Архитектурные памятники – высокое искусство народа, его богатство

Выпуск №3 • 2011

Купол мечети Биби-Ханум Уникальное явление в истории среднеазиатского зодчества – древние архитектурные памятники Узбекистана – важный источник познания искусства, материальной и духовной культуры узбекского народа. Они имеют свои особые черты, отражающие достижения и торжество архитектурной мысли той эпохи, в которую были созданы.

Из многих стран мира приезжают в нашу республику ученые и туристы, чтобы изучать и любоваться творениями великих зодчих Узбекистана, являющихся яркой иллюстрацией новаторства, прогрессивных тенденций в архитектуре.

Однако какими бы оптимальными ни были условия охраны древних сооружений, они нуждаются в особом внимании к себе, периодически требуя проведения реставрации.

В годы независимости во многих городах республики работают предприятия и мастерские по выпуску строительных и отделочных материалов, ведутся непрерывные научные поиски. Высокий профессионализм и опыт народных мастеров позволяют постичь секреты старых мастеров.

Актуален вопрос об уровне научного подхода, качестве реставрации, эффективности выполненных работ. Каждый исторический памятник требует восстановления с учетом тех строительных и отделочных материалов, которые, использовались мастерами того времени. До начала реставрационных работ необходимо установить химический состав, рецепты, методику обжига, виды использованного сырья, палитру красок того периода. Кропотливое изучение учеными оригиналов деталей, использованных при строительстве, позволяет внести ясность и дать точную картину процесса воссоздания сооружений.

Амулет в виде грозди винограда, покрытый кашином В этой сфере в Узбекистане накоплен богатый научный опыт, изучены архитектурные памятники, химический состав строительного сырья, физрастворов, отделочных материалов, физико-химические свойства (твердость, степень плотности и водонепроницаемости, соле-, влаго-, холодостойкость и др.). В результате многие архитектурные памятники обрели свой первоначальный облик, сохранили свое величие. Тем не менее нельзя утверждать, что в плане реставрации позитивно решены все научные и практические вопросы. Результаты, полученные в одном научно-практическом центре, не могут быть применимы к памятникам всего региона.

Поэтому при использовании научных исследований, рукописей и этнографических данных необходимо вносить поправки и уточнения применительно к определенному экспонату.

Научные данные подтверждают факт применения в памятниках Узбекистана определенных традиционных строительных материалов и растворов, прошедших долгий этап развития. Высказывания некоторых авторов о том, что строительство архитектурных памятников – дело рук приезжих мастеров, рассматривается как необоснованное. С периода бронзы производились местные украшения, бусы, а с ХII в. в Самарканде, в махалле гончаров, изготавливалась богато расписанная глазурованная кухонная посуда, именуемая “люстравий”. В ХIII – XIV вв. жители Хорезма пользовались глазурованной посудой с богатой мозаикой. По сведениям профессора М. Кдырниязова, удельный вес археологических керамических находок в крепости Шемаха составил 49,03 и Миздахканде – 43 процента. В период правления династии Темуридов в архитектурных памятниках стала широко использоваться мозаика.

Амулет в виде кулака винограда, покрытый кашином В изготовлении керамических основ мастера применяли местную глину, а при получении мозаичных образцов в измельченный кварцит, кварцевый песок добавлялась зола солодковых растений. Местные зодчие творчески подходят к этому делу, используя многовековой опыт. Иногда они выходили из положения, применяя лишь те средства, которые были под рукой – местное сырье, минеральные красители и растения. В частности, в ветках, корнях, листьях солодковых растений в разные времена года уровень скопления оксидов натрия и калия не одинаков. Сбор растений производили с учетом этих показателей. Мастера знали, что состав золы неоднозначен, что не все химические соединения, находящиеся в золе, одинаково входят в реакцию с кварцевым песком.

Фундаментально изучив написанную в 1048 г. книгу Беруни “Минералогия”, они пришли к выводу, что в глиняном горшке – тигеле – шихту (сборный состав сырья) необходимо несколько дней расплавлять. В результате нагрева большинство оксидов соединялось, образовывая стекло, а не вступившие в реакцию минералы всплывали в виде пены. После снятия пены, в процессе плавки чистая, прозрачная жидкость превращалась в качественное стекло. Позже этот метод усовершенствовали, соорудив полку в обжиговой печи, куда размещали заготовку – кварцевый песок с растительной золой. После нескольких часов нагрева шихта таяла и стекала. Состав собирался, застывал и размалывался на жернове. Его использовали для глазури. Процесс этот назывался “фритталаниш” и считался более практичным и менее трудоемким.

Фрагменты изделий из стекла и кашина Высокое искусство древних мастеров ярко отражено в их сооружениях. В композициях архитектурных памятников ХI – ХVII вв. использовались изразцы-глазури, химический состав которых подразделялся на 17 групп, в 6 из них превалирует щелочной кремнезем, а в 11 – щелочь-аллюминий-олово, оксидная кремнеземная глазурь. Для получения состава первой группы в шихту с минеральными красками добавлялись измельченный кварц или его белый песок и зола солодковых растений, для второго – в тот же состав добавляются оксиды алюминия и олова. Различия этих составов в готовом виде заключаются в следующем: из первого состава получали чистую, прозрачную глазурь, а второй давал темную, не пропускающую солнечные лучи.

Дополнительный специальный слой – ангоб служил для плотного сцепления керамики, изразцов и глазури, а также достижения яркости и четкости рисунка. Слой готовили из измельченного белого песка, белой и другого вида глины. От качества слоя зависела сохранность мозаики. Рисунок создавался на поверхности ангоба, который покрывался глазурью, или же на мозаике.

В архитектуру вышеназванная глазурь из первой группы вошла из арсенала местных стеклодувов. Элементы традиций сохранились в минеральных красках цветной глазури. На территории Центральной Азии бронзового периода с развитием металлургии около исторических объектов скопились отходы цветных металлов. Большую часть их составляли красящие соединения меди, широко использовавшиеся населением, а позже – стеклодувами и архитекторами. Уже в античный период и особенно в средние века виды краски разнообразились с вводом оксидов кобальта, сурьмы, олова и алюминия.

Мечеть Биби-Ханым Для продления срока службы реставрируемых объектов большое значение имеет применение достижений передовой технологии. По рекомендации известного мастера реставрации архитектуры республики, Героя Узбекистана Мирумара Асадова новшество, открытое в Институте археологии Академии наук республики, было апробировано в сентябре 1986 г. на двух малых мечетях, расположенных во дворе мечети Бибиханум в Самарканде. Быстроизнашиваемую часть голубого купола одной из одновременно отреставрированных мечетей, близ Сиябского рынка, – обрызгали с распылителя раствором дииоцианата мономерина ксилола с добавлением катализатора – триэтиламина. Позже выяснилось, что под воздействием воздуха и солнечных лучей мономеры, превратившись в полимеры, образовали на поверхности купола тонкую прозрачную пленку. Химическая обработка заполнила трещины, углубления на куполе, тем самым приостановив течь во время дождей. Теперь поверхности купола не угрожают сорняки, снег и дождь. За 6 лет после обработки не прорастали семена и не портилась глазурь, лишь на 7-й год началась порча поверхности. Тем временем на втором – отреставрированном, но не обработанном химическим составом куполе мечети процесс распада начался уже на следующий год.

Накопленный опыт доказывает, что достижения химической промышленности и науки открывают большие перспективы для дальнейших научных поисков.

Абдугани Абдураззаков

Pin It

Comments are closed.