Самаркандский скульптор из Азербайджана.

Выпуск №2 • 1531

К 75-летию Эйнуллы Алиева

В истории современного искусства Узбекистана особое место занимает творчество скульптора Алиева Эйнуллы Дадаш оглы, который родился 12 июня 1937 г. в Азербайджане в селе Бильгя недалеко от Баку. С детских лет у него проявились художественные способности, и он поступил в Бакинскую художественную школу им. А. Азимзаде по классу скульптуры к известному азербайджанскому скульптору, народному художнику Азербайджана Токаю Мамедову. Отличительной особенностью учителя было то, что он не только давал уроки, но и брал на себя ответственность привлекать учеников к выполнению самых важных заказов. Например, Э. Алиев, в то время еще подросток, помогал учителю в работе над памятником выдающемуся азербайджанскому композитору Узеиру Гаджибекову.

После окончания школы (в 1957 г.) и службы в армии Э. Алиев решил поступить в Ташкентский театрально-художественный институт им. А. Островского (ныне – Национальный институт художеств и дизайна им. Бехзада) на отделение скульптуры, которое славилось сильными и требовательными преподавателями. Его учителями были Р. Чернышов и Г. Салахитдинов. После окончания института Э. Алиев получил направление на работу в Самарканд, даже не подозревая тогда, что вся его последующая жизнь будет связана с этим древнейшим городом.

Молодой скульптор с энтузиазмом принимается за работу: лепит из глины, отливает в бронзе, чеканит по меди, режет из дерева и все время ищет новые формы выражения. Его цель – найти материал, который имел бы пластичность глины, прочность бетона и зернистую поверхность. Это камни вида «аглай», «гюльбахт», апшеронский известняк, которые есть в Азербайджане и в Юрмале (Латвия). Природа создавала их на берегу Каспийского и Балтийского морей, тысячелетиями обкатывая волнами, обдавая порывами ветров. Но в Узбекистане такого камня нет, и сначала Э. Алиев в своих поисках был не столько скульптором, сколько химиком. Результат оказался неожиданным – в 1967 г. смешение в определенных пропорциях декоративного цемента и легкого керамзита дало нужный результат. Первая работа из этого материала – «Портрет сына» (1967 г., Государственный музей искусств Узбекистана) была одобрена мастерами скульптуры. Далее Э. Алиев пытался изготавливать шамот – искусственный камень, из-за своей трудоемкости редко применяемый в скульптуре. Процесс изготовления скульптуры из шамота весьма сложен: мастер растирал в порошок кусок обожженной глины, смешивал его с необожженной, добавлял клей, железо, изготавливал задуманную фигуру, обжигал ее, получая очень прочное изделие, выдерживающее удары, перепады температур вплоть до 1300 градусов.

В 1967 – 1969 гг. Э. Алиев принимал участие в республиканских выставках с работами «Газли – Урал», «С родника», «Джарчи (вестники праздника)». Появились первые статьи о молодом скульпторе в газетах Самарканда и Баку (1). О нем в обзорной статье в журнале «Искусство» написал искусствовед Р. Такташ (2, с. 8 – 12).

Будучи уже членом Союза художников Узбекистана, Э. Алиев получил заказ на создание памятников героям, павшим в годы Второй мировой войны в Нарпайском и Дамбайском районах Узбекистана. Он с честью справился с заданием, заявив о себе как о мастере монументальной скульптуры. В это время Э. Алиев подружился с двумя скульпторами, которых ранее знал лишь понаслышке: это Василий Дегтярев, уроженец Талдыкургана (Казахстан), выпускник Ташкентского театрально-художественного института, и Нодар Бандзеладзе, уроженец Кутаиси (Грузия), выпускник Тбилисской художественной академии. Азербайджанца, русского и грузина сблизил и сплотил Узбекистан – страна толерантности и дружбы. Из этих разных по характеру, темпераменту и менталитету людей сложился прекрасный творческий союз. Каждый из них ваял свои произведения, а вместе создавали поистине монументальные памятники (3).

Скульптуры Э. Алиева из шамота «Юность», «Портрет девушки» показали правильность выбора материала. Его работы, как и работы других художников и скульпторов Узбекистана, демонстрировались на выставках в ряде городов бывшего Советского Союза, в США, Германии, Японии и Финляндии.

В 1969 г. Э. Алиев избирается председателем правления Самаркандского отделения союза художников Узбекистана. За 1969 – 1986 гг. им было организовано более 200 выставок молодых художников и скульпторов и даже удалось создать картинную галерею в одном из совхозов Пасдаргомского района.

