Амфитеатр художника Эркина Воробьева

Выпуск №1 • 2249

Эркин Воробьёв Из автобиографической справки. Эркин Рауфович Воробьев родился в 1950 г. в селе Каракчикум. 1973 – 1977 гг. – учеба на декоративно-оформительском отделении Фрунзенского художественного училища. До поступления и после окончания училища работал в Андижанских художественно-производственных мастерских.

Поводом к написанию статьи послужил случайный взгляд, брошенный на календарную страницу: Э. Воробьеву – 60! 60 лет – не много и не мало, но для художника десятилетия, показавшиеся по прошествии времени быстролетными, наполнены неистовой работой, в которой, подчиняясь велению таланта, соучаствуют рука, сердце, мысль. Знакомство с произведениями Э. Воробьева состоялось 30 лет назад, и сейчас давние впечатления ожили со всей свежестью новизны. Не картинный – обычный мотив, увиденный мимоходом и повседневно, стоит лишь выйти за калитку: вода, размывшая берег арыка, повалила кряжистое дерево, резко наклонив его над водой, и оно – покорность и сопротивление – топорщит ветки. Сюжет преображается сквозь призму его восприятия живописцем. Внешнее – предстояние перед ликом природы – переходит к внутреннему – срастанию с художественно-поэтическим осмыслением – и хочется найти слова в попытке раскрыть волшебное освещение мотива художником.

Эркин Воробьев занимается и монументально-оформительской работой, что говорит о подготовленности художника к тематическому многообразию. Пейзажная группа станковых произведений важна для понимания внутреннего мира автора, для определения манеры живописца и, не побоимся громкого слова, его артистизма.

 Вдумчивая мишура.Х.,м.,темпера,смальта,смеш.техн.2008 Вот некоторые наименования произведений автора конца 70-х – середины 80-х гг.: “Осенний вечер” (1970), “Общий двор” (1979), “Вечер в саду”, “Поле на закате” (1980), “Пейзаж” (1983), “Окраина” (1986), “На окраине”, “Старый дом”, “Дом под горой”, “Вечер”, “Мокрый снег”, “Тополя”, “Загородный сад”. Пейзажный ряд многих композиций Э. Воробьева составляют дерево, дом, ворота общего двора. Это вид из его окна, из его “амфитеатра”. На рассвете, когда он встанет к окну, к нему шагнет одушевленный собрат. Я говорю с деревом.

На нескольких ташкентских выставках экспонировался холст с утвердившимся в разговорах названием “Белый дом” (о нем заговорили, еще не упоминая имени автора). Тот дом проходил и в других композициях Э. Воробьева, но мысль с трудом переключается на это замечание, так как высокая, фронтоном, надстройка дома, принимающая на себя освещение подобно экрану, показывала редкую восприимчивость художника к изменчивости освещения, а его рефлексирующая поверхность преображала знакомую картину видением колориста.

Дом Х,м.1992 Выделялась картина под названием “Старина”. В ее художественной содержательности преобладало взволнованное отношение автора к мотиву ветшания. Суровый лаконизм живописного языка не скрывал Воробьева-лирика.

Изобразительное искусство в развитии аккумулируется в ком-то, в напряженности живописного поля, являя сильное художественное сознание. Это замечание относится к Эркину Воробьеву.

 Дом возле  дороги.Х.,м.1999 Первое полное знакомство с творчеством художника состоялось через Отделение молодых художников (ОМХ) Союза художников Узбекистана. Выставки ОМХ проходили в Ташкенте на территории комплекса Молодежного центра по улице Пахтакорской, в выставочном зале Театра-студии “Ильхом”. Союз художников был на подъеме. Было время, когда выходили художники Бухары Маркос Карпузас, Ирина Завьялова, группа Виктора Апухтина с графическим проектом “Дверь”, впереди обозначился Андрей Крикис, Азамат Хатамов моделировал форму в скульптуре и графике, принципы синтеза на новом этапе изложили Абдухаким Турдыев, Шахноза Джамилова, Гафур Кодаров, Акмаль Нуритдинов.

Выразительная линия набирала темп, тональную многоречивость, и на таком фоне в 1986 г. выступили андижанские художники В. Баранчиков и Э. Воробьев. Владимир Баранчиков (р. 1952) – уроженец Ошской области Кыргызстана. После окончания Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. В.И. Мухиной приступил к работе в Андижанских мастерских. Оба художника, не похожие друг на друга, продемонстрировали экскурс разумного подхода к историко-культурным и нравственным ценностям. Полная по изложению авторской ориентации встреча с произведениями произвела сильное впечатление на жаждущую новизны аудиторию, на искушенных художников и искусствоведов. Приведем одно из горячих выступлений того часа: “Я завидую Вам, ребята, оттого, что Вам удалось сделать такую интересную экспозицию. Вы замечательные, ребята. Я хочу быть похожим на Вас и когда-нибудь сделать подобную выставку”.

