. Сурикова, он обладает безукоризненным чувством композиции и цвета, богатейшим арсеналом визуальных образов и форм. Зрелый период его творчества характеризуется всей полнотой признаков постмодернизма: серийностью, цитатностью, режимом «растекания-затвердевания» и т.д. Но самое главное – это игра, которую автор ведет с системой изображения, со зрителем и, пожалуй, с самим собой. На полотнах М. Агамалова присутствует все то, что есть и в жизни: зарождение бытия, первоэлементы формы, их рост и взаимосвязи, пища телесная и пища духовная, эротика, пиетет перед тонким звучанием небесных сфер. Его полотна организованы в тематические серии: «Ангелы», «Натюрморты», «Игры» и др. Но все это выступает как предмет постмодернистской игры, как и сама тема классической живописи. Для этого художник использует эффект «порченых» картин, когда на поверхность блистательно выписанного изображения намеренно наносятся «подтеки», «разводы». Некоторые из них пронизаны сеткой квадратов, будто журнальные репродукции старых мастеров аккуратно сложили в несколько раз, а потом развернули и так же аккуратно разгладили. Так, на натюрморте 2003 г. вокруг крюшонницы так изображены раки, виноград, айва, лимон, словно ощущаешь на губах их вкус. Стоп! Не крупная, но четкая латинская надпись «falsatio» – «фальшивка». Теперь игра ведется в открытую.
В годы независимости меняется тематика и жанровая структура отечественной пластики. Поскольку монументальная скульптура – вид искусства, связанный с большими финансовыми затратами, в переходный экономический период возникло впечатление, что традиция создания больших пластических форм может прерваться. Однако уже в 2000-е годы монументальная скульптура переживает новый подъем. Как и подобает суверенному государству, общественное сознание в Азербайджане начинает мыслить себя в пространстве мировой культуры. Это определяет социальный заказ на создание, с одной стороны, монументальных памятников деятелям мировой истории и культуры в Азербайджане, а с другой – выдающимся личностям Азербайджана в зарубежных странах. Так, устанавливаются памятники А. Навои, А. С. Пушкину, Т. Шевченко, Моцарту, Н. Тесле в Баку, Туру Хейердалу в Шеки. Отечественная культура и история представлены образами поэта Хагани Ширвани (2000), художника Азима Азимзаде (2002), футболиста Тофика Бахрамова (2004), выдающихся композиторов Кара Караева (2014) и Фикрета Амирова (2011). Вместе с тем в камне запечатлевается эпическое наследие: в Баку устанавливается первый конный монумент «Кероглы» (2014) скульптора Токая Мамедова, открывается этнографический парк «Деде Горгуд», центром которого стал памятник огузскому эпосу (2013), исполненный Г.Бабаевым. Городскую среду Баку украсили изящные произведения Народного художника Азербайджана Фуада Салаева (родился в 1943 г.), в том числе его композиция «Странник» (2010), установленная перед зданием Музейного центра. Динамично продвигалась творческая карьера Натика Алиева (родился в 1958 г.). Выпускник ЛВХПУ им. В. Мухиной, он еще в молодости стал автором ряда интересных композиций, в числе которых – памятник азербайджанскому поэту А. Вахиду (1990). Полностью его талант раскрывается уже в 2000-е годы, когда им создаются памятники В. Моцарту (2011), румынскому композитору Джордже Энеску (2006), архитектору З. Ахмедбекову (2011) в Баку, сербскому писателю Милораду Павичу (2011) в Белграде. В творчестве Н. Алиева сфокусировались самые актуальные тематические тенденции современной скульптуры Азербайджана. Скульптору свойственно глубокое проникновение в определенный образ, определенную тему, последовательно раскрываемую в нескольких композициях.
Наиболее интересными тематическими направлениями в живописи последних лет становятся историко-культурное и эпическое наследие, экологическая, лирико-романтическая тематика и т.д. Еще на рубеже 1990 – 2000-х гг. обозначились общие тенденции изменения художественного языка живописи. «Ярко выраженная линеарная природа письма… уступила место многослойной, сгущенной, фактурной живописи. Серьезные изменения происходят в сюжетной ориентации и образном строе картин: от монументализации форм и крупномасштабных тем – к интимизации содержания, камерности, большой сосредоточенности образов». Заметны изменения в портретном жанре, «в котором интерес к личности в значительной мере вытесняется обращением к характеру модели» (5). Наряду с этим, однако, в жанре портрета сохраняется ориентация на классические образцы.
