Жизнь – это миг

Выпуск №1 • 1221

  Агзамходжа Аскаров 2010 год стал для города Намангана особенным: в эксплуатацию были сданы два больших государственных объекта. В работе по оформлению сооружений – Центра молодежи “Ешлар Маркази” и Театра музыкальной драмы им. А. Навои – приняли участие многие замечательные художники Республики Узбекистан. Среди мастеров, создавших орнаментальные росписи потолков театра и прекрасные витражи Центра молодежи, – Аскаров Агзамходжа Исматович из Ташкента – один из немногих художников по стеклу. Он тонко чувствует материал, с которым работает, создавая удивительные по красоте и сложные по исполнению витражи, украшающие такие здания, как Дом приемов зарубежных гостей, комплекс Хастимом, Министерство здравоохранения республики, Институт ядерной физики и др.

Сегодня на страницах нашего журнала А. Аскаров рассказывает о работе над этими проектами. – Агзамходжа Исматович, в каком возрасте Вы начали рисовать? – Это было еще в школе. Сейчас смешно вспоминать о причине, по которой я записался в кружок орнаментальной росписи. В одном классе со мной учился мальчик, который ничем особенным не отличался, но был объектом всеобщего внимания. На одной из перемен я – ужасный задира и драчун, прижав к стенке этого мальчика, выяснил, что он рисует одноклассникам орнаменты. На следующий же день я отправился в Республиканский Дворец пионеров. Кружком орнаментальной росписи руководил народный художник Узбекистана Хаким Джалилов. Он учил меня на протяжении четырех лет.

Эскизный вариант фасада для дома моделей Заркайнар После 8 класса решил расписать потолок своей комнаты. Он казался мне слишком белым и оттого скучным, к тому же хотелось на деле применить приобретенное в кружке умение, чтобы зарабатывать и помогать семье. – …И, несмотря на это все время учились. У Вас, насколько мне известно, одно экономическое образование и два художественных. – Да. Окончив школу, я поступил в Ташкентский институт народного хозяйства на вечернее отделение планово-экономического факультета по специальности экономика труда. Летом мы случайно встретились с Хакимом Джалиловым. Учитель был немало удивлен моему выбору, посетовав, что пропадает такой талант. Некоторое время спустя он позвонил мне и сказал, что в художественное училище им. П. Бенькова можно поступить по свидетельству об окончании восьмилетки. Последовав его совету, я стал учиться вечером – в институте, днем – в училище.

- А как Вы попали в Училище им. В. Мухиной? – Это целая история. В 1975 г. я приехал на летнюю практику в Ленинград. Пока куратор и однокурсники разбирали вещи, я убежал искать Высшее художественно-промышленное училище им. В. Мухиной. Вошел в фойе – и попал в другую реальность. Даже Эрмитаж не произвел подобного впечатления. С тех пор мечтал только об этом вузе. По окончании Института народного хозяйства и художественного училища им. П. Бенькова сразу уехал в Ленинград. Три года учился на подготовительных курсах при училище, затем пять лет в Высшем художественном училище им. В. Мухиной. Параллельно окончил курсы рисования при Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Репина, а также учился в студии рисования у В. Соколова и А. Зайцева работе по стеклу и керамике.

- Значит, стекло уже в ту пору не оставляло Вас равнодушным. Чем оно Вас привлекало, ведь не многие работают по стеклу? – Стекло – очень вредный неорганический минерал, разрушающий структуру земли и практически не разлагающийся. Меня привлекала возможность трансформации этой негативности в радость от созерцания красоты. Сейчас я уже могу сформулировать эту мысль, а вначале просто чувствовал интуитивно. Для того, чтобы быть художником по стеклу, важно не только его чувствовать, но и знать технологию производства. Во время учебы в Ленинграде мне была предоставлена возможность полугодичной стажировки в лаборатории Ленинградского технологического института, занимавшегося раскрытием различных технических возможностей стекла. Знания, полученные там, бесценны и очень пригодились в дальнейшем.

Я и сейчас слежу за всеми новшествами в области современных технологий, касающихся стекла, изучаю их и стараюсь применять в своей работе. Это необходимо для творчества. – Глядя на Ваши витражи, украшающие, к примеру, комплекс Хастимом, или на варианты эскизов для Государственного музея истории Темуридов, приходишь к выводу, что орнаменты и по рисунку, и по цвету несут в себе определенную смысловую нагрузку.

