Мастера современного ювелирного искусства

Выпуск №3 • 2272

Исторические события начала XX в. привнесли глобальные изменения в различные сферы жизни страны. Вместе с социально-политическими изменениями происходили изменения традиционного мировоззрения общества, что отразилось и на стереотипах восприятия произведений ювелирного искусства. В этот период наблюдается постепенная утрата магико-охранительной функции таких традиционных украшений, как талисманы-обереги, снижение спроса на них среди населения.

Во второй половине XX в. монополия ювелирных фабрик на право изготовления изделий из драгоценных металлов оставляла для художников- прикладников и народных мастеров лишь возможность работы с маловыразительным мельхиоровым сплавом и на редкие частные заказы из серебра и золота. Работать в творческом ключе мастерам ювелирных фабрик, ограниченным нормой в граммах драгоценного металла и единицей камня-самоцвета, с одной стороны, и прессингом принятых рамок «дизайна» – с другой, было сложно. В результате основное отношение к ювелирным изделиям выглядело как вложение капитала в драгоценные металлоизделия, для потребителя ценным был, прежде всего, вес драгоценного материала изделия, а не его художественная идея.

В настоящее время в ювелирном деле Узбекистана возрождается художественная ценность искусства. Ювелирное дело развивается по трем основным направлениям. Первое из них представляет собой продолжение многовекового опыта ремесла старых мастеров и освоения богатой палитры традиционных орнаментальных мотивов (творчество потомственного бухарского мастера – ювелира А. Хайдарова и др.). Второе направление демонстрирует творчество мастеров (Ф. Дадамухамедов, Р. Мухамет- шин, А. Мустаев и др.), работающих в тех же рамках национальных и классических традиций, но нередко отступающих от канонов, вводя не свойственные им орнаментальные и фигуративные мотивы, усиливая элемент индивидуально- авторской интерпретации и стилизации. И третье направление развивают художники-прикладники и дизайнеры, создающие декоративные композиции, пластические вариации которых не находят ни аналогий, ни ассоциативных связей с народным искусством (У. Холмурадов, Г. и А. Барковские, А. Улумбекова и др.).

Интересна динамика развития общемирового декоративного искусства XX в. – от эклектичного Модерна до аскетичного Минимализма, от пестрого и созерцательного Ориентализма и этно-фолкстиля до рационального и прагматичного Конструктивизма и техно- дизайна. Столь сложный и скоростной путь метаморфоз в развитии декоративного искусства проходил параллельно, а порой и в синтезе с соответствующими эволюционными процессами изобразительного искусства, одним из основополагающих направлений которого в XX в. стал абстракционизм, выражавший себя в сжатой формуле – «отрицание предшествовавшего опыта и отказ от визуальнос- ти, зримое воплощение духовных явлений, переход в мир умозрительный». При этом изначально изобразительное искусство во многом «абстрагировалось» от традиций старого декоративного искусства Востока. На сегодняшний день мировое нетрадиционное декоративное искусство contemporary crafts movement (движение современных ремесел) так же, как и архитектура, литература, музыкальное и изобразительное искусство, содержит в себе импульсы современности, её философию. Оно обрело собственную историю, теорию, эстетику, художественные течения и иконографию. К данному пласту можно отнести и творчество художников-прикладников Узбекистана названного выше «третьего направления» (в частности, У. Холмурадов) как позитивный опыт выхода в контекст современной мировой культуры. Этот опыт, являясь наиболее интересным как свидетельство дальнейшей эволюции ювелирного искусства, представляет прогрессивные инновационные приёмы и неординарные концептуальные разработки как средства пластической выразительности.

Формат статьи не позволяет охватить всего спектра современного ювелирного искусства Узбекистана. Ограничимся исследованием избранных произведений таких наиболее ярких ювелиров Ташкента, как Улугбек Холмурадов и тандем – Гульнара и Александр Барковские.

