Классицизм двадцатилетия

Выпуск №2 • 3280

Сборно-разборные башни в Национальном парке на фоне здания Олий Мажлиса Создание национальной архитектуры декларировалось со второй половины XIX в. Варианты согласовывались со стилями мировой архитектуры – будь то модерн, конструктивизм, классицизм, современная архитектура или пост-модернизм. Типологически архитектура развивалась, стилистически традиции воплощались в тенденциях времени, но у советских провинций за “железным занавесом” отсутствовало главное – собственная инициатива. Распад СССР и образование независимой Республики Узбекистан открыли новые перспективы развития архитектуры. Республика стала распорядителем собственных ресурсов, определила связи с зарубежными странами и обрела свое место в мире, новые социальные и экономические программы изменяют ее жизнь. Архитектура отражает перемены, происходящие в обществе, поскольку базируется на социальном заказе, обновленных возможностях строительства и духовно новых устремлениях независимости.

Сборно-разборные башни на площади Мустакиллик Столица Республики Узбекистан Ташкент формировала свою центральную зону между старым городом и (в двух километрах от него) новым городом колониального периода; центральную же площадь у разделявшего два города канала Анхор реконструировали после землетрясения 1966 г. Площадь оживала для редких грандиозных парадов, в остальном пустуя под палящими лучами солнца. Накануне распада СССР здесь прошел фестиваль индийской культуры “Утсав” (после проведения его в Москве и Ленинграде). Для него на северо-востоке площади собрали сборочно-разборные металлические башни с вывешенными на них произведениями декоративно-прикладного искусства Индии. Когда же площадь стала зваться Мустакиллик, подобные башни с куполами поднялись над амфитеатром и открытой сценой, чтобы в последнюю ночь лета праздновать независимость республики.

Дворец искусств Туркистон Первым общественным зданием независимого Узбекистана стал дворец “Туркистон” (1989 – 1992 гг.), расположенный к северу от площади, в начале ее Аллеи парадов. Для этого места еще в 1966 г. архитектор Ю. Халдеев спроектировал театр кукол в виде распускающегося цветка. К 1977 г. театр-цветок трансформировался в приземистое здание с гигантскими сталактитами на фасаде: первоначально легкую современную архитектуру отсталая строительная техника переродила в тяжелые формы.

Совершенствовать стиль театра поручили мастерской архитектора Ф.Ю. Турсунова. Зрительный зал был покрыт голубым плафоном с резьбой по ганчу и позолотой в технике кундаль. Над вестибюлем и фойе вознесено панно: белый тюркский палас с рельефом птицы счастья Хумо и панорамой исторических городов Туркестана. Ленточное остекление второго этажа фойе раскрывает панораму Аллеи парадов и далее – площади Мустакиллик. “Я от всей души желал бы, – сказал Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов на торжественном открытии здания, – чтобы по всей нашей стране развернулись архитектурные работы, чтобы во всех областных центрах были такие же величественные дворцы, как “Туркистон”. Чтобы наша страна была прекрасным, вольным, справедливым краем, чтобы после нас остались полезные народу строения, чтобы потомкам мы дали свободную и благоустроенную Родину” (1, с. 36).

Комплекс Скорбящей матери, площадь Мустакиллик Днем памяти и почестей назван День победы 9 мая в войне 1941 – 1945 гг. Мемориал Вечного огня памяти неизвестного солдата в Ташкенте, находившийся севернее площади и своей открытостью добавлявший ей простора, преобразован в 1999 г. в комплекс Скорбящей матери. У комплекса Скорбящей матери Вечный огонь замкнут с востока скульптурой склонившейся узбекской матери (скульптор И. Джаббаров), повторившей образ женщины на полотне художника Р. Ахмедова.

Комплекс Скорбящей матери, площадь Мустакиллик К Вечному огню с запада ведет аллея длиной 60 метров. Архитекторы В. А. Акопджанян и М. Мусаев предполагали ограничить аллею невысокими мемориальными стенами. Президент республики предложил айваны узбекской народной архитектуры. Они создали торжественное архитектурное пространство, в духе классических ритуальных композиций, а возводившие айваны мастера со всей республики сообщили мемориалу тепло народного участия. Строительством айванов руководил кокандский мастер резьбы по дереву Абдугани Абдуллаев. Архитектуру комплекса повторили в областных центрах – везде со своими вариациями.

