Геометрия вечности в символах художника-музыканта

Выпуск №2 • 1044

Знакомые взору простого созерцателя предметы и элементы действительности обретают в картинах заслуженного художника Украины, члена национального союза народных мастеров Украины Мамута Чурлу своеобразные звучание и смысл. Приблизиться к постижению тайны произведений смогли посетители персональной выставки художника, прошедшей в рамках IX «Недели изобразительного искусства + 5» в Центральном выставочном зале Академии художеств Узбекистана. В работах Мамута Чурлу видно стремление осознать глубину традиционной культуры Средней Азии, в том числе Узбекистана, где он родился и вырос, привнести в нее нечто личное, а также прикоснуться к истокам родного крымско-татарского народного творчества и придать ему новый импульс. Художник использует в живописи древние знаки и орнаменты, концептуально связывая их с пейзажем. Объекты и предметы, выхваченные из привычной реальности, как бы лишены в его картинах земного притяжения и не подчиняются законам материи.

Мальчишка, родившийся в 1946 г., когда в сердцах миллионов людей еще жила боль потерь и разрухи от жестокой войны, обрел свой радостный и светлый мир в книгах и музыке. Казалось, его судьба навсегда будет связана с нотами, ведь Мамут окончил Ферганское музыкальное училище по специальности «теория музыки», а затем Новосибирскую консерваторию имени И. Глинки, откуда вышел дипломированным музыковедом. Но, как признается сам художник, в какой-то момент понял – он не хочет быть музыкантом, тяготение к живописи, народному прикладному искусству взяло верх. По его инициативе в Фергане была открыта первая художественная школа. Окончив оформительское отделение Ферганского училища искусств, он начал работать в области художественного текстиля (гобелен), принимать участие в международных и республиканских выставках. Большое влияние на его творчество оказала поездка с искусствоведами в Ургутский район Самаркандской области, знакомство с искусством сюзане. В килимах (тканых гладких двусторонних коврах ручной работы), керамике и декоративных вышитых панно мастер интерпретирует древние знаки крымских вышивок и ткачества. При создании же панно больших размеров он применяет технические приемы вышивок Средней Азии.

Прошло время, и появились первые живописные работы Мамута, созданные под впечатлением посещения исторической родины. Первое образование помогло Мамуту Чурлу наполнить художественные произведения сильной энергетикой, воплотить в них гамму чувств и переживаний.

«Не каждый замечает, но мои работы очень музыкальны. Это музыка, которая звучит внутри человека», – говорит Мамут Юсуфович. Услышать эту музыку способен лишь тот, кто готов не к ежеминутному, поверхностному, но к серьезному диалогу с мастером. По словам художника, изобразительное искусство требует от зрителя серьезной подготовки. Такой же, как и литература: ведь не умея читать, не сможешь понять написанное. В оценке художественного произведения, по его убеждению, необходима постоянная работа ума, а то, что построено на моменте узнавания и доступно 5-летнему ребенку, – не представляет ценности.

…«Вечное творчество» – один из килимов мастера с символическим названием. Внизу орнамента расположен знак земли – треугольники, вверху – птицы, посередине – ромбы, олицетворяющие человека. Здесь – и неразмыкающийся веками круговорот бытия, и продолжение людского рода, и метания души человека, прикованного к земле и стремящегося оторваться от нее, вкусив радость полета.

Сложны и неоднозначны в своем прочтении и картины Мамута Чурлу, где он использует конструктивизм, минимализм, примитивизм, достигая высокой эмоциональной и художественной выразительности скупыми, на первый взгляд, средствами.

«В каждой работе Мамута Чурлу, – отметил председатель секции живописи Творческого объединения художников Узбекистана Хаким Мирзаахмедов, – при всей немногозвучности живописи, много философии, в чем-то связанной с суфизмом, общечеловеческими категориями. Можно назвать высшим пилотажем умение выверять все по цвету, композиции. Чурлу – поэт, музыкант, философ. У него очень сильно развито аналитическое мышление, пронизывающее все его работы, в которых присутствует мир ритмов, мощных пятен, цветовых доминант».

Свои картины художник, по его словам, часто строит на цветовых контрастах. Цветовая гамма несет в себе целый комплекс чувств – агрессию, скорбь, любовь, тепло. Темные, приглушенные тона, вопреки устоявшимся представлениям, могут выражать лирическое настроение.

Непривычны глазу и заостренные линии предметов, почти графичная живопись, отсутствие линейной перспективы, придающие полотну сходство с плакатом. Плакатом, в котором нет призыва, но есть крик души, личная трагедия художника, боль и сопричастность страданиям своего народа. Таковы работы «Море в Гурзуфе», «Волнорезы», «Последний минарет», «Берег».

В картинах Мамута Чурлу нет людей, нет и радующей сердце красоты природы. В пейзажах, скорее, ощущение напряженной и пугающей тишины, вселенского одиночества, знакомого страннику, ищущему ответ на вопрос: «В чем смысл жизни и истинное предназначение человека на земле?». Заставляют задуматься о сакральном и натюрморты Чурлу, в которых каждому предмету отведена строго определенная роль. Кажется, что все они лишены ощутимого объема и веса. Условен, неправдоподобно резко очерчен даже свет, отбрасываемый на крыши домов невидимым солнцем или луной.

«Реальность превращается в символ, знак – это большое обобщение действительности», – говорит о своих картинах художник.

…Зияют черными дырами оконных проемов осиротевшие дома, из которых вырвано тепло семейного очага, голы и пусты холмы, венчающие постиндустриальные пейзажи. Главным же лейтмотивом, объединяющим большинство полотен, служат деревья и дорога, уходящая серпантином в бесконечность, теряющаяся в пространстве и во времени. Дорога – не только символ пути, по которому идет сам мастер и каждый из нас, но и образ вечного хода истории человечества. Деревья – словно люди, невольные свидетели и участники событий, выпавших на их век.

Сиротливо стоят деревца, видные из окна опустевшего дома и олицетворяющие собой семью, в одной из работ триптиха, посвященного депортации крымских татар. В работе «Молчание» деревья, напоминающие фигуры людей, стоят в скорбной тишине у дороги. Традиционные узоры, используемые в вышивке и читающиеся в этой картине, придают ей неповторимый колорит, оставляя в душе чувство грусти, ностальгии.

Приковывает взор и картина «Деревья», где голые ветви напоминают простертые к небу человеческие ладони, а если задержать на работе взгляд, то увидишь в этих руках очертания крыльев птицы. Тех, что «читаются» в килиме «Вечное творчество». Мечта о них помогает человеку преодолевать тяготы жизненного пути, противостоять судьбе, стремясь наполнить каждый миг своего существования смыслом, приблизиться к достижению высоких целей.

Быть может, в этом и видит смысл своего пути художник Мамут Чурлу, призывая каждого остановиться на минуту в веренице будней и найти ответ на вопрос: «Откуда мы и куда идем?».

Pin It

Comments are closed.