Актуальные проблемы дизайна в Узбекистане

Выпуск №3 • 1978

6 мая 2014 г. по инициативе журнала «SAN’AT» проводился круглый стол, посвященный проблемам дизайна. Доктор искусствоведения Камола Акилова, которая вела заседание круглого стола, отметила: «В этом году журнал «SAN’AT» проводит круглый стол уже в четвертый раз. На первом его заседании, организованном журналом «SAN’AT» при содействии АХ Уз, рассматривались вопросы современного развития изобразительного искусства Узбекистана. Второй круглый стол был посвящен проблемам традиционных художественных ремесел Узбекистана, которые занимают большой пласт в современной национальной культуре. В третий раз он объединил художников, искусствоведов в Нукусе и был посвящен современному изобразительному искусству Каракалпакстана. Он был организован совместно с Каракалпакским отделением АХ Уз. Сегодняшний круглый стол посвящен проблемам дизайна Узбекистана. И это не случайно. Сегодня дизайн – это динамично развивающаяся сфера в мировом художественном пространстве, он имеет свою историю развития, теорию, концепции, свою философию.
В то же время он достаточно многолик, так как имеет много разновидностей. Это дизайн архитектурной среды, ландшафтный дизайн, промышленный дизайн, дизайн мебели, дизайн одежды, графический дизайн, эксподизайн и др. Дизайн охватывает практически все виды производимых человеком изделий и в то же время блок философско-мировоззренческих, теоретических проблем, а также проблемы непосредственного конструирования и технических наук. Следует отметить, что в настоящее время теория дизайна использует методологии смежных гуманитарных дисциплин. То есть в теоретическом срезе это могут быть антропология дизайна, социология дизайна, экологический дизайн, философия дизайна, дизайн и национальное своеобразие и т.д.
Каково состояние сферы дизайна в Узбекистане? Как развиваются его различные виды? Насколько у нас изучается и внедряется опыт мирового дизайна? Есть ли у нас теория дизайна? Какова ситуация в сфере подготовки будущих дизайнеров в Узбекистане? Сегодня здесь собрались специалисты, занимающиеся непосредственно дизайном в Узбекистане в самых разных его направлениях.
В годы независимости одним из доминирующих видов дизайна в Узбекистане стал дизайн одежды. Систематически начали проводиться фестивали, смотры, конкурсы, что стимулировало появление целой отрасли, которая на сегодняшний день представлена творчеством дизайнеров разных поколений, направлений и стилей. Наши дизайнеры принимают участие в дефиле, проводимых не только в Узбекистане, но и за рубежом. В ряде европейских стран наблюдается большой интерес со стороны зарубежных дизайнеров к нашим тканям, традиционной одежде. В то же время у этой отрасли есть свои проблемы. Сейчас я предлагаю продолжить тему дизайна Халиде Хафизовне Камиловой – проректору Ташкентского института текстильной и легкой промышленности, автору многих интересных проектов в сфере дизайна одежды ».
13Халида Камилова: «Я считаю, что на сегодняшний день дизайн – одно из актуальных направлений как в искусстве, так и в других отраслях народного хозяйства. Мне, прежде всего, хочется сказать, что дизайн – это две составляющие – вещь и функциональность. Создать хороший дизайн, не учитывая функциональности, невозможно. Функциональность несет в себе как гигиенические, так и ряд других показателей, определяющих качество изделия с учетом ряда требований. Например, можно создать великолепную мебель, красивую эстетически, но если она неудобная, то, естественно, мы не можем говорить о хорошем качестве дизайна. А дизайн – это определенная реакция культуры на цивилизацию. Сегодня дизайн зависим от многих факторов, в их числе от развития науки, техники, появления веб-дизайна, о котором практически никто и не знал, пока не появились компьютеры и информационная технология. Сейчас все настолько быстро меняется, что люди, занимающиеся веб-дизайном, уже не успевают за происходящими в мире информационного образования изменениями.
