«Вестники Дальних Миров»

Выпуск №3 • 1286

18 мая 2010 г. – в Международный День музеев – в залах Государственного музея искусств Каракалпакстана им. И. В. Савицкого открылась выставка с необычным и красивым названием – «Амаравелла», посвященная творчеству художников-космистов. Из 175 работ данного направления, хранящихся в фондах музея, 96 экспонировалось на выставке. Яркое и самобытное творчество замечательных художников, объединившихся в середине 1920-х гг. в творческий союз, не было в свое время оценено по заслугам. Художники разделили судьбу многих талантливых людей, живущих в тоталитарном государстве, сурово каравшем любые проявления инакомыслия. Однако несмотря на то, что огромный творческий потенциал, которым обладала группа, не был раскрыт до конца и реализован, сделанное «Амаравеллой» навсегда войдет в историю не только русского, но и мирового искусства.

История этого содружества началась в 1923 г. когда четыре художника – Петр Фатеев, Вера Пшесецкая, Александр Сардан и Борис Смирнов-Русецкий – образовали группу «Квадрига». Позднее к ним присоединились Сергей Шиголев и Виктор Черноволенко, и в 1927 г. группа стала называться «Амаравеллой». Это название не имеет однозначного перевода; существует предположение, что оно происходит от индийского «Амаравати» («Обитель бессмертных», или «Берег бессмертных»). Возможно, графический знак с изображением бегущего с факелом (эмблема группы) раскрывает значение слова «Амаравелла» – «Несущий свет».

Время, в которое жили и творили художники «Амаравеллы», было ознаменовано удивительными открытиями в науке, полностью изменившими картину существовавшего дотоле мировосприятия. Эти перемены художники внимательно отслеживали и нередко предвосхищали. Полотна художников смело и весьма убедительно воплощали то, о чем писали в своих научных трудах К. Циолковский, В. Вернадский, А. Чижевский. Их внутреннему оку открывалась населенная разумными существами Вселенная, таинственная взаимосвязь космических ритмов и планеты Земля. И, конечно же, прообразы человека будущего, преодолевшего оковы геоцентризма и постигающего другие миры.

Но, пожалуй, самое большое влияние на творчество художников и их мировоззрение оказала встреча с Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной Рерихами, посетившими Москву в 1926 г. От них художникам стало известно об «Учении Живой Этики», идеи которой были так созвучны их духовным и творческим исканиям. Учение призывало к взаимосвязи человека и космоса, рассказывало о мирах других измерений и иных состояний материи – взаимно проникающих друг в друга и существующих как единая реальность. Н. Рерих предложил художникам устроить выставку их работ в США. Они с радостью согласились. Именно к этой выставке был приурочен и манифест «Амаравеллы».

Я не буду приводить его текст полностью, только сформулирую главные положения: «Восприятие наших картин должно идти не путем рассудочно-формального анализа, а путем вчуствования и внутреннего сопереживания – тогда их цель будет достигнута».

«Амаравелла» возникла под влиянием художественных течений 1920-х гг. и, прежде всего – супрематизма. Линия духовной преемственности связывает ее с Чюрленисом, Скрябиным, Кандинским. Доминировавшая в сознании этих мастеров идея синтеза искусства получила у них космическое осмысление.

Н. Рерих передал членам «Амаравеллы» книги – «Зов» и «Озарение» из серии «Живая Этика». В книге «Озарение» читаем: «Волны токов спирально нарастают. Принцип спирального вихря – во всем. Образ спирали проходит через все учение «Живой Этики». Большое значение имела у Рериха и установка – расширять сознание.

Расширять сознание – значит: преодолевать геоцентризм; смотреть в глубину явлений; продолжать причинно-следственные цепи далеко за грань доступного – в космическую бесконечность; преодолевать разрозненность в работе наших чувств; быть готовым к новизне научных и художественных истин, которые часто приходят в форме ошеломляющих парадоксов.

Расширение сознания было тесно связано с процессом преображения человека и Планеты. Процесс преображения земной материи шел по законам красоты. Новая красота в полную силу зазвучала космическими красками на полотнах художников «Амаравеллы».

Выставки «Амаравеллы», прошедшие в 1927 г. в Нью-Йорке («Корона Мунди»), а в 1928 г. – в Чикаго, имели огромный успех, но дальнейшая судьба участников складывалась трагически. В 1929 г. в Москве состоялась последняя их выставка «Жизнь – творчество».