«Трио» молодых скульпторов – В. Дегтярев, Н. Бандзеладзе и Э. Алиев талантом и трудолюбием привлекали внимание специалистов, им стали доверять оформление научных и промышленных предприятий страны. Каждый из них уже имел опыт оформления интерьеров. Однако первым резонансным заказом явился заказ в 1969 – 1970 гг. на оформление банкетного зала, вестибюля, внутреннего дворика гостиницы «Самарканд» (г. Самарканд). В советское время иностранных туристов в городах периферии было не так уж и много, соответственно и гостиниц было мало. Но уж если такие гостиницы со статусом «Интурист» были, то строить и оформлять их поручалось лучшим мастерам. К тому же в условиях, когда в городах количество банкетных залов можно было сосчитать по пальцам, в залах гостиниц проводились торжественные приемы, важные церемонии, соответственно, право на оформление таких залов надо было заслужить. Скульпторы с честью выполнили задание. Оформление гостиницы отдельными панно, каждое из которых имело свою тему, привлекло внимание искусствоведов. Известный узбекский художник, старейшина живописи Узбекистана Урал Тансыкбаев писал: «Я не зря приехал в Самарканд. Я увидел в гостинице произведение большого искусства. А панно «Той» – начало настоящего монументально-декоративного искусства у нас, в Узбекистане». По словам доктора искусствоведения Р. Такташа, «сюжет композиции составляют сцены свадебного пира. И целостное пластическое, и стилистическое решение фигур «Тоя», их изысканные и полные движения силуэты, и ювелирно-отточенные и зорко подмеченные детали – все несет на себе отпечаток яркой национальной определенности и характерности» (4).

В 1970 г. Э. Алиев оформил большим панно «Передача знаний» фасад библиотеки имени Пушкина в Самарканде, в 1970 – 1977 гг. создал серию скульптурных портретов из бронзы и шамота, сыгравших большую роль в развитии этого жанра в Узбекистане. «Мельник с Бахмаля (Мухум-ака)», «Поливальщик», «Рыбак с Арала», «Портрет чемпиона по боксу Павла Заева», «Потрет дочери», «Портрет студентки», «Самаркандия» выглядят внешне очень просто, но, приглядевшись, можно заметить задушевность, грусть, внутреннюю силу героев. В 1971 г. им была завершена работа над скульптурой «Асель» – героини романа Чингиза Айтматова «Повести гор и степей». Прочитав роман, молодой скульптор решил создать образ героини, однако все эскизы, сделанные им, не устраивали его. Он занимался другими скульптурами, вновь возвращался к образу Асель и вновь отказывался от эскизов. Наконец после семи лет поисков Э. Алиев в одном из горных кишлаков Бахмаля встретил девочку, лицо которой подходило под созданный им воображаемый образ Асель. Скульптуру он сделал из бронзы и шамота, придав лицу кремовый степной загар. Скульптура «Асель» была закуплена для Государственной Третьяковской галереи (г. Москва) и сразу же заставила говорить о себе искусствоведов и художников (5). Еще один экземпляр скульптуры закупил Государственный музей искусств Узбекистана.

Следующие 15 лет оказались временем расцвета творчества Э. Алиева. В эти годы он вместе с В. Дегтяревым и Н. Бандзеладзе изготовили декоративные светильники в виде фантастических существ перед Центральным выставочным залом в Ташкенте, ставшие на долгие годы символом Союза художников Узбекистана. Затем они оформили бар и экстерьер в здании Союза художников. В 1977 г. друзья оформили вестибюль и банкетный зал гостиницы «Бухара» (г. Бухара). Каждая стена была украшена отдельным тематическим панно. За эту работу Э. Алиев, В. Дегтярев и Н. Бандзеладзе были удостоены Государственной премии Узбекистана имени Х. Ниязи (6). В том же году друзьям доверили художественное оформление станции Ташкентского метро «50 лет СССР» (ныне – «Мирзо Улугбек»), а в 1984 г. – станции метро «Чкаловская».

Э. Алиев – автор памятников в Кызылтепе (1979 г.) и Каттакургане (1980 г.), посвященных воинам, погибшим во Второй мировой войне, «Материнство» (1988 г.) и просветителю С. Р. Ализаде (1989 г.) в Самарканде. Скульптор принимал участие в декоративном оформлении ряда государственных и научных учреждений в Ташкенте, Самарканде, Бухаре, Нукусе. Такие его работы, как «Портрет скульптора В.Дегтярева», «Портрет скульптора Н.Бандзеладзе», «Музыкант», «Сборщица хлопка», «Чабан», «Каракум (символический портрет)», «Кызылкум (символический портрет)», «Ожидание», «Декоративный дракон», «Утро», «Авиценна», свидетельствуют о высоком профессионализме мастера. Он также изготовил ряд скульптурных надгробных памятников известных художников и композиторов Узбекистана.

Однако слава признанного скульптора-портретиста в конце 80-х гг., на наш взгляд, стала мешать его творческим поискам. Э. Алиеву стали поручать создание портретных галерей героев революционеров, героев труда. И хотя он писал: «Я не романист и мне было бы трудно выбрать «типического» героя», все же условия эпохи диктовали свои заказы, которые надо было выполнять в указанные сроки и по указанным, утвержденным шаблонам. Серия портретов хлопкоробов Каттакурганского района, серия скульптур революционеров, 25 портретов воинов-интернационалистов афганской войны были созданы в срок и в указанной форме. Конечно, выполненные скульптурные портреты, например, «Портрет рядового Солнышкина», «Портрет Ю. Ахунбабаева», «Портрет Ф. Ходжаева», «Портрет Дважды Героя Социалистического Труда Хамракула Насырова», «Портрет М. Джалиловой», считались и считаются классикой жанра, однако ничего нового художнику сказать не удавалось.

