Искусство Узбекистана в контексте времени

Выпуск №2 • 3894

Открытие 5-й Ташкентской международной биеннале.2009 г. Кардинальные социально-политические и экономические трансформации, начавшиеся в 1991 г., открыли новую страницу в истории художественной культуры Узбекистана. Благодаря обретению независимости за небольшой исторический срок в стране были заложены беспрецедентно продуктивные основы для будущего развития в ХXI в., созданы принципиально новые политические основы государственного и общественного устройства Узбекистана. В качестве основного ценностного ориентира новой культурной политики был провозглашен симбиоз национальных и общечеловеческих ценностей. Две эти составляющие придали своеобразие современным эстетическим поискам в искусстве Узбекистана.

Развитие культурных и художественных процессов начала 1990-х гг. во многом определял целый ряд социально-политических и экономических факторов, которые сопровождали первые шаги молодого независимого государства. Так, внешняя политика страны – вхождение Узбекистана в международные организации и установление дипломатических отношений со многими странами мира в качестве субъекта международного права – открыла “железный занавес” в сфере культуры и искусства и позволила творческой интеллигенции страны не только глубоко ознакомиться с достижениями современного мирового художественного процесса, но и самой представить достижения национальной культуры и искусства на мировой арене. Членство в ООН, ЮНЕСКО и других международных организациях инициировало ряд значительных проектов в области образования, культуры и искусства, которые успешно реализовывались в Узбекистане и дали толчок возрождению и развитию духовной культуры нации.

Конференция в рамках 5-й Ташкентской международной биеннале.2009 г. В сфере экономической политики Узбекистан взял курс на реальный суверенитет – достижение энергетической и сырьевой самостоятельности, подъем национальной экономики и выход из кризиса, в котором оказались все республики бывшего СССР в самом начале 1990-х гг. Развитие базовых отраслей экономики позволило государству взять на себя ответственность за судьбу духовной культуры и объявить себя главным спонсором преобразований в области искусства.

Важным фактором развития искусства стала и идеологическая составляющая, которая нашла отражение в идее национальной независимости, в объективном осмыслении и оценке собственного исторического наследия, в построении перспектив дальнейшего развития национальной культуры и искусства.

С первых лет независимости культурная политика Узбекистана была нацелена на становление и совершенствование духовной сферы – изучение и пропаганду исторических, нравственно-религиозных и культурных ценностей.

Справедливой переоценке подверглась роль ведущей религии народа ислама – стали строиться мечети, медресе, были созданы условия для совершения верующими священного Хаджа. По-новому, с объективно-исторических позиций, интепретируется деятельность Великого Сахибкирана – Амира Темура, ставшего истинным национальным героем страны. Весь комплекс этих социально-исторических факторов во многом определил приоритеты и векторы культурной политики и способствовал значительным преобразованиям в искусстве. Это наглядно видно на примере развития национальной живописи, философия которой менялась на глазах. Были провозглашены свобода художественного самовыражения и отказ от диктата государственной цензуры на творчество. Вместе с тем в трудных условиях перехода к рынку государство оставило за собой экономическое обеспечение культуры и искусства.

Плакат 3-й Ташкентской международной биеннале.2005 г Во второй половине 1990-х гг. были осуществлены институциональные реформы в различных сферах художественной культуры, нацеленные на укрепление материально-технической базы, совершенствование организационной и творческой структуры искусства. В области изобразительного искусства было принято решение о создании Академии художеств Узбекистана. Главная задача, вставшая перед новой организацией, была очевидной – дать импульс развитию изобразительного и прикладного искусства в новой исторической обстановке, создать условия для выхода национального искусства Узбекистана в международное культурное пространство в качестве самостоятельного художественного феномена. Повышение социального статуса художника, его роли в становлении нового общества и духовной культуры – одна из важных составляющих при рассмотрении вопроса о создании Академии художеств, что в немалой степени было обусловлено и экономическими факторами. Независимое государство в тяжелый для страны период перехода к рыночным отношениям объявило, что берет на себя ответственность за судьбу художественной культуры.

В процессе подготовки проекта создания Академии художеств, ее структуры и устава был изучен и учтен мировой опыт исторического и современного развития подобных организаций. Наиболее оптимальным представлялся путь создания сильной государственной структуры, способной консолидировать художественные силы и дать новый импульс развитию трех основных составляющих творческого процесса в искусстве – художественного образования, выставочно-творческой деятельности, а также научно-исследовательской, критической и пропагандистской работы. Такой структурой и стала Академия художеств Узбекистана, созданная согласно Указу Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова от 13 января 1997 г.

