«Различные культуры – единый мир»

Выпуск №4 • 830

Ташкент – признанный культурный центр не только в Центральной Азии и на постсоветском пространстве, но и во многих странах мира. За последние годы при государственной поддержке был осуществлен ряд крупных международных культурных проектов, в числе которых и Ташкентская международная биеннале современного искусства.

С начала проведения Ташкент-ской биеннале она смогла обрести статус специфического арт-мероприятия, интерес к которому возрос в странах Европы, Азии, Африки, Америки. В этом году внушительна и статистика мероприятия: 44 страны – 245 художников, из них 105 – зарубежные, 140 – узбекские. Данные цифры не отражают количества заявок художников об участии в биеннале, потому что ее оргкомитет провел тщательный отбор участников. В этом году экспозиционное пространство мероприятия охватило 10 выставочных площадок: Центральный выставочный зал, Ташкентский Дом фотографии, Музей К. Бехзада, Международный караван-сарай культуры Икуо Хираямы, Дворец творчества молодежи, Галерея изобразительного искусства Узбекистана, зал “Выставка культуры и искусства Узбекистана”, Госу-дарственный музей искусств, Госу-дарственный музей прикладного искусства и Галерея “Чорсу” в г.Самарканде.
Тема биеннале “Различные культуры – единый мир” не случайна. Во время научно-практической конференции одним из выступающих было высказано мнение о близости этой темы идеям мультикультурализма, к которому на современном этапе неоднозначно относятся в европейских странах. Мультикультурализм – это философская проблема, которая продолжает изучаться. По своей сути, как отметил И. Мамедзаде, «в принципе, мультикультурализм – это отношение как к иным (гетерогенным) основаниям своей культуры, так и в целом к другим культурам. Он, как видим, предполагает признание множественности оснований любой культуры и признает значимость для нее культурного взаимодействия и диалога”(1, с. 381). В современном поликультурном пространстве мультикультурализм особенно актуален.
Огромное культурное многообразие продемонстрировали художники, представившие свои произведения на выставку, конкурсная программа которой включала два направления: современное изобразительное искусство (живопись, графика, скульптура) и contemporary art (инсталляции, видео-арт, фото-арт, перформансы и др.). Биеннале открыли произведения современных художников Каракалпакстана, экспозиция которых была размещена в Государственном музее искусств, где экспонировались работы А. Кудайбергенова, Б. Серекеева, У. Сапарова, А. Раджапова, Б. Таджимуратова, С. Байбосинова, Д. Тажимуратова, Ж. Изентаева, Ж. Лепесова, Г. Ембергеновой и других авторов. Следует отметить, что проект с участием каракалпакских художников в рамках Ташкентской биеннале был осуществлен впервые.
Не только для зарубежных гостей, но и для наших зрителей стали открытием работы Тоира Шарипова – художника многогранного дарования из Самарканда, ведущего творческие поиски в живописи, печворке, гобелене. Он произвел большое впечатление духом экспериментаторства, свободой самовыражения, использованием материалов и элементов традиционной культуры в своих авангардных произведениях. Не случайно директором Музея современного искусства Марией Цанцаноглу (г. Салоники, Греция) было высказано мнение о том, что одна из особенностей Ташкентской биеннале – именно апеллирование современных художников к эстетике традиционной культуры, к ее кодам и знакам, иными словами, синтез постмодерна и традиционной культуры.