Если говорить о дизайне моды, то в этом направлении в Узбекистане ведется целенаправленная работа и достигнуты определенные результаты. На сегодняшний день идет бурное развитие различных видов дизайна: ландшафтный дизайн и дизайн интерьера, промышленный дизайн и дизайн одежды. Узбекские дизайнеры разрабатывают современную одежду в соответствии с мировыми тенденциями моды, а также отличающуюся своеобразной изюминкой и национальным колоритом. Богатство узбекского наследия традиционного искусства и ремесла, элементов национального костюма искусно используется нашими дизайнерами при разработке современной одежды.
Особенно неповторимы узбекские национальные ткани, которые производятся мастерами ручного ткачества практически в единичном экземпляре. Серийное производство одежды только из местных тканей практически невозможно, т.к. повторить узоры на ткани длиной 25-30 м с определенным раппортом, полученной в технике «икат» невозможно, каждый раз абровые орнаменты и цветовая гамма получаются разнообразными. Эти неповторимые ткани используются дизайнерами в эксклюзивной авторской одежде
Но для расширения ассортимента повседневной одежды в республике еще недостаточно налажено производство тканей плательного, костюмного и пальтового назначения. В этом направлении большая работа ведется в ГАК «Узбекенгилсаноат». Приняты нормативные документы для развития производства и ежегодно запускаются несколько предприятий, ориентированных на переработку местного сырья и производства тканей различного ассортимента.
Особенно скорыми темпами развивается трикотажная промышленность, у нас великолепные трикотажные полотна для детской, домашней и спортивной одежды. Поэтому на сегодняшний день одной из актуальных проблем для Узбекистана является выпуск качественных тканей различного ассортимента для повседневной одежды».
10Марина Бородина: «Дизайн – это не только искусство, это образ мышления, прежде всего потому, что очень часто мы встречаемся с такими вещами, когда объединяют образы изобразительного искусства с определенными элементарными вещами и получаются просто китчевые вещи. Чтобы учить искусству дизайнеров, надо учить студентов стилизации, упрощению изобразительной части. Студентов обязательно нужно готовить именно таким образом, чтобы они понимали, что такое стилизация. Часто мы видим разночтения, много появляется китчевых видов дизайна, и я думаю, что это будет изжито. Вещи, которые сейчас заполняют рынок дизайна, это какие-то изделия индустриального дизайна, например, лампы, кресла. В последнее время популярен так называемый биодизайн, это когда кресла принимают форму человеческого тела, нестандартную, какую-то заранее установленную геометрическую фигуру. Несколько работ, которые выполнили наши студенты, – это дизайн источника света. Мы стараемся, чтобы студенты учились работать с разными материалами – поликарбонатом, оргстеклом, производили утилизацию каких-то объектов, витраж, текстиль.
Не так давно появилось такое понятие, как компенсационный ландшафт, т. е. как бы компенсация природы, которая внедряется в архитектуру, – это вертикальные сады и элементы висячих садов. Студентами нашего института был выполнен концептуальный проект парка молодежного экстрима. Это своего рода платформы, которые могут иметь сменную конфигурацию, т.е. это парк со сменным сценарием, мы условно назвали его «Тамга». Тамга – это старинный знак, который сейчас широко исследуется. В этом парке мы предусмотрели такой навигатор, который прокладывает путь. Там есть полосы препятствий, в навигатор встроена знаковая система. Вы можете подать знак, а он вам проложит путь. В Москве этот проект получил премию. Мир дизайна – это, конечно, волшебный мир».