Площадь Мустакиллик Площадь Мустакиллик С реставрации в 2000 г. здания Совета Министров началось обновление стиля центральной площади Ташкента, формировавшейся постройками конца XIX в., 1930 – 1950-х и 1960 – 1970-х гг. Первый этаж здания с открытыми V-образными опорами был обстроен стенами красного гранита; над его прямоугольным силуэтом поднят портал с гербом и флагом республики; прежнее ленточное, с бирюзовыми простенками, остекление заменено сплошным золотистым (архитекторы В.А. Акопджанян, А. Саакян).

Дворец Дружбы народов Фасад расчленен полуколоннами, граненость которых происходит от фасада Дворца дружбы народов (1979 – 1982 гг., Е. Розанов, Ф.Ю. Турсунов, С.Р. Адылов и др.). Чистым и абстрактным формам современной архитектуры отдано предпочтение конкретной символике, открытости – закрытость, динамизму – солидность, а узко понятому национальному – богато трактованное интернациональное.

Площадь Мустакиллик По проекту института “Ташгипрогор” реконструирована и высотная доминанта площади – 14-этажное административное здание с 8-этажной пристройкой по проспекту Шарафа Рашидова: между этими корпусами образован атриум до 11 этажей, на верхних этажах размещены министерства, комитеты, акционерные компании.

В 2005 г. завершено строительство центрального на площади здания – высшего органа власти Республики Узбекистан – Сената (Верхней Палаты) Олий Мажлиса. От здания Дома правительства 1930 – 1950-х гг. сохранены два крайних корпуса столовой и концертного зала “Бахор”, ценные декором интерьеров. Здание Сената четырехэтажно, в его центральном блоке размещены вестибюль, холл, рабочие кабинеты, на четвертом этаже – холл, залы совещаний и рабочие кабинеты. Центральный вход обращен на площадь Мустакиллик колонным порталом. Вход в Конституционный суд с юга и вход в зал “Бахор” с севера тоже выделены выступающими вперед порталами. На западе здание обращено к каналу Анхор традиционным колонным айваном. Центральное фойе украшают монументальные живописные панно “Время пробуждения” и “Гимн независимости”. В главном зале заседаний 172 места и балкон для прессы. Интерьеры с национальным декором отделаны светлым деревом с гипсовыми деталями и тканевыми обоями.

Ташкент Стиль классицизма стал беспроигрышным для административных зданий. Так, Хокимият Ташкента (1997 г., Ф.Ю. Турсунов) и Олий Мажлис Республики Узбекистан (1997 г., В.А. Акопджанян) обнесены колоннами – визитной карточкой классицизма. Золотистое остекление фасадов Олий Мажлиса западает тремя уступами по мере спуска к полу айванов по периметру здания. Архитектура узбекского парламента детальна в выражении национального характера: над бирюзовым куполом возведен даже традиционный фонарь. Здание Хокимията первоначально предполагалось возвести симметрично ташкентским Курантам на противоположном углу улицы Амира Темура. Строительство здания на его нынешнем месте – южной линии бывшего городского сада – решило несколько градостроительных задач. Продолжив с Курантами линию застройки, здание составило ансамбль с ними, равно как и с улицей Бухоро: центральный купол здания завершил ее перспективу. Более всего здание изменило Сад: заняв место кинотеатра, кафе и иных ветхих построек, оно не нанесло, таким образом, урона его зеленым насаждениям.

План Хокимията имеет форму буквы Т: два административных блока вдоль улицы и между ними от главного входа два блока общественных служб вводят здание в Сад. При главном входе – круглый на три этажа атриум. Пять лестниц и два лифта при входе обеспечивают вертикальные связи. Вдающийся в Сад трехэтажный блок имеет форму восьмигранника. По его периферии размещены офисы, в центре первого и третьего этажей – залы заседаний. Все купола в здании – из металлических ферм с сетками для лепных работ в интерьере. Круглый атриум при входе завершен пологим куполом с очень красивым плафоном. Его бело-голубой, с позолотой, растительный орнамент усеян лампами освещения – “звездами Самарканда”, по словам архитектора. Фойе четвертого этажа покрыто куполом с арочной световой галереей барабана. Купол расписан в бежево-коричнево-оранжевых растительных формах с позолотой. Росписи вдохновлены образцами самаркандских Гури Амира, Шахи Зинды, Тилля Кари и хивинского Таш Хаули. Архитектура Хокимията наряду с традиционными вобрала новые стилевые черты.

