ЦЕННОСТИ ИСПОЛНИТЕЛЬСКОГО ИСКУССТВА: ПРИТЯЖЕНИЕ ПОЛЮСОВ

Выпуск №1 • 166

Шарипова А.Р.
профессор кафедры спец.ф-но

«…Если ты его не воспитаешь, воспитает время».

Кабус-наме
I. Pre…
Культура Узбекистана переживает сегодня период возрождения. В условиях всепроникающей глобализации делаются усилия для сохранения самобытности этого уникального культурного пространства, обладающего высокой ценностью в общечеловеческом наследии.
ХХ век внес кардинальные перемены в структуру и развитие национальной культуры и искусства, в особенности его исполнительских форм. Воздействие европейской (русской) культуры породило новое явление – би-культуры, которая в рамках формирования и функционирования новой культурной системы становится способом взаимодействия и сосуществования двух генетически и типологически различных культур: традиционной этнической, с одной стороны, и западной – с другой.
На фоне возрастания роли массовой культуры очевидна необходимость актуализировать роль культурных традиций исполнительских форм искусства в качестве духовной, эстетической энергетики народа. Традиций, которые выполняли «миромодулирующие», а теперь – наряду с академическими музыкальными формами, – и «миропрезентующие» функции в рамках культурного диалога цивилизаций.
В настоящее время можно говорить о сосуществовании в музыкальном искусстве Узбекистана двух своеобразных полюсов – музыки традиционной и европейской. Изучение традиций музыкального исполнительства в культурно-историческом ракурсе позволяет выделить следующие тенденции его развития:
1. Традиционная культура как базовое основание (менялся образ жизни народа, но ценности, созданные им, сохраняли и продолжают сохранять свое значение).
2. Новообразованные пласты культуры – как доминанта. Они имеют революционный характер, т.к. главной тенденцией здесь становится дифференциация: традиционное искусство автономизируется, распадаясь на отдельные виды исполнительства. Некогда единый процесс «расщепляется» между композитором и исполнителем, причем последний становится в некотором смысле «вровень» автору музыки. В итоге статус «аутентичного» явления музыкальной культуры обретает профессиональная композиторская музыка, – в определенном плане «за счет» музыки традиционной. Вместе с тем, жизнеспособность традиционной культуры – как в целом, так и в отдельных проявлениях – говорит о ее большом эвристическом потенциале, который важно развивать в новых исторических условиях.

II. …Into…
Манифестально выглядит в этом контексте восьмичастный (цифра 8 – символ совершенства) цикл Д. Сайдаминовой «Диалог с Хайямом» («Dialogue with Khayam»), созданный в 2010 году.
Путь, пройденный к этому времени композитором, отличают самобытность и целеустремленность. Выделим вехи на этом пути: фортепианный цикл «Стены Древней Бухары» – «история как инструмент художественности» (А. Хакимов. «Искусство Узбекистана»); фортепианный цикл «Фрески Афрасиаба» – своеобразные апокрифы ХХ века; «Сад моего детства» – символика и поэтика фольклора, стихия линии и цвета. При этом следует особо отметить глубинную авангардность мышления Д. Сайдаминовой – композитора ХХI века.
Итогом этих творческих поисков стал цикл «Диалог с Хайямом», фокус которого выявляет ладо-гармонические, сонористические, пластические аллюзии на всей «дуге» Востока – от Аравии до Японии.
Как решены в произведении Д. Сайдаминовой две важнейшие задачи, стоящие перед композитором, – проблемы пространства и времени? Понять это, как мне кажется, помогут две цитаты:
«В этом мире есть два вида времени: механическое время и время тела… Первое – непреклонное, предопределенное, второе определяет само себя, по мере того как идет вперед… Оба этих времени истинны, но они – не одно и то же» (Альберт Эйнштейн).
«Похищение реальности как постижение смысла» (Акбар Хакимов).
Иными словами, создавая произведение в «расчисленной» метрике европейской музыки, композитор остается человеком Востока, воплощая в ней то самое «время тела». Пространство же для Д. Сайдаминовой, именно как человека Востока, – это точка пересечения множества парадоксов: лишь через парадоксы, или «похищение реальности», постигается суть.
Сочинение в целом и воспринимается как постижение, в полном соответствии с восточной традицией – воспринимать произведение искусства как постижение, в отличие от чувственного западного восприятия его как явления прежде всего эстетического.
Еще одна характеристика цикла Д. Сайдаминовой как произведения полностью в русле традиций музыки Востока – это абсолютно заполненное пространство, наподобие рисунка восточного ковра: одна бесконечно длящаяся нота может вырастать до космического уровня, и напротив, каскад аккордов – сжиматься до одной звуковой вспышки. Отсюда множественность уровней, нюансов и граней. При четкости мысли – безграничная импровизационность, сродни народному музицированию и одновременно исполненная современной креативности.
В целом, «Диалог с Хайямом» можно охарактеризовать метафорой: «Европа: вид из Азии».
В Библии есть сказание-символ «Лестница Иакова». В определенной степени последовательность частей «Диалога с Хайямом» (части следуют аttаса) можно уподобить этой парадигме: каждая часть как восхождение на новый уровень знания, вернее – стремления к знанию, вынуждающего выдающихся людей любой эпохи задаваться все теми же вопросами бытия. Такое осмысление произведения придает ему своеобразную ауру, структурный баланс и мощный динамизм.
Природа и логика музыкальных образов-символов рассматриваемого произведения – как уже сказано, потенциально многовидовая, а потому воплощение его, как представляется, допускает включение пластики. Режиссуру подобного действа и монтаж ситуаций, предложенных в цикле, можно было бы, позаимствовав названия глав из книги Поля Клоделя «Постижение Востока», обозначить так:
1 часть: Петух. Оратор. Двери.
2 часть: По направлению к горе. Октябрь. Ноябрь.
3 часть: Картина. Созерцатель. Декабрь.
4 часть: Вход в Землю. Радение. Буря.
5 часть: Сияние Луны. Грезы. Часы в саду.
6 часть: Отводной канал. Гул города. Волчок.
7 часть: Золотой ковчег в лесу. Гуляющий. Тут и там.
8 часть: Визит.
Имя такому спектаклю можно было бы дать, альтернативой авторскому, – «Свеча и колокол».
Выше говорилось о возможном введении пластики. Приведем в качестве примера два элемента из ритуального индонезийского танца «Саман» – чечетки, в которой ритм отбивается не ногами, а руками. Название танца означает индонезийское приветствие.
1 элемент – отбивание руками ритма, т.е. собственно приветствие, исполняется музыкантом до начала игры на инструменте и выражает приглашение взойти на дружеский «энергетический мост».
2 элемент исполняется перед 7-й частью и выражает радостное чувство-мысль: «Когда я слышу тебя – моя душа видит тебя»…