 

8Камола Акилова: «Я должна сказать, что во Дворце творчества молодежи мы постоянно показываем проекты студентов и педагогов Ташкентского архитектурно-строительного института. Они интересны и презентабельны. Хочется надеяться на успешное воплощение этих проектов в жизнь».

 

 

 

 

 

 

 

12Людмила Кодзаева, специалист по эксподизайну: «Если говорить об экспозиционном дизайне, то здесь присутствуют две составляющие: «что?» и «где?». Это всегда объект и объекты, размещаемые в определенном пространстве. Что касается эксподизайна у нас в республике, то мы пока на начальной стадии понимания всего процесса, поскольку экспозиционное пространство у нас – минимально. Экспозиции, которые можно перестраивать, а вернее, пространств, в которых можно творить, у нас крайне мало. Они были предусмотрены в Узэкспоцентре, где создавались павильоны, которые можно было превратить в пространство, но, как обычно, стенды имели ограниченные возможности. Хотя можно создавать пространство даже на неприспособленных площадях. Яркий пример тому – проект, который был подготовлен несколько лет назад на территории заброшенного завода. Проект вызвал бурю эмоций, громадные цеха позволяли воплощать очень интересные проекты… В выставочных же залах мы работаем с уже установленным освещением, на определенной квадратуре и с весьма ограниченными средствами.
Если говорить о музеях мира, например, Франции, США, то выставки там проводятся внутри обычных сооружений, пространство которых как бы в нужный момент «разрушается» и создается новое. Это, разумеется, требует значительных средств. Допустим, внутри классического музейного учреждения создается экспозиция или африканского искусства, или, например, греческого и т.д. Естественно, что интерьер, определенный зал, его архитектура не замечается. Входя в экспозицию, зритель попадает в тот мир, который создали экспозиционеры: мир ли древней Греции, Египта ли, Африки и т.д., то есть все рассчитано на то, чтобы этот объект воспринимался в новом архитектурном пространстве.
Во многих музеях мира предусмотрено все для того, чтобы как можно выигрышнее подать какое-то произведение. Мне нравится зал, в котором мы сейчас находимся, за его освещенность, за часть изолированных пространств, которые позволяют делать и большие, и камерные экспозиции. Зал ЦВЗ был построен в 1974 г. – в эпоху больших смотров, парадных выставок… Сейчас мы не можем сказать, что у нас бывают обменные выставки. Благодаря международным биеннале, которые проводятся у нас регулярно, мы узнаем, что происходит в мире искусства, а в остальное время мы работаем лишь со своими экспонатами. Для того, чтобы подготовить какой-либо проект, всегда приходится думать, где бы и как бы его интереснее преподнести зрителям. Мне, однозначно, нравится новый выставочный зал ГИИ Уз, потому что его среда и пространство могут «работать» на необходимую идею, которую нужно воплотить. Там существует многоярусная площадь, большое смотровое и камерное пространство. На сегодняшний день это – самое грамотно обустроенное помещение. Однако иногда, к сожалению, мешает украшательство – цветные плафоны, громадные люстры, препятствующие восприятию.
В истоках дизайна, в национальных особенностях искусства любого народа можно найти удивительные образцы великолепного дизайна. Так, в Музее истории Токио мы увидели объект, который можно было бы представить на любой авангардной выставке скульптуры малых форм – это мельница-толкушка, т.е. ступа из камня, созданная 1000-летие назад, а она и сейчас не уступает самому изысканному произведению искусства. Такова и древняя архитектура Узбекистана, таков и традиционный крой узбекской одежды, логичный, экономный, из прекрасно сотканной ткани при минимальном ее расходе, это и сосуды удивительно красивой формы, и другие изделия народно-прикладного искусства».
9Акбар Хакимов, искусствовед, академик АХ Уз: «Очередной круглый стол журнал «SAN’AT» посвящает дизайну. Что касается этого заседания, то у меня создалось ощущение, что в отличие от прежних встреч сейчас присутствует налет недискуссионности и монологичности, хотя нам сегодня следует больше говорить о проблемах национального дизайна. У меня создалось такое мнение, что дизайна нет, если говорить по большому счету. На мой взгляд, следует поставить вопрос в проблемной плоскости, выяснить, чего мы достигли и что нужно сделать. Дизайн – это эстетика человеческой среды. Давайте подумаем каждый о дизайне своего жилья, своей мебели. Когда мы делали концепцию Академии художеств и нужно было определить название института, а он строился на базе художественного факультета, и тогда тоже было ощущение, что нет дизайна и, может быть, поэтому к названию Национальный институт художеств предложили добавить слово и дизайна. Некоторые преподаватели тогда говорили, а зачем это нужно, это рудименты прежнего отношения, когда дизайн рассматривался как нечто западное.
Сейчас, если говорить о дизайне, то у нас есть Текстильный институт, Технический университет, где студенты экспериментируют, что-то изобретают, а когда заканчивают учебу, мы не видим никакого результата. Я, например, не слышал, чтобы что-то было реализовано и впервые слышу об экспозиционном дизайне. Речь, видимо, идет в основном о кураторских проектах. На мой взгляд, очень серьезный вопрос – личность художника, от работы которого все зависит. С огорчением должен сказать, что магистратура сейчас не соответствует требованиям, предъявляемым выпускнику. Это уже не только проблема дизайна, а общая проблема подготовки кадров в области искусства. Сейчас правительство готовит новое постановление о магистратуре. Поскольку была отменена защита кандидатских диссертаций, значит магистратуру следует рассматривать как подготовку кандидатов. Насколько будет высок уровень подготовленности дизайнеров, многое зависит как от преподавателя, так и от выпускника. Желательно, чтобы министерства образования, культуры и Академия художеств Узбекистана совместными усилиями провели смотр дизайна, результат которого во многом зависит от людей, отвечающих за эти сферы науки. Может быть, есть смысл проводить конференции».
