Роль женщин в хореографическом искусстве

Выпуск №4 • 3230

В 1920-е годы – годы становления узбекского женского профессионального танца, от исполнительниц требовалось настоящее мужество. Танец был призывом к борьбе за раскрепощение, за утверждение мечты о светлом, счастливом будущем. В борьбе за свою свободу многие женщины стали жертвами. В их числе Нурхон, Тупахон, Халима, отдавшие свои жизни за то, что без паранджи, с открытым лицом танцевали на сцене. Продолжая их дело, мы чтим память Тамары Ханум, Мукаррамы Тургунбаевой, Гавхар Рахимовой, Марии Кузнецовой, Маъсумы Корневой, Розии Каримовой, стоявших у истоков становления узбекского танца. Тамара Ханум, армянка по происхождению. Ее учителями были такие деятели искусства, как Мухиддин Кори Якубов, доирист Уста Олим Комилов, Юсупжон кизик Шакаржонов, Тухтасин Жалилов, Жура Султонов, Хожи Сиддик Исломов. Исполняя танцы народов мира, Тамара Ханум стала и искусным балетмейстером. В 1932 г. она вместе со своим учителем Уста Длимом подготовила большую программу массовых и сольных танцев для проводимой в Узбекистане Олимпиады народного искусства. Наиболее интересным в ней был поставленный на старинные ритмы танец “Шелкопряд”, ставший одним из наиболее популярных узбекских танцев и получивший в исполнении Тамары Ханум и ее талантливых учениц Мукаррам Тургунбаевой, Галии Измайловой и Халимы Камиловой известность далеко за пределами страны. В нем с помощью жестов, используемых в танце, раскрыт трудоемкий процесс от заготовки коконов шелкопряда до готовой ткани. Движения танцовщиц наполнены внутренней музыкальностью, выразительной пластичностью, они отражают связанные с трудом мысли и переживания.
В 1932 г. Тамаре Ханум за заслуги в подготовке хореографов, развитие музыкального и танцевального искусства присваивается звание Народной артистки Узбекской ССР, в 1935 г. за участие в 1-м Лондонском Международном фестивале народного танца и музыкального искусства Тамара Ханум и Уста Алии Камилов были награждены “Золотой медалью”. Зрители называли Тамару Ханум “Жемчужиной Востока”. Обширную географию ее репертуара пополнили танцы и песни других народов мира. В 1956 г. в честь 50-летнего юбилея Тамаре Ханум за значительный вклад в развитие танцевального искусства присвоено звание Народной артистки СССР. Значительным событием в республике стал выпуск учебника “Дойра даре”, подготовленный Тамарой Ханум с ее наставником Уста Алимом Камиловым, в котором собран огромный хореографический материал, отображающий основные движения танца, исполняемые под дойру-бубен. Основателем “Ферганской школы танца” стала знаменитая Мукаррам Тургунбаева. Она полюбила танец после того, как услышала пение Мухиддина Кари-Якубова и увидела “Дилхирож” в исполнении Тамары Ханум, после чего приняла решение идти работать в театр. Сначала по рекомендации Кари-Якубова М. Тургунбаева работала в резервной труппе Самаркандского государственного музыкально-драматического театра. Она так описывает трудности тех лет: “Когда приехали в Самарканд и стали актрисами, первые недели очень голодали, зарплата была маленькая, а расходовать, экономить еще не умели. В первые дни все истратим, а потом сидим на хлебе и кислом молоке” Но не голод был ей страшен. “Все это я выносила легко, – рассказывала М. Тургунбаева, – а вот страх меня не покидал. Помню, концерт в конюшне, которую мы сами вычистили. Шел дождь, крыша протекала, зрителей было всего десять человек! Но мы дали полный концерт. Мы знали, что завтра зрителей будет больше. Каждый день я боялась, что меня могут убить, как Нурхон. И тогда Уста Алим и его жена Бегимхон удочерили меня. Я стала жить с ними и постепенно успокоилась. На всю жизнь осталось воспоминание о бесконечном напряжении этих лет, я раскрепощалась только во время исполнения песни или танца, становилась счастливой, радостной, даже плечи распрямлялись”.
В 1930-е гг. танцы Мукаррамы Тургунбаевой “Сбор хлопка” в пантомиме “Красный караван”, “Снятие паранджи” в балете “Шахида”, танец “Гульсары” в музыкальной драме “Гульсара” воспринимались как открытие, как призыв к свободе женщины. Героини сыгранных М. Тургунбаевой образов, танцы тех лет для узбекских женщин были примером, идеалом. Танец “Тановар”, сохранившийся на киноленте в ее исполнении, – глубоко национален. “Мой “Тановар”, – говорила Мукаррам, – родился у меня в душе в ночь после того, как я увидела в концертном номере сцену “Умирающий лебедь”. Мне казалось, и кажется сейчас , что это целый большой спектакль. Впечатление было такое сильное, такое ошеломляющее, что я всю ночь не спала и несколько дней жила как в лихорадке, пока у меня в душе не сложился “узбекский лебедь” – “Тановар”.