В 1930 г. Вера Пшесецкая и Александр Сардан были арестованы. В начале 1940-х гг. репрессиям подверглись Сергей Шиголев и Борис Смирнов-Русецкий. Остальные вынуждены были уйти в творческое подполье. Однако никто из них не поступился своими творческими убеждениями, не стал кривить душой и писать на потребу дня. Работы оставшихся в живых: Фатеева, Черноволенко, Смирнова-Русецкого – стали выставляться лишь в 1960-е гг. Сардан к живописи так и не вернулся.

Создатель «Амаравеллы» Петр Петрович Фатеев (1891-1971 гг.) родился в Москве, в семье служащего типографии. Учился в художественной студии Рерберга. Еще до революции им были написаны (в виде открыток) первые картины, посвященные теме проникновения человека в космос – теме, которой художник остался верен всю жизнь. Был участником выставок «Фантасты и неореалисты» (1916 г.), «Бубновый валет» (1917 г.).

В 1922 г. в Выставочном зале на Кузнецком мосту состоялась его первая персональная выставка, на которой было представлено 110 работ, а в 1923 г. – «Выставка пяти» в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, с которой и берет начало группа «Амаравелла». Именно П. Фатеев объединил вокруг идеи «космической живописи» большинство художников из будущей группы. Н. Рерих в своем учении «Живой Этики» утверждал высший принцип Космического Огня, который был созвучен творчеству П. Фатеева, работы которого «Космос», «Город. Желтый дом», «Сотворение скалы» полны особенной, ни на что не похожей тревожной красоты, бесконечно волнующей и будоражащей. Они звучат, пульсируют, извиваются, трепещут. Художника занимала проблема Хаоса как хранилища новых форм, новых миров, проявляющихся космической огненной энергетикой. Он видел эти новые формы, плененные темой Хаоса, и извлекал их в своих картинах на свет, чтобы создать свой космос, прообраз большого и беспредельно многомерного пространства. В картине «Коллективная работа», человек – центр мироздания, ибо он не только житель Земли, но и Космоса. Фигуры вытянуты ввысь, словно некие восходящие токи неуклонно поднимают нас ввысь: над планетой, над звездами. И ничто не может остановить этого поступательного движения по вертикали.

Художники «Амаравеллы» были пионерами темы «Человек в космосе».

Борис Алексеевич Смирнов-Русецкий (1905-1993 гг.) родился в 1905 г. в Петербурге, с 1917 г. жил в Москве. В юности испытал значительное духовное влияние со стороны дяди, искусствоведа А. П. Иванова, познакомившего племянника с художниками «Мира искусства» и «Бубнового валета». Особенно запомнились ему рассказы о Н. Рерихе, с которым он впоследствии познакомился лично. Учился 3 года в студии Рерберга. В 1926 г. окончил инженерно-экономический институт, в 1930 г. поступил в аспирантуру. Изучение кристаллической структуры металлов дало ему возможность совместить эстетические и научные интересы, в гармонии кристаллических структур художнику-ученому открылась красота Космоса. Огромную роль в его творческом становлении сыграл также В. Кандинский. Осмысливая открытия в области абстрактной формы, изложенные В. Кандинским, художник стал более остро и глубинно ощущать природу, космичность любого уголка России.

В работах «Преломление света», «Взлет облаков» Б. Смирнов-Русецкий наслаивает один прозрачный пласт на другой, стараясь гармонично соединить конкретные формы проявленного мира с абстрактными формами его подсознания. Искусно облекая в абстрактную, размытую форму объект реального мира, художник добивается необычайно сильного воздействия на зрителя. Странно-чарующе смотрятся тонкие березки в картине «Белые деревья», окутанные не то прозрачной кроной, не то туманом и напоминающие человеческие фигуры. В душе рождается чувство светлой грусти. В работах Б. Смирнова-Русецкого тоже живет музыка, но если в картинах Сардана она мощная, ликующая, то у Б. Смирнова-Русецкого – тихая и лирическая. «Печаль моя светла» – приходят на память строки, когда вглядываешься в картины цикла «Прозрачность», космическую повесть о проявленной и преображенной материи Земли.

Сохранилась заметка В. Пшесецкой о Б. Смирнове-Русецком: «В творчестве Смирнова-Русецкого мы встречаем изумительно свежий, поэтический подход к природе, пейзажу. Деревья у него живут, дышат, поют многосветозвуками лирики. Иногда они молчат или музыкально группируются. Вскрывают нам переливные поэмы звучаний, страданий или жалоб неудовлетворенности. Художник – певец и поэт. Его воздух всегда прозрачен, его циклы светоисканий убедительно сверкают и гаснут космическими мелодиями… Он – единственный из всей группы увлекся древнерусской архитектурой, природой Севера, в течение многих лет стремясь воплотить в своем творчестве цельную эстетическую картину «Очеловеченного мироздания». В работе «Твердыня» мы видим как бы храм, ибо он вырос сам, как растут кристаллы, строение имеет форму каркаса, состоящего из кристаллов, уходящих в бесконечность».