- Многим кажется, что орнаменты ничего особенного собой не представляют, сиди, рисуй, большого ума не надо. На самом деле – это язык, овладев которым можно выражать свои мироощущения, чувства, мысли как в поэзии, только вместо слов – ритмичные линии. В этом мире все ритмично: восход и закат, день и ночь, прилив и отлив, смена времен года. Орнамент – самый природный, космический, если хотите, элемент искусства. И философский одновременно. – Вашими последними творческими работами были большие государственные проекты. Расскажите о них подробнее.

 Эскизный вариант фасада для дома моделей Заркайнар – Мы работали в городе Намангане над двумя проектами. Это Театр музыкальной драмы им А. Навои, где нужно было оформить фойе и вестибюль. Триптих в стиле восточной миниатюры, отображавший единство поэзии, музыки и искусства, был выполнен заслуженным деятелем искусств Узбекистана Хуршидом Назировым и членом творческого объединения АХ Уз Мирхамидом Собировым, которому помогали его ученики. Автор замечательных резных дверей – кокандский мастер Герой Узбекистана Абдугани Абдуллаев. А орнаментальной росписью на потолке были заняты я и преподаватель дизайна Колледжа им. Ходжаева Дильшод Хаитметов, который работает в новом направлении в стиле миниатюрной орнаментальной росписи в интерьере, совмещающей традиции и современные тенденции в орнаменте. Д. Хаитметов – прекрасный преподаватель. Я знаю, что многие студенты поступают в этот колледж для того, чтобы именно у него учиться мастерству.

Комплекс Хазрати имом.Фасадный портал здания Муфтията.2007 Второй объект – Наманганский центр молодежи “Ёшлар маркази”, над которым мы трудились с апреля по июнь 2010 г. Проект был разработан в рамках государственной программы благоустройства города и села по принятому Кабинетом Министров постановлению. Работа – синтез национальной резьбы по ганчу и витражу так же, как и в Театре музыкальной драмы, была выполнена в едином ключе. Мы совместно с членом творческого объединения АХ Уз Каюмжаном Махкамовым и его учениками оформляли подвесные потолки. По краям они выполнены в технике витража, включающего национальные элементы, а в центре – резьба по ганчу.

- Задумывались ли Вы о передаче детям тех духовных, интеллектуальных и профессиональных знаний, обладателем которых являетесь? У Вас есть ученики? – Передача знаний и мастерства происходила и происходит постоянно. В Ленинграде, например, я вел кружок при местном Доме пионеров, в котором русские мальчики и девочки рисовали узбекские орнаменты. В Ташкенте, в мастерской при Межшкольном учебно-производственном комбинате учил школьников азам работы со стеклом. Позже в мастерской проходили практику студенты Республиканского художественного колледжа.

Говорят, что учитель приходит тогда, когда ученик готов. Я – открыт, и охотно передаю свои знания тем, кто интересуется моей работой. – Я знаю, что Вы пишете стихи. Как уживаются в Вас Поэт и Художник?

- Я всегда интересовался восточной поэзией. Люблю А. Навои, особенно его “Лисон-ут-тайр”, произведения многих персидских поэтов. Свои творения показал другу, отец которого был известным филологом, переводчиком и поэтом. Его одобрения мне было достаточно. – Так кто же Вы: поэт, философ или художник?

- Я думаю, что любой человек может быть философом и поэтом. Поэты и художники – ищущие люди, выражающие свой поиск, одни – посредством слов, другие – сочетая различные цвета и краски. Они относятся к жизни философски.

Торцевая часть здания цветочного магазина Mia Fiori по улице Ш.Руставели.2005 Художники, например, могут скрывать свой мир в определенных образах и аллегориях, орнаментах и символах, а могут и обнажить свою душу до предела. Они должны творить, не навязывая зрителям своих мыслей, ставя в произведениях многоточие, оставляя что-то недосказанным. Если зритель найдет в произведении художника свое прочтение и созвучные ему мысли – это и есть высшая похвала художнику, так как он смог сотворить не одну, а несколько реальностей. И это прекрасно. В 11 лет я в первый раз задумался над тем, кто я и зачем пришел в этот мир. С тех пор много раз пытался ответить на эти вопросы, в разные периоды жизни – по-разному. Сегодня я могу сказать, что мы все пришли в этот мир, чтобы прочувствовать каждый прожитый миг. Не надо жить прошлым, откладывать все на будущее. Нужно любить сейчас, прощать сейчас, творить сейчас, радоваться жизни сейчас.

Динара Шамухамедова

Pin It

Comments are closed.