Хранителем классических традиций портрета является Сакит Мамедов (родился в 1958 г.), впитавший достижения и европейской, и русской школ живописи, но выработавший свою индивидуальную манеру письма. По чувству цвета С. Мамедов генетически связан с традицией азербайджанской живописи. В равной мере хороши его пейзажи, натюрморты, жанровые сцены, но прежде всего он – признанный мастер портрета. Кисти С. Мамедова принадлежат портреты Лейлы Алиевой (2001 г.), Папы Римского Иоанна Павла (2004 г.), актрисы Моники Беллуччи, отличающиеся глубоким психологизмом, тонким чувством натуры, высоким мастерством колористического решения.
Историко-культурная, мифологическая тенденция, несомненно, сфокусировалась вокруг образов огузского героического эпоса «Китаби Деде Коркут». Еще в 1956 г. Микаил Абдуллаев создал иллюстрации к эпосу «Китаби Деде Коркут». В 1970-е гг. к образу Коркута обращается Тогрул Нариманбеков. Начиная с 1990-х гг. над серией картин, посвященных эпосу, работает Исмаил Мамедов. Замечательные портреты Коркута создают Мамед Ширзад (1998 г.) и Нусрет Гаджиев (2002 г.). На рубеже XX–XXI вв. образ Коркута впервые воплощается в скульптуре. Монументальный памятник Коркуту в Нахчывани (1999 г.) создает Эльман Джафаров. Камерная по формам скульптура Коркута, выполненная Намиком Зейналовым в 2004 г., украсила одну из площадей Брюсселя. В 2013 г. в Баку был открыт этнографический парк Коркута, где возвысился монумент на сюжеты эпоса работы Гёрюша Бабаева.
Одна из устойчивых тенденций пейзажного жанра – доминирование темы Абшеронского полуострова, что привело даже к формированию так называемой «школы художников-абшеронистов». В 2000-е годы абшеронский пейзаж продолжает свою эволюцию в живописи Ф. Халилова, Х. Абдуллаева, С. Шихлинской, М. Амирова, У. Ахвердиева, З. Гусейнова, А. Нариманбековой, А. Махмудовой и др. «Абшерон – это прежде всего огненность его цвета, а самая определяющая его пора – лето» (6, с. 13).
Исследователи справедливо отмечают, что Абшеронский пейзаж – это не только «деревенские» мотивы, это также работы, посвященные старому городу Баку – Ичери Шехер с его памятниками средневековой архитектуры, узкими улочками, морской панорамой, традиционным укладом жизни. Пейзажам старого города свои живописные и графические произведения посвятили Э. Авалов, А. Гейбатов, И. Мамедов, М. Т. Мамедов, Р. Мехтиев, Дж. Мюфидзаде, А. Садыхзаде и другие художники. Выдающемуся мастеру кисти Тогрулу Нариманбекову (1930 – 2013) принадлежат работы «Около Девичьей башни» (2003), «Автопортрет на фоне Ичери Шехер» (2007), «Шашлычная возле Девичьей башни» (2008), созданные им в последние годы жизни. Одно из воплощений бакинско-абшеронской тематики (7, с. 163) – триптих Таира Салахова «Страна огней» (2003), на одном из полотен которого изображен символ древней истории и культуры Азербайджана – величественная Девичья башня, возвышающаяся у берега Каспийского моря.
С образами природы и истории Абшерона тесно связана тема нефти, издревле добываемой на этой земле. В период независимости «романтика нефтедобывающих конструкций, новизны геометрии морского ландшафта, так волновавшая художников и в 1960-е, и в 1970-е годы, сменилась более пристальным интересом к самому материалу, нефтяной субстанции как очевидному средству обновления языка художественной выразительности» (8, с. 211). Нефтяная тематика отражена в произведениях В. Али, А. Амирова, Т. Агабековой, А. Гусейнова, З. Гусейнова, М. Гусейнова, Э. Сарханоглу, И. Эльдаровой. Так, эскизно-графическая стилистика серии картин Ирины Эльдаровой «Девушки выбирают нефтяников» (2013) отсылает к поп-арту и образам комиксов середины прошлого века. Работы Закира Гусейнова (1961 – 2010) и колористически, и графически напоминают манеру письма Фернана Леже. Общий лейтмотив произведений на тему нефти – ее восприятие не только как составной части экономики и культуры Азербайджана, но и как неотъемлемого элемента азербайджанской идентичности. Такая интерпретация темы свойственна среднему и, особенно, молодому поколению художников.
Художники поколения конца 1970-х – 1980-е гг. Аида Махмудова, Рамал Кязим, Рашад Алекперов, Фархад Фарзалиев, Фарид Расулов, Фахрия Мамедова, Фаик Ахмед, являющиеся членами творческого объединения «Yarat!», создатель и лидер которого – А. Махмудова, занимаются созданием «платформы» в Азербайджане для представления отечественного искусства как в пределах страны, так и за рубежом. За четыре года организация объединила 130 художников и осуществила свыше 120 разнохарактерных культурных и художественных проектов. Члены объединения работают во всех областях визуального творчества – живописи, графике, скульптуре, дизайне, фотографии, видео-арте, инсталляции, и уже сегодня определяют лицо азербайджанского искусства XXI в.