Официальное открытие биеннале состоялось во Дворце творчества молодежи, где были представлены проекты Ника Сайерса (Великобритания), Норико Ямомото (Япония), выставка «Поиски Востока», на которой экспонировались работы таких известных современных художников Узбекистана, как Г. Кадыров, М. Исанов, Р.Акрамов, А. Нур, Л. Ибрагимов, Г. Ибрагимов, Ш. Абдуллаева, М. Карабаев, Ф. Ахмадалиев и др. Коллажный принцип экспозиции из работ зарубежных и узбекских художников в залах, без выделения национального павильона, как это делалось на предыдущих биеннале, позволил где-то на контрасте, где-то на близости и созвучии стилевых поисков дать абрис, контуры современного искус-ства. Так, проект Ника Сайерса «Show home i Z waste», включавший фотоработы, инсталляцию, отражал поиск художника в синтезировании изобразительного искусства с математической выверенностью. Синтез математики и искусства, рационального и поэтического, стремление найти точные, математические основы визуального искусства привел к интересным арт-объектам, которые продемонстрировал лондонский художник. Японская художница Норико Ямомото в проекте «Теория обо всем» продемон-стрировала визуализацию такой концепции, как неспособность человеческого восприятия охватить всю поступающую информацию. В инсталляции были представлены книги с вырезанными кругами, символизирующими малую толику информации, знаний, которые может воспринять человеческий мозг. Нельзя не отметить, что эти два вышеперечисленных проекта задали определенный тон в стилистике биеннале, утвердив доминанту, прежде всего, оригинальной концепции в современном художественном творчестве.
В экспозиции биеннале в Таш-кентском Доме фотографии были представлены не только проекты арт-кураторов Мауро Магрини (Италия), Д. Озера (Турция), Кима Тай Джуна, Ли Сайонга (Корея), но и работы художников Б. Франка (Израиль), Г. Кацангелоса (Греция), Э. Лам и Э. Там (Гонконг), а также узбекских фотохудожников В. Соколова, П. Кима, С. Магая, Н. Суннатовой и др. Экспозицию дополняли специальные проекты «Последний самурай. Загадочная Япония» (Япония), китайские комиксы художников Лу Минг, Ни Чангруи, Панг Бангбен, Ванг Кевай, Хиа Ли Ан, Жанг Хиаою, а также инсталляция и перформанс Е. Ляпиной. Серийность как экспозиционный принцип в показе художника, доминировавшая на биеннале, позволила наиболее полно ощутить творческое кредо каждого автора, ход его мышления, отбор темы, концептуальность поиска.
Экспозиция в ТДФ, как впос-ледствии в ГИИ Уз, дала возможность ощутить мощное и динамичное развитие различных направлений искусства постмодернизма в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. В работах, представленных художниками Японии, Республики Корея, Гонконга, Сингапура, Тайваня, Филиппин нашло отражение такое явление, как «компостмодернизм», и такое направление, как «делокализованное пространство», когда «новое оптическое бессознательное открывает себя как то, что хотя и создано человеческой цивилизацией, уже стало самодостаточным и ачеловечным, акультурным и внеприродным механизмом планетарного масштаба» (2, с. 337).
Широкий диапазон творческих поисков от неореализма до абстракционизма был представлен художниками из арабских стран работами Мустафы Мухаммад Саид Абдулсамия, Валид Жахина (Египет), Салима Ал-Овайси, Радхики Махендра Чатурбужи (Оман), Алалмаэ Фае Яхъе, Бинзумада Хамада (Саудовская Аравия). Несмотря на своеобразие современного искусства в разных странах, артефакты биеннале дают основание полагать, что актуальным остается и региональный подход в его изучении.
Множество оригинальных проектов и авторских работ было представлено в Центральном выставочном зале Академии художеств Узбекистана. Перед входом в здание молодым художником А. Ломановым была создана инсталляция «Я», воспроизводившая букву алфавита в виде спичек. На первом этаже зала зрителей встречала инсталляция Ю. Алагир «Источник вековых познаний», в которой нашли отражение поиски художницы в стиле шаман-арт с его знаковыми визуальными образами и символикой. Впервые на Биеннале был показан оригинал эскиза знаменитого узбекского художника Лекима Ибрагимова к мега-проекту «Тысяча и один ангел», претендующему на включение в книгу рекордов Гиннеса. Ценность творческих поисков Л. Ибрагимова в том, что он стремится к глубокой духовности восточной культуры, призванной воплотить разрыв человека с профаническим слоем бытия и утвердить ценность истинного и священного. Он словно следует принципу: высший дар художника – угадывать и воплощать скрытый ритм всего мироздания.