В монологе пластики жеста раскрыты качества, присущие творчеству танцовщицы. В “Tanovare” М. Тургунбаева с помощью жестов, взглядов смогла показать тревогу в глазах узбекских женщин, ждущих весточки от сыновей, отцов, мужей с фронта. Знаменитый русский артист И. М. Москвин, увидев танец в ее исполнении, сказал: “Тановар” – это песня без слов Талант высказаться пластикой жеста”. В 1957 г. Мукаррама Тургунбаева организовала ансамбль “Бахор”. Совместно с Исохором Окиловым, ведущим балетмейстером Узбекистана, собрала в единый коллектив девушек, окончивших Ташкентское хореографическое училище и работавших в Театре эстрады и Театре оперы и балета им. Навои. Коллектив стал призером многих республиканских и международных конкурсов. С I960 г. ансамбль “Бахор” – Государственный ансамбль танца Узбекистана. М. Тургунбаева постоянно работала над совершенствованием узбекского танца. Ею созданы не только новые композиции, но и введены новшества в узбекскую хореографию. Сцена увидела множество массовых танцев. Композиции, созданные М. Тургунбаевой, демонстрируют дружбу, образ жизни, трудовые будни народа. В их числе поэма “Семь красавиц”, сюита “Пахта” (“Хлопок “) и др. Сюиту “Хлопок” девушки ансамбля “Бахор” исполнили настолько мастерски, что танец стал своеобразным символом сценического искусства Узбекистана. Танец Мукаррам в этой партии стал развитым танцем рук, условно иллюстрирующих, как из зернышка вырастали побеги, как расцветал цветок, как закрывалась коробочка хлопка, оберегая тонкие волокна. “Многие движения рук ферганского танца выросли из обычных бытовых, трудовых жестов, но танцоры их “обобщили “, нашли художественный символ жеста. Вспомните оригинальное движение кистей рук в любом ферганском танце – мягкая кисть “сворачивается” и “разворачивается”, вглядитесь в это движение, разделите его на элементы, и вы поймете: оно родилось именно из трудового движения во время сбора хлопка”, – пишет М. Тургунбаева в своем дневнике. Народные песни и танцы с новой силой, ярко зазвучали на сцене. М. Тургунбаева воспитала сотни учениц, которым оставила в наследство танцы, занявшие достойное место в золотом фонде хореографического искусства. И ныне ее массовые танцы “Шелкопряд”, “Хлопок”, “Бает”, “Рохат”, “Катта уйин”, “Наманганские яблочки”, “Рубай Ферганы” и одиночные “Хаваскор”, “Кукла”, “Рохат”, “Тановар”, “Муножат”, “Рубай Ферганы” любимы зрителю.
После ансамбля “Бахор” появились другие ансамбли-последователи: “Узбекистон”, “Тановар”, “Лазги”, “Зарафшон”. О М. Тургунбаевой можно сейчас говорить не только как о большом знатоке пластики восточного танца и танцевальных ритмов, но и как о гениальной артистке, балетмейстере, педагоге, посвятившем себя развитию узбекского танца. Немалый вклад в развитие узбекского хореографического искусства внесла Розия Каримова – ученица и продолжатель творческой деятельности Тамары Ханум и Мукаррамы Тургунбаевой. В искусстве узбекского танца Р. Каримова известна как танцовщица, балетмейстер, педагог, ученый. Она родилась в городе Казань. Очень рано осталась без родителей, воспитывалась в детском доме города Маргилан. Любовь к танцевальному искусству познакомила ее с Мукарраммой Тургунбаевой, с ней же она приехала в Ташкент. В 1930-е гг. училась в студии Музыкально – драматического театра Самарканда, которую возглавлял Мухиддин Кори – Якубов, где и осталась работать после учебы в театре. Р. Каримова исполняла лирические танцы и играла драматические роли. В их числе Анархон в спектакле “Уртоклар”, Асаль в драме “Гульсара”, Асия в “Аршин мал алан”. В Ташкентском музыкальном театре, в Театре оперы и балета имени Алишера Навои Р. Каримова создала немало танцевальных номеров. Одиночные танцы, которые были включены в драму “Фарход и Ширин”, “Лейла и Меджнун”, “Буран”, “Гульсара”, исполняла сама. В составе женского ансамбля Р. Каримова выступала с концертами на Северо-западном фронте. Великолепная танцовщица, вдумчивый педагог, она серьезно занималась теоретическими вопросами хореографии.
В 1932 г. Р. Каримова – педагог Узбекского государственного хореографического училища. Позже научно – исследовательскую работу по искусству узбекского танца продолжила в качестве научного сотрудника в Институте искусствознания имени Хамзы – ныне Институт искусствознания Академии наук Узбекистана. В I960 г. Р. Каримова занималась систематизацией и научным обобщением основных положений, движений, ритмов узбекского народного танца. В узбекском народном танце есть три школы: Ферганская, Хорезмская, Бухарская. В каждой из них огромное значение имеет стать танцовщицы, то, что в теории хореографии называют “постановкой корпуса”, “направлением мускульных сил”. У каждой школы и своя одежда. Опираясь на богатейший опыт мастеров танцевального стиля, Р. Каримова подготовила учебные пособия “Ферганский танец” (1973), “Хорезмский танец” (1975), “Бухарский танец” (1977), а также книги “Танцы ансамбля “Ба- хор”, “Дойра зарбларига машгулот” (“Занятия по удару на бубне”), “Танцы Узбекистана”. Своим наставником считают Розию Каримову Бернара Кариева, Раъно Низамова, Ибрагим Юсупов, Дилафруз Джаббарова, Шокир Ахмедов, Дильбар Абдуллаева, Карима Узокова, Сивилья Тангуриева, Кадыр Муминов. В годы независимости Р. Каримовой присуждено почетное звание доктора искусствоведения.
Сегодня многие последовательницы Тамары Ханум, Мукаррамы Тургунбаевой, Розии Каримовой вносят свой вклад в развитие искусства танца. Они плодотворно работают в театре танца “Офарин”, в танцевальных коллективах “Сабо”, “Узбегим юлдузлари”, “Узбегим ёшлари”.

Угилой Мухамедова

Pin It

Comments are closed.