Наиболее продуктивно трансформации протекали в изобразительном и прикладном искусстве. Если развитие традиционного прикладного искусства, более тесно связанного с рынком, зависело от организационно-экономических мер правительства (снятия пошлин на вывоз, укрепление социального статуса народного мастера, формирование новых институциональных структур и ассоциаций народных ремесленников), то в изобразительном искусстве более важными являлись стилевые и персональные творческие метаморфозы, по-своему отражавшие процессы социальных изменений.

Наряду с закономерным интересом к собственным традиционным ценностям, к своему богатому художественному наследию, художники Узбекистана творчески воспринимают также достижения современного европейского и всего мирового искусства. Особенно ярко это проявилось в национальной станковой живописи.

В ХХ столетии в Узбекистане сложилась достаточно сильная в профессиональном отношении художественная школа. Возникшее у художников в начале 1990-х гг. ощущение творческой свободы и максимального самовыражения изменило облик искусства. Необычные по своей философии живописные концепции 1990-х гг. оппонируют предшествующим академическим направлениям.

Соцреализм как тотальный метод советского искусства сдал главные позиции, но реалистическая школа в искусстве не сошла со сцены воздействие предшествующих традиций ощутимо в искусстве 1990-х гг. Вместе с тем сдержать новые устремления в искусстве было уже невозможно. Снятие “железного” занавеса позволило отечественным деятелям культуры напрямую соприкоснуться с творческим опытом и авангардными явлениями современного мирового искусства, нацелив их на новые творческие эксперименты. Формирование в Узбекистане новых идеологических приоритетов, основанных на героизации собственной национальной истории, ещё более усилило значение и актуальность мемориальных концепций в современном искусстве. Социально-гротесковые и социально-оценочные тенденции в начале 90-х гг. теряют свою значимость и фактически сходят на нет. Фантасмагория, смешение мифо-эпических и фольклорно-сказочных образов, сюжетов, сакрально-культовых символов и знаков, включенных в новую пластическую канву, характеризуют этот этап развития живописи.

В 1990-е гг. в стране сложилась своеобразная по стилю группа художников в возрасте от 35 до 60 лет, которых объединяет поиск новых творческих идей и неослабевающий интерес со стороны зрителей и специалистов. Их работы пользуются и повышенным коммерческим спросом.

Общая картина развития искусства за этот период в известном смысле выглядит раздвоенной и нередко эклектичной. С одной стороны, усилились модернистские тенденции, поиск новых пластических форм выражения, метафоризация художественного языка, а с другой – стала очевидной апелляция к традиционным пластам эстетического сознания.

Для живописи Узбекистана начала 1990-х гг. характерна широта спектра стилевых моделей. Это одна из примечательных особенностей искусства переходного периода – поискового по своей сути, когда в причудливом стилевом калейдоскопе сплетались такие различные направления, как соцреализм, декоративизм, инновации в форме нефигуративной живописи или инсталляционных решений. Во многом это объясняется углублением и расширением творческого мировоззрения, стремлением авторов выйти за пределы известных нормативов и традиционных технологий.

В целом искусство Узбекистна 1990-х гг. претерпело смену определенных стилевых приоритетов – от акцентированного внимания к традициям восточной миниатюры, которую ряд художников пытался возвести в ранг чуть ли не единственного национально-истинного стиля, до попыток пусть робких, но авангардистски нацеленных проектов. Внутри этих крайних точек находится зона более умеренных творческих поисков, исходящих из реалистических традиций, не потерявших своих последователей и в 1990-е гг., а также модернистских решений, связанных с поиском новой философии искусства без резкого отрицания собственных пластических достижений недавнего прошлого. Весь этот полифонический набор художественной стилистики стал возможным благодаря новым историческим реалиям – открывшейся в последние полтора десятилетия возможности свободного выражения пластических и философских идей.

Вместе с тем 20-летний период развития современного искусства Узбекистана в своей динамике неоднозначен. В самом начале 1990-х гг. мы наблюдаем довольно явную смену философии искусства и радикальные изменения стилевых принципов. Новые веяния охватили большую часть художников. Но к середине 1990-х наметилась определенная стагнация, тем более странная в условиях полной свободы творческого выбора – художники не выходили за пределы уже найденных живописно-пластических схем и направлений. К концу 1990-х вновь наблюдается прилив обновленческой волны, возникают пространственные инновационные решения, отличающиеся осознанием новых задач и оригинальным пластическим мышлением. Состоявшиеся в 2001, 2003, 2005, 2007 и 2009 гг. ташкентские международные биеннале совремнного искусства продемонстрировали перспективный потенциал художников страны.