Ак Орда, Астана, Казахстан Обретя независимость, страны СНГ вышли на международную арену, где сфера дипломатии имеет свои установившиеся архитектурные стереотипы. Поэтому вскоре стиль президентских резиденций стал ассоциироваться с традицией классицизма, установленной в XVIII в. в США. Вдохновившись творениями выдающегося итальянского архитектора эпохи Возрождения Андреа Палладио, третий президент США и автор проекта Декларации независимости Томас Джефферсон спроектировал в 1770 – 1771 гг. свой дом в имении Монтичелло вблизи Шарлотсвилла, штат Вирджиния. Под влиянием стиля дома Джефферсона в 1792 г. в столице США Вашингтоне ирландским архитектором Джеймсом Хобаном была построена официальная резиденция Президента США – Белый Дом. В Узбекистане в президентских резиденциях вместе с белым цветом повторили полукруглый колонный объем в центре главного фасада. Офис Ак Сарай (Белый Дворец) Президента Республики Узбекистан (1999 г., “Ташгипрогор”) имеет холл, залы переговоров, помещения канцелярии, а его центральный колонный объем завершен шатровым покрытием, выражающим и тюркскую традицию.

В столице Казахстана Астане президентский дворец Ак Орда (Белая Резиденция) построен в 2004 г. с полукруглым колонным объемом по 5-этажному фасаду, завершенному куполом с 80-метровой высоты шпилем. Полукруглый колонный объем перешел затем во многие общественные здания нашей республики.

Узбекский Национальный академический драматический театр Мечеть  Хазрати Имом Реконструированный на месте кинотеатра “Ватан” 1939 г. и театра им. Хамзы 1969 г. Узбекский Национальный академический драматический театр (2001 г., У.Х. Рахимов) спроектирован тоже с полукруглой колоннадой овального фасада. Новый театр имеет главный зал на 540 мест, в подвале – малый зал на 110 мест, расширенное фойе, а также музей на втором и третьем этажах. В изысканном декоре театра росписи и резьба по дереву и ганчу выполнены мастерами объединения “Усто”, а керамика – специалистами Экспериментального скульптурно-производственного комбината и Керамического завода.

Государственная консеватория Проект нового здания Государственной консерватории Узбекистана (1996 – 2002 гг., В.Л. Спивак) отобран по результатам конкурса Президентом страны И. Каримовым. В Т-образном плане вокруг атриумов сгруппированы помещения и 4 зала: большой оперный, органный, экспериментальный и малый. Интерьеры украшены произведениями монументально-декоративного искусства. Архитектуру в стиле сдержанного классицизма венчает распространившийся этаж-мезонин, и в центре главного фасада выступает полукруглая колоннада. Лаконична и композиция Президент-отеля (2004 г., “Тошкентбошплан”) на Университетском бульваре Самарканда. Периметр 7-этажного атриума образован 164 номерами, имеются залы, комнаты совещаний.в подвальном этаже – бассейн, сауна, бар и дискотека. Отель обращен на бульвар тем же полукруглым объемом, суровая сдержанность которого продолжена ордерной системой пилястр на красном основании здания, его четырех основных этажах и завершающем мезонине.

Дворца форумов Узбекистан Согласно Постановлению Президента Республики Узбекистан И. Каримова “О строительстве в Ташкенте здания Дворца форумов “Узбекистан” от 5 июня 2008 г. в границах улиц Тарракиет, Хорезмской, Мустакиллик и сквера имени Амира Темура был отведен участок трапециевидной формы площадью 2,7 га. Вокруг расположены гостиница “Узбекистан”, дом Радио, бывшее здание библиотеки А.Навои, здание “Соглом авлод учун”, ресторан “Шарк”, музей и кафе “Истаравшан” (бывшее “Буратино”) и сад городского Хокимията. Главный вход ориентирован на ось памятника Амира Темура, тогда как вход со стороны улицы Хорезмской предназначен для протокольных и торжественных встреч. К северной улице Мустакиллик раскрыты концертные и административные вестибюли и служебный вход. Дворец форумов “Узбекистан” возвышается над окружением и имеет план 112.40 х 86.50 м (2009 г., У. Х. Рахимов, В. Г. Ким).

Дворец Форумов Узбекистан Архитектурный ордер фасадов выполнен в виде колоннады из пилястр с полуколоннами, имитирующими традиционные деревянные, а также из угловых мраморных панелей с орнаментом из поливной керамики. Антаблемент над ордером прочерчен в виде архитравной балки, фриза и карниза из европейских и восточных элементов. Колоннада и панели перемежаются витражами из алюминиевых профилей серого цвета и тонированного стекла синего цвета. Облицованный белым мрамором купол высотой 48 метров завершен скульптурами аистов. Наружные лестницы – из гранита красного, а цоколь из гранитных плит – черного цвета.