Халида Камилова: «Я не согласна с тем, что у нас не существует дизайна. Я считаю, что наши дизайнеры идут в ногу со временем и уже добились определенных успехов. Наличие в гардеробе любой девушки и женщины одежды с элементами национального костюма уже является определенным достижением дизайнеров. Участие наших дизайнеров на Неделях моды Италии, США и Англии, на всевозможных показах мод в Европе, Корее, Китае и других странах говорит о том, что узбекская мода стала узнаваема и востребована и далеко за пределами Узбекистана.
Только в этом году в Ташкенте прошли выставки, конференции и мастер-классы, организованные совместно с ведущими французскими, английскими и итальянскими дизайнерами, которые также отмечают всплеск узбекской моды и в свою очередь приглашают наших дизайнеров для демонстрации своих коллекций на мировых подиумах».
15Улугбек Холмурадов: «В настоящее время на рынке Узбекистана наиболее динамичное развитие происходит в области графического дизайна, дизайна мебели и интерьеров и легкой промышленности. Большинство студентов-дизайнеров идет работать именно в эти отрасли, хотя они слабо подготовлены и, столкнувшись с реальностью, мало что могут изменить на рынке. При этом во многих других сферах промышленности остается острая потребность в дизайнерских кадрах.
Основные причины этого – слабая популяризация у нас в стране современного и прогрессивного дизайна, понимание дизайна как декоративистских и популистских тенденций, но не самого дизайна в его международном понимании, отсутствие достаточного количества серьезных специалистов-практиков.
Хороший дизайн имеет большое значение для промышленного производства. Сейчас много завозится различных ноу-хау в Узбекистан, а также товаров и продуктов массового потребления. Все они реализуются в тесном сотрудничестве с профессиональными дизайнерами, поэтому образовательная база в стране для такого уровня специалистов необходима. Местный производитель на данном этапе зачастую просто «заимствует» дизайн с интернета!
Теперь об образовании. Следует ужесточить конкурс на место в вузах, несмотря на острую нехватку профессиональных дизайнеров для промышленности, улучшить учебную базу и преподавательский состав, проводить чаще для студентов конкурсы с призовыми местами, давать возможность студентам и преподавателям проходить стажировку как по стране, так и за рубежом, желательно ввести преподавание профессиональных компьютерных программ проектирования».
Камола Акилова: «Действительно, проблема образования в сфере дизайна является очень серьезной и специфичной, так как та академическая система, которая составляет основу нашего художественного образования, не отвечает специфике творческих задач дизайна. Академическая система художественного образования – это статичная система, в то время как дизайн – это, прежде всего, инновационность, основывающаяся на свободе творческого поиска. Дизайн – это поиск новых решений, владение проектной культурой, сочетающей художественность и инновационные технологии. В этом процессе важным становится освоение достижений мирового дизайна, его опыта, концепций творчества. Я думаю, настало время для проведения масштабной международной выставки дизайна с организацией сопутствующей научно-теоретической конференции. Это могло бы стать мощным стимулом для наших дизайнеров, но пока все упирается в поиски финансирования данного проекта».
11Вера Чурсина: «На мой взгляд, в дизайн-образовании существует несколько проблем, которые невозможно решать только внутри вуза. Это касается и непрерывности профессионального образования (школа – колледж – институт), и сотрудничества учебных заведений с профильными производствами. Необходима прочная и долговременная связь между кафедрами, готовящими будущих дизайнеров, и промышленными предприятиями, а также творческими мастерскими уже известных дизайнеров. Учащиеся в процессе обучения могут привлекаться к выполнению конкретных заданий дизайн-бюро и, учитывая специфику производства, уметь разрабатывать реальные модели. В результате такой работы над совместным проектом студенты получают не только необходимые навыки, но и осваивают смежные профессии. Но не всегда предприятия готовы к подобному сотрудничеству, поэтому как альтернатива может быть предложен зарубежный опыт, когда в качестве педагога для чтения короткого курса лекций или проведения мастер-классов приглашаются практикующие дизайнеры, менеджеры, маркетологи, мерчендайзеры. Это послужит хорошей профориентацией для будущих выпускников и, одновременно, поможет решить вопрос последующего трудоустройства.
Не могу не отметить также, что программа подготовки специалиста по дизайну, должна быть ориентирована на развитие творческого потенциала, творческой индивидуальности каждого учащегося, не только в вузах, но и в колледжах. В связи с этим для обеспечения качества обучения необходимо иметь современное оборудование и улучшить материальную базу.

