Контаминация мелодии народного эпоса

Выпуск №4 • 2246

Узбекская музыкальная классика бесценна по своей значимости. Произведения, созданные на основе узбекских эпических сказаний – народных дастанов и их мелодий, занимают прочное место в классической музыке, в репертуаре хафизов, бахши. Песня “Найлайин” (“Как мне быть?”), написанная народным артистом Узбекистана, Каракалпакстана и Тукменистана Камилжаном Атаниязовым – одна из них. В ее основу полотен отрывок из дастана “Ошик; Гариб и ШоХ,санам” (“Влюбленный Гариб и Шахсанам”), где печальная Шахсанам рассказывает своей придворной служанке – верной помощнице Акче о разлуке с любимым – Гарибом, которого шах Аббас сослал на чужбину. Стиль направления музыки – “зоринжи” (узб. – “зорланувчи” – сетующий на свою судьбу). В хорезмских дастанах каждый напев имеет название – “нома” – музыкальные сочинения диапазоном от пятиладового объема – си-бемоль большой октавы до ноты до второй октавы, которые предваряются специальным словесным текстом, определяющим их содержание. Песни бывают самых разных размеров и сочиняются самостоятельно автором или заимствуются им из истории, народного сказания, какого-либо художественного произведения и т.п. Название подсказывает их содержание (например, “прощание”, “жалоба”, “стон” и т.д.). К. Атаниязов, глубоко прочувствовав содержание отрывка дастана, написанного в силлабическом размере, написал музыку к нему. Мелодичность, сила звука, диапазон и технические возможности национального инструмента дутара, слившись воедино с голосом, создали щедевр. Произведение-песня “Гулузорим” (“Цветник мой”) сочинил Ходжи Абдулазиз Абдурасулов – певец и бастакор (композитор для одного инструмента и одноголосого исполнения и для множества инструментов и многоголосого пения). Фактов, подтверждающих его поездку в Хорезм, нет, но отдельные письменные архивные источники подтверждают его частое общение с хорезмскими хафизами (народные певцы). Думается, что толчком к созданию песни “Гулузорим” стало искусство хорезмских певцов. X. Абдурасулов из “Шашмакома” взял и мастерски использовал места с резким переходом в верхний регистр “Авжи Турк”. Пролог – вступительная часть песни “Гулузорим” – это синтез мелодий “Курт Эшвой” и шашмакома.
Эшвой бахши (сказитель, народный певец) был родом из хорезмского Шавата. Расцвет его творчества приходится на период правления Аллакулихана (1825 – 1842 гг.). Среди множества воспитанных им учеников самым одаренным и известным был Матнияз гуржа – слепой на оба глаза, поэтому туркмены к его имени добавили приставку-произвище гуржа. Каракалпаки знают его как Гарибнияз. Матнияз написал стихи о своем наставнике Эшвое бахши, а потом сочинил к ним музыку. В песне воспеты его происхождение, острословие, лучшие человеческие качества:

В свое время соревновался с Оташ и Нурхон бахши в красноречии и искусстве петь. Он сочинял мелодии, напевы (нома) к тем дастанам, которые исполнял сам. До нас дошли его несколько сочинений, в частности, для речитативного исполнения – силлабический вариант дастана “Эшвой”, заново рифмованного им одиннадцатислотовым стихом. Для исполнения в инструментальном варианте сохранились такие его произведения, как “Эшвой Урганжий” и “Туркман Эшвойи”. “Курт Эшвойи” известна как ашула. В народе Эшвоя звали Куртом – именем священной прародительницы древних тюрков Бури-Кашкир (узб. “бури” – волчица). Песня названа по имени и прозвищу создателя. В Ферганской долине есть одноименное произведение, лады и музыкальное строение которого однотипны, но содержание и строение стихов различаются в силу локальных воздействий.
Музыкант и бастакор Шавкат Мухаммедов переложил на инструментальную мелодию “Фаргона Эшвойи” газель Лутфи “Качон ким гамзаси куз крнима даво килсанг” и подготовил ее вместе с народной артисткой Узбекистана Мунажат Юлчиевой для ее репертуара. Ботир Матёкубов в книге “Достон наволари” (“Мелодии дастанов”) отмечает, что распространение в XVIII – XIX вв. в долине таких мотивов, как “Эшвой”, “Илгор” (“Передовой”), классических произведений “Калабанди”, “Аликамбар”, “Норим-норим”, “Галдир”, свойственных хорезмской школе, подтверждает факт тесного культурного сотрудничества между Хивой и Кокандом. Согласно составленной Гулямом Зафари и в 1930 г. опубликованной родословной таблице музыкантов и певцов Ферганы – Ташкента конца XIX – начала XX в. (таблица находится в доме-музее Ю. Раджаби), Худайберды – музыкант родом из Кашкадарьи в течение 18 лет жил и обучался музыке в Ургенче и сам воспитал плеяду учеников, приехавших из Ферганы, Кашкадарьи, Ташкента и других городов Мавераннахра. Согласно утверждению М. Рахмонова, “хан Коканда Мухаммад Умархан (1808 – 1822) пригласил к себе в столицу жившего тогда в Хиве известного музыканта и бастакора Худайберды устода. Позже, по совету Худайберды устода, Мадалихан (1822 – 1842) пригласил в Коканд хивинских музыкантов и бастакоров Солихбека и Муминбека. О творческой деятельности Худайберды в Коканде рассказывает А. Одилов: “Худайберды устод, Солихбек и Муминбек с учениками учили хорезмские произведения, хорошо исполняемые ими самими. Эти произведения в результате творческого осмысления обрели другое звучание”. Есть много произведений, созданных на основе напевов дастанов. Ашула “Гулузорим” (“Цветник мой”), “Кушчинор” (“Две чинары”), “Лазиз” (“Сладостный”) написаны бастакора- ми других регионов края. До наших дней дошла одна из самых известных ашула “Бозиргоний”. Ее создатель и первый исполнитель – Ходжи Абдулазиз Абдурасулов. Это произведение – переинтонирование напева “Найларман II” (Кичик найларман) из дастана “Базирен”, раскрывающего образ Бозиргона в эпизоде, когда падишах Исфахана Гузалыпах предлагает ему половину царства, если он победит или убьет Гуругли.
Эта часть произведения является кульминационной. В ней X. А. Абдурасулов профессионально использовал и переложил газель Фазли из аруза-квантитативного размера на мухаммас- пятерицу мелодию “Зебопари” из “Шашмакома”. Некоторые следы дастанных напевов встречаются в хорезмских макомах. В частности, в “Накши Наво” после инструментального вступления вслед за вторым куплетом в сайкалях использована мелодия “Нолиш” (узб. “нолиш” – стон). Подобные инструментальные вступления мы встречаем и в савтах (муз. жанр) Феруза. Народный артист Узбекистана, певец и бастакор Орифхон Хотамов, известный в народе как автор песен “Сенсан севарим” (“Моя любовь”), “Фирокингизда” (“Тоска”), “Билдингизму” (“Знаете ли вы?”), в песне “Коши ёсинму дейин” (“Чернобровая”), написанной на газель Алишера Навои, мастерски использовал инструментальное вступление мелодий “Нолиш” без ущерба общему музыкальному строю. Народные дастаны, их мелодии – бесценное духовное наследие, бережное отношение и сохранение которого во многом зависит от исполнителей-бастакоров и исследователей. Слушателям же необходимо более критично подходить к интерпретации классики, ввода различных, не свойственных ей мелодий.
Внешний облик, взгляд, жест артиста тоже “работают” на текст. Выход на сцену в рваной одежде, заплатках, непонятные для большинства населения хаотичные телодвижения якобы, по мнению исполнителя, раскрывающие суть номера, происходят от незнания народной традиционной культуры. Узбекское национальное искусство всегда опиралось на поэзию с глубоким философским смыслом, на проникновенную музыку. Воспитание подрастающего поколения на богатом музыкальном наследии узбекского народа, его широкая пропаганда и разъяснение – задача музыковедов, наставников, композиторов и поэтов, а также его слушателей.

Шамухамедова Динара

Pin It

Comments are closed.