Гостиница Австрия Переход к рыночной экономике, сопровождающийся иностранными инвестициями в республику, трансформирует и ее архитектурный стиль классицизма. Совместные предприятия строят здания средней этажности, компактные и схожие по функциональной программе: офисы, совмещенные с гостиничными номерами или квартирами, а также учреждениями торговли. Офисы и гостиничные номера вокруг холлов спланированы, например, по этажам гостиницы “Австрия” на улице Садыка Азимова (2005 г., Адылов Р.Н., Дадаян А.А.). Новый для Ташкента образ этого здания вдохновлен фантастическим классицизмом Вены.

Жилой дом на улице Алишера Навои Классицизм же трехэтажного жилого дома (1946 г., М.С. Булатов) на улице Навои Ташкента вдохновил архитектурный стиль нового, на его месте, 4-этажного здания (2011 г., А.Д. Акмалаев) для совместного узбекско-итальянского предприятия. Обветшавшее здание патриарха нашей архитектуры М.С. Булатова было снесено, но мотив его лоджий из трех арок с “максимальной лояльностью” повторен в новом, по словам архитектора, “ориентальном сталинском палаццо”. “Палаццо” потому, что, предприняв поездку по Италии, архитектор уточнил стиль колонн этих лоджий, которые затем узбекские мастера вырезали из кыргызстанского травертина. От средневекового итальянского керамического блюда с признаками арабского влияния архитектор перенял контрастный орнамент для первого этажа здания с бутиками Ermenegildo Zegna и Zеll, а весь фасад построил, действительно, как венецианское палаццо. Очарование классицизма достигнуто многократным повторением мотива арочно-колонных лоджий. Универсальные каноны классицизма в этих зданиях переосмыслены глубже, детальнее и требовательнее, и в них внесены свежие мотивы уже не только Узбекистана, но и дальних стран-законодательниц этого стиля. Классицизм таких зданий не копирует образцы, а расширяет границы, трактуя его свободнее.

19 ноября 2010 г. вице-президент РФ В.В. Путин предложил сдать павильоны республик СССР на Выставке достижений народного хозяйства в Москве на 50-летнюю аренду с символической платой 1 рубль в год нынешним странам СНГ в качестве их бизнес-представительств. Павильон Узбекской ССР (1939 – 1954 гг., С.Н. Полупанов) в стиле классицизма наш тогдашний архитектурный авторитет Б.Н. Засыпкин признавал как успех, ибо не видел в нем “мавританщины” и “изолированного решения несуществующего ордера”. То есть органичность здания и жизненность его архитектурного ордера приветствовались уже тогда. В подлинной классике архитектурный ордер конструктивен, – как в удачно найденном решении мемориала Вечного огня. В классицизме же архитектурный ордер декоративно упорядочивает фасады, он теряет конструктивный смысл и становится украшением. В обоих случаях архитектурный ордер является скорее средством совершенствования установившейся традиции, нежели изобретением непременно нового.

При синтезе классического и национального зачастую отбирается местный исторический тип объемной композиции, и архитектурный ордер либо приставляется к нему, как в здании Олий Мажлиса, либо декорирует навесные панели фасадов, как во Дворце форумов. В этом смысле классицизм консервативен. В архитектуре, тем не менее, преобладает стремление к естественному выражению структуры здания в его облике. Когда в очень редких случаях эта структура заимствуется из наследия классики, – как А.В. Щусевым в театре имени А. Навои (1937 – 1947 гг.), – успех предрешен. Чаще же синтез структуры и облика архитекторы осуществляют на свой манер, – это и отличает каждый этап эволюции архитектуры. В этой эволюции оценить по праву мировую классику можно лишь зная собственную классику.

Знание собственной культуры дисциплинирует архитектора внутренне, позволяя ему правильно принять суть классики другой культуры. Поэтому чувство классики должно стать внутренней составляющей характера архитектора. Тогда идущее от сердца внутреннее знание упразднит в процессе творчества внешние механистичные методы. Это внутреннее понимание – но не копирование планов, фасадов и деталей – способно побудить к подлинному синтезу классики Азии и Европы. Классику нужно постигнуть, чтобы затем отринуть, создавая стиль согласно собственному пониманию и обстоятельствам проектирования. Классицизму свойствен внешний украшательский декор, тогда как в классике подлинный смысл слова “decoro” – приличие, достоинство. Они-то, при любых стилевых вариациях, и остаются целью архитектуры.

Литература

1. Ислам Каримов. Наша цель: свободная и процветающая Родина. Т.2. Ташкент.

Шукур Аскаров

Pin It

Comments are closed.