У. Холмурадов окончил отделение графического дизайна архитектурного факультета Ташкентского архитектурно- строительного института. Ювелирным творчеством занялся после обучения базовым знаниям ремесла у известного художника-ювелира Левона Авакяна. С 1995 г. работает в области предметного дизайна (мебель, ювелирные украшения), архитектурного проектирования и разработки интерьеров, в частности магазинов «Человеческая Одежда» (Ташкент), «Art Flowers» (Чехия, Прага) и др. У. Холмурадов проходил стажировку и работал в ювелирной фирме Zlatnictvi Aurum s.r.o. (Чехия). Его стилеобразую- щие критерии – профессионализм изготовления и дизайнерский подход к формообразованию, в котором ясно отражается его архитектурное образование. При этом неординарность пространственного мышления и изобретательность в поисках новых фактур металла и камня, их комбинирование в духе «политики грубых контрастов» – смелых, не задетых стереотипами, выдают огромный потенциал современного концептуально мыслящего художника. Микропластика ювелирных изделий У. Холмурадова опровергает относительность понимания «монументально- масштабного» в искусстве, при ближайшем рассмотрении она получает архитектурную мощь, выявляет скульптурно- пластическую выразительность решений и емкость немногословной концепции с едва уловимым акцентом аллюзии и деликатной декоративности.

Подчеркнуто геометризированные изделия У. Холмурадова в процессе «проектирования» обретают художественно продуманную идею. Основным критерием композиции зачастую выступает конструкция, «одетая» в эстетический облик – элегантно строгий с математически выверенными линиями, четко определенной мерой пропорций, наводящий на философское созерцание, решенный в креативном ключе с долей авторской иронии. Если думать, для кого создаются У. Холмурадовым изделия, то представляется образ современного свободного духом человека, как правило, образ «деловой женщины» – самодостаточной, но позволяющей себе быть женственной и восхитительной (комплекты «Цифры», «Два начала» и пр.). В отдельных случаях это – образ «мужчины большого города» – уверенного, но ищущего свое предназначение, наделенного некой творческой дерзостью (браслеты, перстни, подвески).

В ювелирном творчестве У. Холмурадова отмечаются два основных направления стилистических поисков. По словам самого автора, «первое направление – восточное, с очень сильными примесями современного дизайна. Я не иду путем слепого копирования традиционных форм, считаю, что это приведет к вымиранию культурных традиций». К примеру, серьги по конструкции ориентированные на старинную традиционную форму кашгар-балдок, в процессе авторской стилизации получают различные вариации. Это изобразительный или декоративный мотив в серьгах – композиция из мелких распиленных и полированных вставок цветного камня и просветов пустых «воздушных» ячеек, игра которых создаёт некую оптическую иллюзию соотношения формы, цвета и света в пространстве. «Второе направление, – рассказывает У. Холмурадов, – мне еще ближе, это жесткий современный дизайн некоммерческого характера, серьезный и смешной одновременно, не для широкого спроса, а скорее для реализации своих творческих идей» (серьги «Башня», «Дроби»).

В работах У. Холмурадова выявляются и приёмы вновь «модной» эклектики, но не опороченной излишеством и отрадно изысканной. В его изделиях определенно выступает микс технодизай- на и ювелирной пластики, находок этно- восточного и конструктивистского стилей. Автор, скорее, отражает образ своего времени – натиск информационно- цифровых технологий, мелькание сюжетов-однодневок, времени десакра- лизации и экспликаций. Кроме того, заметно и присутствие определенной доли актуальной концепции «абсурда», когда ювелирные изделия из драгоценных металлов выглядят нарочито аскетичными и в то же время с налетом снобизма, сотрясая привычные устои клана «подлинных» ювелирных канонов.

Ювелирные изделия У. Холмурадова являются уникальными выставочными произведениями, его идейные поиски сконцентрированы на будущее. Основы стиля этого талантливого автора созвучны принципам минимализма «Мало значит много», «Скрытая гармония сильнее явной», что наделяет его работы абсолютной лаконичностью и чистотой графического дизайна, совершенством технологического исполнения, ёмкостью образного решения функциональной формы.

В ином ключе развивается творчество тандема художников-ювелиров Гульнары и Александра Барковских, более десяти лет работающих вместе. Г. Барковская окончила уральское училище прикладного искусства и Ташкентский государственный институт искусств им. М. Уйгура. А. Барковский обучался секретам мастерства ювелирного дела у ведущих мастеров-ювелиров России и Казахстана. Талантливое творчество Барковских построено на изучении истории искусства, чему способствует профессиональное образование искусствоведа Г. Барковской. Авторский стиль их определяется смешением этно- исторических знаков-символов и мифо- поэтической семантики орнаментальных мотивов различных культурных эпох, а также безупречностью техники исполнения, применением драгоценных металлов и высококачественных натуральных самоцветов и минералов, романтической приподнятостью образного восприятия. В их творчестве выделяются две тенденции, развивающиеся, впрочем, автономно друг от друга: изобразительность и декоративная выразительность, ювелирный дизайн в духе европейского стиля. Из примечательных композиций в стиле Барковских можно рассмотреть комплект «Петроглифы», состоящий из серег, подвески-колье, перстня и браслета из серебряных пластинок.