Аида Махмудова получила художественное образование в Лондоне. Различные грани ее таланта нашли отражение в картинах «Осень в Хемстеде», «Отражение в зеркале», «Вид из окна», «Коста дель Соль» и др. В последние годы объектом ее пристального внимания является антропогенный ландшафт как проявление внутреннего мира человека XXI столетия. Ряд работ на эту тему вошел в альбом художницы «Внутреннее спокойствие», многие композиции картин которого созданы на основе приема, известного у кинематографистов как «покинутая натура» (9, с. 10). Художнице удается с особым изяществом передать мотивы не только традиционного пейзажа, как в работах «Из серии Абшерон» (2013), но и прочувствовать поэтику техносферы, вторгшейся в окружающий ландшафт, как, например, в композициях «Трубопровод 1 и 2» (2013). В ноябре 2015 г. в Баку состоялась персональная выставка Аиды Махмудовой, на которой была представлена серия работ, синтезирующих в себе признаки живописи и скульптуры.
Одним из наиболее ярких и запоминающихся событий в художественной жизни страны стало открытие 20 марта 2009 г. в Баку Музея современного искусства, в котором хранится свыше 800 работ азербайджанских художников и скульпторов, работающих в основном в авангардном стиле. Кроме того, в Музее выставляются работы таких мастеров классического азербайджанского искусства, как Саттар Бахлулзаде, Беюкага Мирзазаде, Эльмира Шахтахтинская, Таир Салахов, Омар Эльдаров, Надир Абдурахманов. В музее создана богатейшая коллекция современной живописи и скульптуры. Автор дизайна интерьера музея – известный художник Азербайджана Алтай Садыхзаде – знаковая в искусстве Азербайджана начала XXI в. фигура. Он связывает между собой старшее и молодое поколения художников, сотрудничая с объединением «Yarat!». Живописец А. Садыхзаде занимается также графикой, скульптурой, созданием трехмерных арт-объектов, инсталляцией, дизайном интерьера. Живописные произведения художника – это «карнавал улиц, городов, морей и океанов (9). Все страны, пальмы и океаны как бы участвуют в красочном шоу» (10). При этом живописные полотна А. Садыхзаде отличаются простотой композиционного строения и мягкостью линий. Идея полета, свободы всегда интересовала А. Садыхзаде, но в последнее время стала преобладающей, найдя выражение в уфологической тематике. Так появляется целая серия работ, где изображены всевозможные летательные аппараты, контуры созвездий – «Аппаратус» (2009), «Звездный лабиринт» (2009) и др. Многоплановое творчество художника – в совокупности тенденций рубежа конца XX – начала XXI столетий.
Произведения азербайджанских художников получили признание зрительской аудитории многих стран Западной Европы, Азии, Африки, Америки и Австралии. За полтора десятилетия XXI в. художники Азербайджана неоднократно принимали участие в международных конкурсах, фестивалях и выставках, среди которых следует прежде всего отметить Венецианское биеннале. Крупное событие культурной жизни являет собой серия выставок «Fly to Baku» («Полет в Баку»), прошедших в 2011 – 2012 гг. в Лондоне, Париже, Берлине и Москве, в ходе которых для зарубежной аудитории были показаны работы свыше 20 художников, представивших современное азербайджанское изобразительное искусство.

Литература
1. Фарзалиев Ч. Живопись Азербайджана. Антология. Баку, 2007.
2. Саламзаде Э. А. Искусство и искусствознание. Баку, 2009.
3. Мирза Г. А. Творческий процесс и индивидуальный стиль художника в азербайджанской станковой живописи последней трети XX века. Автореф. дисс. канд. искусствоведения. Баку, 2004.
4. Азербайджанский художник покоряет Москву http://news.day.az/culture/264554.html
5. Азербайджанская живопись. Хронология.
6. Алиева К. Т. Тема Абшерона в азербайджанской живописи. Автореф. дисс. канд. искусствоведения. Баку, 2005.
7. Зейналов Х. А. Ичери Шехер в творчестве художников//Ичери Шехер в истории Азербайджана. Баку, 2015.
8. Меликова А. К вопросу об интерпретации одной традиционной темы в азербайджанской живописи периода независимости (1990-е – 2010-е годы). // Материалы международной конференции «Актуальные вопросы развития искусствоведения в России и странах СНГ». Казань, 2014.
9. Aida Mahmudova. Daxili sakitlik. Baku, 2013.
10. Орлов С. Буйный ветер с Каспийского моря. http://di.mmoma.ru/news?mid=1721&id=598

Pin It

Comments are closed.