Розы.Натюрморт.Х.,м.1994 В 1992 г. на выставке, подготовленной Ферганским областным краеведческим музеем и проведенной по линии Музейного отдела Министерства культуры Узбекистана в залах Государственного музея искусств в Ташкенте, присутствовало большое число участников. Живописные полотна представляли также Николай Главюк, Федор Ибряев, Мамут Чурлу, Сергей Алибеков, Вячеслав Усеинов, Алишер Хамидов, Лев Снегирев. Индивидуальность авторов в характерных чертах просматривалась на расширенном фоне искусства Ферганской долины. Картина-пейзаж, композиция которой никогда не наскучит, подтверждала призвание Э. Воробьева. Состоялась встреча с тем же деревом, чьи ветки прореживали солнечные лучи, “золото дней” сквозило в песочных часах времени.

 Весенняя мишура.Х.,м.2004 Пейзажные мотивы преобладали. В “Ильхоме”, расширив мотив природы, Э. Воробьев показывал натюрморты “Календула” (1978) и “Цветы” (1980). Другая композиция – наглухо закрытые ворота ангара. Позднее, в начале 90-х гг., на выставке современников в Союзе художников Узбекистана, интересно сочетавшей искусство реалистической традиции и нонконформизм, внимание зрителей привлекла работа Э. Воробьева сильного очерка: островной мотив, решенный в “морских красках”. Синий и красный контуры охватывали видение дома. Вытянутая башенкой его высота почти равнялась с горизонтами овального островка. Дом на забытом острове, который не значился на карте. Присутствовала доля отчуждения, и в ней же таилось привлекательное внимание к холодному, отстраненному видению. Картина небольшого формата кистью монументалиста. Да, кстати, – это тот же дом!

 Натюрморт.Цветы.Х.,м.1991 Э. Воробьев выходил в экспозиционные залы не часто, но его ответственные выходы запоминались, закрепляли мнение о таких качествах, как впечатлительность, глубокий внутренний мир, редкая целостность живописной формы. В 1991 г. он – участник групповой выставки “Под знаком Всевидящего Ока” в Центральном доме художника в Москве. В начале 90-х гг. его произведения были включены Фондом культуры Узбекистана в состав маршрутной выставки по странам Западной Европы. Три полотна пополнили собрание Государственного музея искусств Узбекистана. К этому же 1991 г. относится картина “Февраль”, представленная на выставке в двух близких вариантах. Пасмурный, в изморози, фрагмент с деревом; в состояние дня вписывается череда внепогодного общения художника, его поэтического истолкования бега времени. “Февраль” построен на гармонии теней, к которой ведет вибрация многослойных лессировок. Живописец добивается мерцающей глубины при отвердении красочного слоя.

В подходе к пейзажу существуют разные пути. Можно воспринимать его в качестве фона, отдаленного окружения, предстоящего перед художником, а можно, по Э. Воробьеву, проникновенно, в объятии сочувственного шепота. Дерево мне друг / дерево мне брат. Дерево – метафора природных сил, изменений человеческих настроений, сквозь него проходят, сменяясь, сезон дождей, цветения и листопада. Вот он – круговорот жизни.

Пейзаж.Х.,м.,смальта.2006 Художникам хорошо известно положение, высказанное философами: “Природа не задает вопросов и не отвечает на вопросы смертных”. Но они упорно, из века в век, обращаются к задачам Натуры, к немыслимой проблеме – поставить и разрешить ее. Скорее всего, они задают вопрос себе или, вернее, ищущее идеала выразительности человеческое сообщество задается вопросом через художника.

На вернисажах экологической секции Союза художников Э. Воробьев опробует почерк “быстротечного” письма в ускоренных мазках, не анализирующих структуру объема продвижением в глубь цветовой перспективы, а подвинутых ветром, дыханием, стихией. Насколько это ему лучше удалось, дело индивидуального прочтения, но опыт есть, и он вписывается в “пробный оттиск” событийных дней художника. В одном крепнет убеждение: если Эркин Воробьев сойдет с абонированного места в своем амфитеатре, его кресло останется не занятым.

Домик.Х.,м.1995-1996 Он вернется к отвердевшей, сомкнутой поверхности, сквозь кустистые ветви корявого дерева будет снова высвечивать тусклое золото прореживающих его солнечных лучей, ржавые краски заката соберутся в материальное воспроизведение, колорит которого заставит оглядеть пластично прописанное живописцем “окно в природу”. К автобиографической справке, приведенной в начале статьи, можно добавить: Э.Р. Воробьев – член Творческого объединения художников Узбекистана, обладатель Серебряной медали Академии художеств Узбекистана, картина “Дом на обочине дороги” (1999) включена в “Антологию изобразительного искусства Узбекистана”, изданную в 2009 г. в Ташкенте.

Римма Еремян

Pin It

Comments are closed.