Сергей Иванович Шиголев (1895-1943 гг.) родился в г. Владимире. В 1916 г. окончил реальное училище. С 1918 по 1920 г. работал в Естественно-историческом музее. С 1920 г., после переезда в Москву, учился на естественном факультете Московского университета и параллельно в театральной студии им. Ф. И. Шаляпина, где работал художником-оформителем. После знакомства с художниками-космистами в его творчестве наступил новый этап. На него, как и на остальных членов группы, повлиял мощный духовный импульс, полученный от Н. Рериха. Шиголев принимал участие в обеих выставках «Амаравеллы» в США.

В 1941 г. С. Шиголев вступил в ряды народного ополчения и в одном из боев вместе с товарищами попал в окружение, затем в плен. В 1942 г. его арестовали и отправили в ГУЛАГ.

Работы С. Шиголева отличаются большой экспрессией, проявлением мощного динамического процесса, похожего на великий взрыв, дающий начало всей проявленной Вселенной. В период, когда художник учился в университете, его привлекали проблемы современной биологии, палеонтологии и происхождения Вселенной. Изучение им мира беспозвоночных позволило ему проявиться как великому знатоку формообразования. Используя эти формы в композициях, С. Шиголев пытался передать людям свою мечту, показывая, сколь прекрасной будет ноосфера будущего.

Его картины «Розовый восход», «Зеленые лучи», «Динамика пространства», «Солнце подземного мира», «Зимняя сказка» несут идеи Живой Этики о космическом сознании и ее представления о космической красоте. Еще не зная книг Н. Рериха, он вводит в свои работы принцип спирального вихря, который организует живописное пространство. Поразительная экспрессия спиральных вихрей характерна для многих работ С. Шиголева. В картине «Видение» он изображает человека, который видит неземной свет Инобытия.

Почти во всем творчестве С. Шиголева проявляется удивительно тонкое понимание ритма и динамики каждой линии, умение передать линиями настроение, навеянное музыкой, фантастические дали, движение планет, вспышки света, подобные фейерверку.

Судьба Веры Николаевны Пшесецкой (Руны) (1879-1945/46 гг.), единственной женщины в «Амаравелле», наименее известна. Она происходила из курляндского рода фон Мантейфель. Руна – сценический псевдоним В. Пшесецкой. В молодые годы она ушла из семьи, чтобы стать актрисой. Молодость ее прошла в Петербурге, где она участвовала в собраниях теософических кружков. Руна была духовным центром всей группы, она очень много значила в жизни каждого из художников, которых ярко и своеобразно запечатлела на своих портретах. На нашей выставке был представлен портрет «А. Сардан. Тар», выполненный в 1920-е гг. и напоминающий загадочный ребус. Практически все ее художественное наследие, кроме 5 портретов, погибло.

Александр Павлович Сардан (настоящая фамилия Баранов) (1901-1974 гг.) родился в Москве и после окончания школы поступил в музыкальное училище им. Гнесиных. Живописью начал заниматься в 1920 г. и уже первые его живописные композиции были выстроены по законам музыки. В 1923 г. в Музее живописной культуры А. Сардан познакомился с Б. Смирновым-Русецким. Тот привел его к П. Фатееву, которого очень заинтересовал талантливый музыкант, пытавшийся рисовать звуки, и это ему хорошо удавалось. В работах «Композиция с солнечными кругами», «Импровизация на восточный мотив», «Грезы» многослойность звучащего пространства, сотканного из кружевной графики различных тембров, настолько завораживает, что начинаешь слышать музыку.

Работы А. Сардана очень динамичны, на них не увидишь застывшей статики – все вибрирует, переливается, движется, звенит. Поступь самой жизни, «звучания в пространстве» заполняют весь мир, пронизывают пирамидальные дома, наполняют весь космос. А. Сардан был хорошо знаком с основателем гелиобиологии А.Чижевским. Он утверждал, что биосфера Земли настроена в унисон космосу. В своих работах он воспроизводит земные колебания, которые являются резонансными откликами на колебания из космоса. В 1930 г. А. Сардан был арестован, перенес сильное душевное потрясение и навсегда оставил живопись.

В мифологии синий – цвет мудрости, тайны знаний, добываемых из-за предельных миров; синий – цвет гармоничной ауры, знак высокой духовности. И поэтому глубокий, полнозвучный синий – колорит многих полотен художников-космистов. Потенциал «Амаравеллы» был огромен. С болью и горечью думаешь о том, что в силу трагических обстоятельств эти возможности не были раскрыты полностью.

Pin It

Comments are closed.