Вопрос, которым, по свидетельству журналистки О. Сорокиной, он задавался в то время: «Так ли мечтаем сейчас, как мечтали в юности?», – может показаться неуместным, но он свидетельствует о творческих сомнениях скульптора.

Обретение Узбекистаном независимости в 1991 г. придало новый импульс творческим поискам Э. Алиева. Он подготовил эскизы памятников выдающихся узбекских деятелей Абу Али ибн Сины, Бабура, Мирзо Улугбека, а вершиной его творчества стал памятник Алишеру Навои в Национальном парке Ташкента.

Конкурс на памятник выдающемуся узбекскому поэту и государственному деятелю Алишеру Навои был объявлен в связи с подготовкой к 550-летию со дня рождения поэта. И вновь трое друзей – Э. Алиев, В. Дегтярев и Н. Бандзеладзе вместе и в кратчайшие сроки подготовили проект. Правительственная комиссия среди многих выбрала именно этот проект. Друзья более трех месяцев готовили рабочую модель. Титаническая работа была завершена в срок. 22-метровая ротонда, восемь колонн которой держат бирюзовый купол, была установлена на самой верхней точке Национального парка Ташкента. Под куполом был установлен бронзовый памятник поэта. В составе авторского коллектива Э. Алиеву удалось создать канонический образ великого поэта средневековья. Лестницы, поднимающиеся каскадом, цветники, фонтаны дополняют композицию. Памятник стал одним из скульптурных украшений столицы Узбекистана. Совместно друзья создали несколько памятников А. Навои – в Акдарье (1991 г.), Пайарыке (1992 г.), Каттакургане (1998 г.).

Э. Алиев – автор памятников «Птица Хумо» в Арнасае (1994 г.), «Птица Хумо» в Каттакурганском районе (1995 г.), композиции «Аисты» в Самарканде (1995 г.).

Эйнулла Дадаш оглы Алиев скончался в 2001 г. и был похоронен на своей второй родине – в Самарканде. Все, кто его знал, говорят о доброте, тактичности, интеллигентности и какой-то незащищенности скульптора, о его стремлении к компромиссу в разрешении творческих споров и даже конфронтаций между художниками. О его требовательности к самому себе свидетельствует такой факт: во время Ташкентского землетрясения 1966 г. в мастерской художника разрушилась скульптурная композиция «Подруги», которой автор был недоволен. Увидев это, он сказал: «Хорошо, что она сломалась, не заставила меня краснеть перед людьми» (7). Поэт в душе, он увлекался произведениями классической поэзии и стихами поэтов-шестидесятников. Гражданскую позицию Э. Алиева показывает запись на листке, где крупным почерком он написал: «Если я когда-нибудь узнаю, что от меня ничего не зависит, я просто умру».

Произведения искусства, автором которых является Э. Алиев, украшают различные города и учреждения Узбекистана. Его работы хранятся в Государственном музее искусств Узбекистана, Дирекции художественных выставок Академии художеств Узбекистана, Государственном музее им. Икрамова в Самарканде, Самаркандском государственном музее истории культуры Узбекистана, Картинной галерее г. Ургенч, Государственной Третьяковской галерее в Москве.

Дело Э. Алиева продолжают его сын Рухулла (художник Узбекского Национального академического драматического театра) и дочь Ягут (художник-живописец).

Жизнь и творчество скульптора Эйнуллы Алиева – свидетельство нерушимой дружбы азербайджанского и узбекского народов. Не случайно 27 сентября 2010 г. в ходе официального визита в Республику Узбекистан Президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев посетили выставку работ Э. Алиева в новом здании Азербайджанского культурного центра им. Г. Алиева в Ташкенте.

Литература

1. Kerimzade F. Samarqand heykelterasi // Edebiyyat ve injesenet, Baki, 28 sentyabr 1968 il; Г. Пак. Еркин истедод // Ленин йули. Самарганд, 4 июн 1968 й.

2. Такташ Р. Современная скульптура Узбекистана // Искусство. 1968. № 10.

3. Тихонов В. Три мастера, три жизни и одна судьба // Ленинский путь. 28 февраля 1989 г.

4. Такташ Р. Право на творчество // Правда Востока. 11 сентября 1977 г.

5. Сорокина О. Почему люди тянутся к звездам // Ленинский путь, 16 января 1973 г.

6. Бабаджанова Г. Мчатся медные кони. Об оформлении гостиницы Бухара // Правда Востока. 9 августа 1978 г.; Вклад в культуру Узбекистана // Правда Востока. 8 ноября 1977 г.

7. Kerimzade F. Samarqand heykelterasi // Edebiyyat ve injesenet. Baki, 28 sentyabr 1968 il.

 

Автор благодарен супруге скульптора Озоде Касымовой и дочери Ягут Алиевой за любезно предоставленные документы из семейного архива.

Pin It

Comments are closed.