 

 
14Заур Мансуров: «Во-первых, мне хотелось бы сразу обозначить цель нашего круглого стола, одновременно соглашусь с нашим мэтром Акбаром Хакимовым, что наша встреча должна носить не только ознакомительный характер, что мы должны дискутировать, чтобы выяснить истинную проблему. Однако не соглашусь с тем, что в Узбекистане дизайна нет. Он есть везде, и мы – не исключение. Но если сузить понятие дизайна в общем до понятия «современный» или «эффективный дизайн» и создание чего-то инновационного, то с этим у нас большие проблемы. И дело тут не только в финансировании и уж тем более не в отсутствии информации. Скорее всего корень кроется в «наших» умах, можно сказать, этакой «неофобии» – боязни нового. Это касается, между прочим, не только дизайна, но и изобразительного искусства, архитектуры, музыки, кино и т.д. Ведь для того, чтобы создать что-либо гениальное, финансы не всегда играют ключевую роль. Важно иметь больше специалистов в данной сфере и соответствующую поддержку для реализации новаторских идей. Для этого необходимо привлечь внимание масс к этому вопросу, ведь дизайн – это, по сути, все, что нас окружает. Сказанные выше слова о дизайне ландшафта, одежды, экспозиции и т.д. именно это доказывают. Дизайн – это общедоступное понятие для всех, и мы должны дать возможность людям это осознать. Хорошо бы ежегодно, а может, и по несколько раз в год, проводить выставки, посвященные проблемам дизайна.
У нас как бы ежегодно проводятся в Экспоцентре выставки, посвященные архитектуре, строительству и дизайну. Там, к сожалению, не всегда проявляется творчество, инновации и яркие идеи. Считаю, это тоже наша задача – не дать прорваться безвкусице на рынок. Думается, было бы хорошо приглашать к нам в республику зарубежных специалистов из разных сфер дизайна, с проведением воркшопов, выставок, практик, лекций и т.д., проводить республиканские и международные конкурсы, где основополагающий приз должен быть не только материальным, но авторитетным: на кону должна стоять репутация дизайнера или дизайн-студии. Отдельной строкой стоит образование.
Главная задача педагога – обучить своего ученика дизайну – после ознакомления с технической и функциональной стороной вопроса – привить ему чувство стиля. Это, пожалуй, – основополагающая во всех сферах искусства, дизайн – тому не исключение».

Pin It

Comments are closed.