Пространство 2-го этажа ЦВЗ представляло собой воистину многоликий мир. Цельная экспозиция вбирала проекты и серии работ художников из различных стран. Интересен большой проект В. Усеинова «Геометрия времени», подытоживший многолетние поиски художника и объединивший работы разных лет, выполненные в печворке, технике чия, гобеленах, инсталляции. Возможно, для некоторых искусствоведов покажется спорным вопрос о включении, казалось бы, таких традиционных видов декоративно-прикладного искусства в систему современного искусства, и тем более в contemporary art. На наш взгляд, данный вопрос должен рассматриваться индивидуально. Так, В. Усеинов мастерски, профессионально и высокохудожественно использует виды и технику текстиля. Но в данном случае главное – концептуальность мышления художника, которая поднята на высокий уровень философского содержания. Текстиль для него – средство выражения глубокого по смыслу концепта. По своей стилистике можно провести некоторые аналогии его работам с таким направлением постмодернизма, как «этника», но в то же время нельзя не отметить и отличие работ В. Усеинова от работ зарубежных художников этого направления. Проект В. Усеинова состоит из нескольких семантических пластов, и в этом смысле он универсален: похищение свастики – одного из древнейших знаков в традиционной культуре Востока, диалог религий, геометрический орнамент как основа пространства, видоизменяющийся во времени и др. У каждого времени своя геометрия, но и у каждой геометрии – свое время…
Каждый зарубежный художник, участвующий в биеннале, привнес с собой не просто конкретную работу, но и «здесь и сейчас» современного искусства своей страны, в которой можно было ощутить не только авторское «Я», но и состояние сохранения или отказа от национальной идентичности, доминирующие векторы развития искусства в эпоху постмодерна в разных странах. В этом ряду можно отметить художников Лию Швелидзе и Мамуку Цецхладзе (Грузия), Инну Костину (Азербайджан), Анатолия Шмуэля Шелеста (Израиль), Павла Войницкого (Беларусь), Радхику Махендра Чатурбужи (Оман), А. Дмитриева (Россия), Тамми Кельдр и Мари-Лиис (Эстония), А. Наумова и К. Зарринш (Латвия), Я. Джошкун (Турция), Б. Асановой (Казахстан), Хи Женвея, Ванг Чаоганга, Чен Веймина, Ли Жикая (Китай) и многих других авторов, работы которых отличались свободой самовыражения. Особо хотелось бы отметить молодых азербайджанских художников Ф. Фарзалиева и Р. Казимова, представляющих организацию «Пространство свободного искусства Yarat», объединившую в своих рядах представителей разных поколений, призванную поддерживать современное искусство Азербайджана, а также представлять интересы азербайджанских художников на родине и за рубежом, одновременно формируя поле для межкультурного диалога. Если работы Ф. Фарзалиева отличались апелляцией к визуальным кодам азербайджанских платков «калгай», то в работах Р. Казимова поражал откровенный показ экстремальных состояний человеческой души, выполненных в стилистике немецкого экспрессионизма.
Большое впечатление на зрителей произвела и работа «Портреты Средней Азии» Рональда Кляйера (Нидерланды), многие годы живущего в Ташкенте и нашедшего для себя оригинальные темы и формы творческого самовыражения.
Достойно были представлены и узбекские живописцы Б. Исмаилов, Б. Мухамедов, С. Куртжемиль, И. Ва-лиходжаев, В. Хапов, Ш. Абдума-ликов, А. Тюрин, А. Насреддинов, Т. Фадеева, Т. Каримов; скульпторы М. Бородина, Б. Мухтаров, Г. Султанов, Л. Нестерович, график А. Мамаджанов, продемонстрировавшие высокий уровень национальной школы изобразительного искусства.