В композиции комплекта «Петроглифы » составляющей единицей выступает прямоугольная пластина, декорированная бронзовыми инкрустациями и вставками из прозрачного янтаря, яблочно-зеленого хризопраза. Здесь инкрустации используются как репродукции «реалистического стиля» – первобытных космогонических, антропоморфных и анималистических изображений (символика солнца, сцены охоты, танца и пр.), и как намёк на эпоху бронзы.

В рассмотренном выше примере внесение изобразительности в ювелирное искусство придает актуальный для современности эффект рефлексии. Он являет собой процесс кочевки средств выразительности из изобразительного в декоративно-прикладное искусство. Первобытные пещерные культово- магические рисунки отмечены в истории искусства как древнейшая в мире осознанная и зафиксированная систематизация представлений о ритме времени, пространстве и свойствах сложного мира. Они по-прежнему неизменно выступают наводящим мотивом в размышлениях над вечными вопросами об устройстве Вселенной, собственно, о предназначении личности в потоке жизненных процессов.

В своем творчестве Барковские обращаются и к исконно народным ювелирным традициям. Так, прекрасной авторской стилизацией центральноази- атского ювелирного стиля является комплект «Монисто» из трепетных подвесок, составленных из старинного перчикового коралла – калампир, речного жемчуга и старой бухарской серебряной монеты – таньга. Колье комплекта декорировано сложноплете- ной цепью, изготовленной по старинной традиционной узбекской технологии. Интересную попытку расширить пластическое мышление в ювелирном искусстве представляют комплект «Голубая эмаль» и серьги «Скелетоны».

Комплект «Голубая эмаль» – вольная интерпретация формы и колорита риштанского керамического блюда. В декоре комплекта использованы техника перегородчатой эмали сине-голубых тонов и вставка из голубой бирюзы. В данном случае авторы выходят за рамки канонов собственно ювелирного искусства, приняв как художественный первоисточник элементы риштанской керамики. При этом они достигли эффекта «узнаваемости» узбекского народного стиля, сохраняя ассоциативно- образную палитру народной семантики и эмоциональную приподнятость восточных мотивов.

Серебряные серьги «Скелетоны» – пример поисков авангардного направления в творчестве Г. и А. Барковских. Композиция решена в виде натуралистично выполненного скелета рыбы и вставки из голубого топаза вместо глаз. Высокое качество применяемых материалов, безупречность и мастерство исполнения придают этому изделию с нарочито тривиальным сюжетом эффект модной креативности, отвечающей вкусам современной концепции отрицания принятых рамок эстетики. Г. и А. Барковские удачно экспериментируют в области новых фактур металлов и их сплавов, комбинирования различных материалов и техник (комплект «Дерево», выполненный в технике моделировки формы из плавленых кусочков металла, почти натуралистично передающих живую фактуру растения). Хотя, определенно, основной сферой их творческих поисков является интеллектуальное содержание, что, в частности, отражено в «исторических и классических цитатах», элементах из находок разных стилей и даже приёмов декора из других видов искусства, применяемых в формообразовании и декоре их изделий. Таким образом, современное ювелирное искусство Узбекистана подтверждает давность и устойчивость традиций. При всей многогранности творческих исканий ведущих ювелиров страны возрождается главная особенность исконно-художественного стиля – единство формы и содержания, гармония высокой идеи и совершенство технологии изготовления и применения материалов.

В настоящее время заметно возрос профессиональный уровень ювелиров, продиктованный отчасти и здоровой рыночной конкуренцией, которая представляет собой большое оживление. Можно отметить обилие новых идей и предлагаемых форм, фактур, дизайна, арсенала драгоценных металлов и натуральных камней-минералов, расширенную палитру нетрадиционных материалов. Совершенствуется информационно- интеллектуальная база освещения вопросов семантики старинных и дизайна современных изделий, приобретающая у потребителя неподдельный интерес, что в свою очередь связано с деятельностью арт-галерей страны и творчеством исследователей искусства. В последнее десятилетие наблюдается постепенная смена восприятия ювелирных украшений. Теперь в них ценится художественная идея. В этом – большая заслуга самих мастеров и художников-прикладников, которые, представляя свои работы на республиканских и международных выставках, способствуют «воспитанию эстетического вкуса у потребителя искусства.

Зафара Алиева

Pin It

Comments are closed.