С образованием Академии художеств Узбекистана творческая жизнь заметно активизировалась. В Центральном выставочном зале Академии одна за другой проходят как персональные, так и групповые выставки.

Важным событием в развитии искусствоведения и художественной критики Узбекистана и одновременно своеобразным индикатором, определившим их уровень, стал выпуск с 1998 г. журнала “SAN’AT”, основанного в соответствии с Указом Президента И. Каримова об организации Академии художеств Узбекистана. За прошедшие со дня основания журнала 13 лет было выпущено свыше 50 номеров, в которых опубликованы научные и художественно-критические статьи по проблемам истории искусств и современной художественной культуры (в том числе кино, музыки, театра, телевидения и др.). Журнал издается на трех языках – узбекском, русском и английском, что позволяет заметно расширить читательскую аудиторию. “San’at” получил высокую оценку среди широкого круга отечественных и зарубежных читателей, творческих деятелей, специалистов, ученых, искусствоведов, критиков и т.д. за хорошее полиграфическое исполнение и высокий научный и аналитический уровень большинства публикаций, анализ которых показывает, что в области изучения истории искусства и художественных ремесел сложилась более благополучная картина, чем в сфере исследования современного избразительного искусства. Историко-искусствоведческая наука и изыскания в области прикладного искусства оказались более активными и фундаментальными – возможно, здесь сказались традиции академического жанра исследований.

Благодаря повышенному вниманию государства к возрождению национальных ценностей и сформировавшейся традиции изучения бытовой культуры узбекского народа немало было сделано в 1990-е гг. в сфере изучения народного и прикладного искусства. Специфика народного искусства, эволюционный характер творческих трансформаций в коллективном творчестве сказались и на характере исследовательского процесса. За прошедшие годы (точнее, за последние пять-шесть лет) был издан ряд книг о проблемах истории художественных ремесел Узбекистана и прикладном искусстве ХХ в. В их числе монографии таких авторов, как Э. Гюль “Диалог культур в искусстве Узбекистана”, К. Акилова “Народное прикладное искусство Узбекистана ХХ века”, И. Богословская и Л. Левтеева “Тюбетейки Узбекистана ХIХ -ХХ вв.”, А. Хакимов и Э. Гюль “Байсун. Атлас художественных ремесел”, а также коллективный труд под научной редакцией А. Хакимова “Атлас ремесел Узбекистана”. Опубликованы альбомы Н. Садыковой о народном костюме Узбекистана, Ш. Шаякубова о современной миниатюрной живописи, 7 альбомов-каталогов музеев Узбекистана, альбомы-каталоги международных выставок в Германии, Японии, Франции и в других странах с включением большого материала по прикладному искусству, альбомы-каталоги ведущих художников Узбекистана.

Фрагмент экспозициии 3-й Ташкентской международной биеннале.2005 г. Одним из безусловных достижений искусствоведения следует считать издание книги “Искусство нового Узбекистана”, посвященной исследованию художественного процесса в Узбекистане в период независимости (1991-2001 гг.). Это первая фундаментальная работа по обобщению и анализу развития национального искусства в новых исторических условиях, изданная к тому же на государственном языке. Книга подготовлена авторским коллективом НИИ искусствознания и представляет, по существу, развернутую историю искусств новейшего времени. Искусство Узбекистана в период независимости рассматривается в этой книге с объективных, свободных от политической конъюнктуры и идеологических догм научных позиций. В то же время все ценное в художественной культуре, что было создано в предшествующие годы, рассматривается как неотъемлемое национально-культурное достояние. Процессы, протекающие в современном искусстве, исследуются в контексте исторических трансформаций и социального развития.

Тем не менее, несмотря на публикацию значительного объема качественных изданий, все еще ощущается явный дефицит статей и публикаций аналитического характера. Сегодня практически вне поля зрения осталось развитие современной графики, скульптуры, авангардных направлений изобразительного искусства Узбекистана. При активизации художественного процесса, довольно благоприятно складывающемся положении дел с издательскими возможностями, совершенствованием полиграфического качества публикаций по-прежнему актуальна проблема методологического потенциала искусствоведения и критики в оcвещении вопросов развития изобразительного и прикладного искусства Узбекистана ХХ – XXI вв.

Акбар Хакимов

Pin It

Comments are closed.