Экспозиция в Музее К. Бехзада начиналась с грандиозной инсталляции С. Баялиева (Казахстан), посвященной мустангам – одному из доминирующих знаков в культуре номадов. Выполненная из войлока, она представляла собой синтез монументальной скульптуры и инсталляции и несла в себе образ рвения к свободе, дух степных просторов. Смаил Баялиев – представитель чимкентской школы современного искусства Казахстана, художник с большим потенциалом, также использующий в своем творчестве культурные коды собственной традиционной культуры. Своеобразной получилась экспозиция туркменских художников Чары Язмурадова и Мамеда Ярмаммедова. Состояние американского видео-арта продемонстрировал ролик художника Грега Банана (США). Со своеобразной инсталляцией выступил Ф. Ахма-далиев.
С произведениями художников, работающих в разных видах и жанрах современного искусства, знакомились зрители в Международном караван-сарае культуры Икуо Хираямы. Состояние современного искусства в Корее продемонстрировали работы Ох Сеок Квона, Санг Хьюн Кима, Ли Со Янга, Ким Хедона, Бяк Бу Ила, Хан Хен Сэма и др.
Открытием для зрителей и ценителей искусства стала экспозиция художницы Жозефин Туралба (Филиппины), работающей в живописи, инсталляциях, перформансе. При всем сохранении этнокультурной узнаваемости образов и сюжетов в работах автора ощущается органичность вплетения в систему contemporary art. Личные жизненные коллизии в судьбе художницы стали основными темами для ее самовыражения в искусстве.
Экспозиции биеннале в Галерее изобразительного искусства Узбекистана составили персональные выставки живописца М. Варданяна, скульптора К. Норхурозова, проект Д. Рузыбаева «Джаз в красках», проект «Измерения невидимого мира», международный проект группы «Finding us», видео-арт Урича Лао Вай Юэна (Сингапур), инсталляция Ли Таля (Корея), работы Б. Джа-лалова, З. Саиджанова, М. Абдул-лаева, А. Исаева и др. В проект группы «Finding us» вошли художники из Кореи, Черногория, Сербии, Испании, Египта, Эфиопии, Дании, Польши. Проект не только отвечал теме биеннале, но и продемонстрировал диалог культур представителей разных стран, школ, стилистических направлений, тенденций постмодернизма, объединенных единой темой «Finding us».
Интерес зрителей и участников биеннале вызвали экспозиции в зале «Выставка культуры и искусства Узбекистана» в галерее Чорсу в Самарканде.
VII Ташкентская международная биеннале современного искусства продемонстрировала многообразие искусства постмодерна в разных странах. Возможно, культурный ландшафт биеннале не вобрал в себя абсолютно все течения и направления современного искусства, которые имеют место в разных странах. Скорее всего, это было бы невозможным. Поэтому проводимые биеннале современного искусства в разных странах имеют свою конкретную содержательную направленность. К примеру, пекинская биеннале ориентируется на реалистическое искусство, московская – на показ звезд и достижений европейского и американского искусства последних двух десятилетий, стамбульская – на осмысление политических аспектов, в частности, традиционной «левой проблематики» в искусстве и т.д.
Анализируя прошедшие таш-кентские международные биеннале современного искусства, можно сказать, что их особенностью является такой вектор, как сохранение национальной идентичности искус-ства в эпоху постмодерна, глобализации. Многие представленные работы национальных и зарубежных художников, несмотря на инновационность творческих поисков, несли в себе своеобразные генетические коды своей культуры. В тех случаях, когда художник отказывался от этого, можно было увидеть результаты межкультурной диффузии, и это тоже имеет право быть, существовать, развиваться в современном искусстве.
Несмотря на различие стилевых направлений, тенденций современного искусства, Ташкентская международная биеннале смогла объединить самых разных художников с различным мироощущением, мировидением и миропониманием. Диалог культур состоялся. А это – самое главное.

Литература
1. Мамедзаде И. Мультикультурализм как философская проблема и идеологема // Материалы Бакинского международного гуманитарного форума. 4-5 октября 2012г.
2. Андреева Е. Постмодернизм. Искусство второй половины ХХ – начала ХХ1 века. Спб., 2007.

Pin It

Comments are closed.