Тема произведения Д. Сайдаминовой находит также интереснейшие аналогии в творчестве выдающихся художников и графиков Узбекистана. Среди них можно назвать работы Н. Карахана («Ваятель в горах»), Д. Умарбекова («Автопортрет с принцем», «Я – человек»), Б. Джалалова («Сон Омара Хайяма», «И никто не сказал мне – зачем я рожден», «Всевидящее око. Самаркандия», «Бухара – каркас Вселенной», «Восторг Хазрата Навои», «Баланс», «Многоликий Джейхун», «Жажда», «Новая мифология ХХI века»), С. Алибекова («Аромат экзотического напитка». «Уходящий садовник», «Статика динамики»), С. Рахметова («Душа тоскует по тебе»), В. Усеинова («Похищение кокона», композиции I, II), Ф. Ахмадиева («Путь к макому»), Б. Исмаилова («Курак», «Адрас», «В ожидании ветра»)…
Восприятие цикла Д. Сайдаминовой в сопряжении с этими работами будит воображение и фантазию слушателя, обогащает его визуальные и сенсорные ощущения, позволяя в творческом, креативном плане стать «равным» композитору, – проявление огромного уважения автора музыки к своему слушателю.
Таким образом, цикл Д. Сайдаминовой «Диалог с Хайямом» можно рассматривать как ярчайшую иллюстрацию заявленной в начале мысли о необходимом сегодня, в условиях глобализации, взаимном притяжении искусства восточного и западного, как встречных потоков, порождающих взаимообогащающее единство.

III. …So
Мы начали с преамбулы, целью которой было обозначить некоторые современные тенденции в области исполнительского искусства.
Культурное взаимодействие в его практических формах проявляется сегодня во все большем охвате деятелей культуры программой в поддержку профессионального творческого взаимообмена. Он обретает различные формы: это и проведение творческих лабораторий, мастер-классов, тренингов, и разработка и реализация научно-прикладных проектов в исполнительских видах искусства, и международные фестивали, конкурсы. В перспективе представляется реальным возникновение в ближайшем будущем новой модели: исполнитель, менеджер, режиссер и т.д. – в одном лице. Можно с полным основанием прогнозировать и создание новых произведений, которые станут брендами нашей культуры, работая на имидж страны. Деятели искусства Узбекистана солидарны в этом!

Литература:
1. Клодель Поль. Постижение Востока. М., 2002.
2. Хакимов А. Искусство Узбекистана и современность. Т., 2009.

Pin It

Comments are closed.