Мужской костюм античного Хорезма

Выпуск №4 • 1767

Оссуарий. IV в. до н.э. Кой-крылган-кала История костюма берет свое начало с того момента, когда человек, облачаясь в звериные шкуры и набедренные повязки из растений, открыл значение одежды как средства защиты от неблагоприятных воздействий природы. Со временем одежда усложнялась и становилась не только прикрытием от холода, жары, ушибов и царапин, но и тем объектом, в котором человек мог выразить свое художественное мировоззрение и представление о красоте. Другими словами, костюм стал выполнять эстетическую функцию. Одежда – неотделимая часть материальной культуры общества. Поэтому, изучая историю костюма, его следует рассматривать в неразрывной связи с историческим и экономическим развитием страны, с географической средой, религией, традиционными занятиями народа.

Основным источником при изучении автором данной статьи костюма жителей Хорезма являются их изображения на памятниках изобразительного искусства, обнаруженных на территории Древнего Хорезма, – это настенные росписи, терракота, скульптуры, монеты из городищ Гяур-кала, Кой-крылган-кала, Топрак-кала, Аяз-кала и др.

Начало изучению костюма античного Хорезма было положено С. П. Толстовым – выдающимся ученым, руководителем Хорезмской археолого-этнографической экспедиции. Однако в своих исследованиях С. П. Толстов касался данной темы лишь попутно и обычно в связи с другими сведениями, полученными в результате раскопок.

Хорезмскому оазису, расположенному в низовьях крупнейшей водной магистрали Средней Азии – реки Амударьи, принадлежит исключительно важное место в истории не только нашего края, но и в целом Средней Азии. С. П. Толстов называл его “связующим звеном между миром северо-евразийских степей и гористыми странами Передней и Южной части Средней Азии и северо-индийской низменности, узлом скрещения восточно-средиземноморских, индийских и северо-евразийских элементов” (1, с. 341).

Античный период (IV в. до н.э. – IV в. н.э.) – это период наивысшего расцвета Хорезмского государства – наиболее могущественного среди государств Среднего и Ближнего Востока. Хорезм всегда оставался независимой державой, что в значительной степени определило его дальнейшую культурную историю. Не будучи включенным в состав эллинистических империй, он стал своеобразным заповедником древневосточных традиций в Средней Азии.

Характерной особенностью костюма античного Хорезма являлось то, что он развивался медленно и долго оставался почти неизменным. Кроме того, его покрой был одинаков для всех сословий. Костюм отличался лишь качеством ткани и его отделкой. Одежда античного Хорезма сочетала в себе древневосточные черты с ярко выраженными местными. В комплект мужского костюма входили кафтан, рубаха, штаны. Кафтан был распашной, он запахивался слева направо, туго стягивался в поясе, ворот имел треугольный или круглый вырез, рукава были неширокие и, как правило, длинные. Но были и короткие рукава, как это можно увидеть на терракотовой статуэтке из Кой-крылган-калы, у которой на уровне подмышки идет узкая рельефная бейка (илл. 1). Возможно, кафтаны с короткими рукавами одевали в теплое время года.

Длина кафтана и его отделка зависели от общественного положения лица. Представители высших слоев древнехорезмийского общества носили кафтан длиной до колен или по самую щиколотку. Последний тип кафтана встречается довольно редко. В этой связи можно предположить, что их носили только придворные – вельможи, военачальники – или сам царь, так как их кафтаны были богато отделаны мехом по вороту, бортам и подолу (илл. 3 б-г). Представители низших слоев общества носили короткий кафтан, прикрывающий верхнюю часть бедер и с меньшим числом украшений либо вообще без них (илл. 3 а).

Иллюстрация 3 Следует отметить, что в характере выреза ворота и оторочки прослеживается некоторое сходство с согдийскими и бактрийскими кафтанами (2, с. 38, табл. II; с. 39, табл. III). Это свидетельствует о том, что несмотря на территориальную обособленность Хорезм поддерживал связь с другими государствами и заимствовал отдельные детали одежды. Хорезмийский кафтан, однако, отличала большая подтянутость, то есть он был, как бы туго стянут в поясе. Это хорошо видно на примере статуарного оссуария из Кой-крылган-калы (илл. 4), где изображен мужчина в плотно облегающем кафтане, запахнутом на левую сторону, с меховой оторочкой не только по бортам и подолу, но и по обшлагам рукавов. О том, что мехом отделывали и низ рукавов, свидетельствует и статуэтка, найденная в той же крепости (илл. 1). Судя по этой терракоте, кафтан одевали поверх нижней одежды: из-под короткого рукава кафтана на запястье правой руки виден обшлаг длинного рукава другой одежды. Вероятно, это рубаха.

Кафтан – одежда демисезонная. Этот вид одежды обычно требует плотного материала, хорошо держащего форму и защищающего от непогоды или от палящего солнца. Значит, под него должна быть одета более легкая одежда, например, рубаха. Покрой ее мог быть таким же, как у кафтана, т.е. прямой, свободный.

Судя по вышеназванной статуэтке, рубаха была нераспашная, без воротника, с круглой горловиной и длинными рукавами. Хорезмийские рубахи по своему типу близки одежде персов и мидийцев, изображенных на рельефах Персеполя и Накш-и Рустам (2, с. 37, табл. I; с. 38, табл. II), что является еще одним доказательством связей Хорезма с другими государствами и народами.

Социальным различием рубахи, как и кафтанов, была отделка по вороту. На отмеченных выше памятниках можно увидеть такие элементы декора, как треугольная вставка на груди или налеп в виде кружков по горловине (илл. 2). Возможно, это была вышивка или ожерелье.

Штаны мужские были двух типов: узкие или полуширокие, и широкие шаровары.

Первый тип был более распространенным, судя по многочисленным находкам античных памятников Древнего Хорезма. Их всегда носили заправленными в сапоги. Это можно видеть на хорошо сохранившемся фрагменте ног в штанах, доходящих до середины икр, на северной стене так называемого “Зала воинов” в Топрак-кале (илл. 5). Характерно, что узкие штаны встречаются в основном в сочетании с коротким кафтаном и никогда – с длинным. Видимо, это также признак социальной дифференциации. Носили их люди низших сословий.

Знать же облачалась в широкие шаровары длиной до щиколоток, с заложенными на поясе складками. Как известно, во многие времена количество израсходованного материала, как и длина одежды, были показателями принадлежности человека к определенному сословию: чем богаче и знатнее владелец, тем роскошнее и пышнее его одеяние. На длинные штаны требовалось много ткани, а это могли позволить себе лишь люди с высоким материальным положением. Таким образом, шаровары были привилегией лишь царя и его приближенных. Этот вывод подкрепляется горельефным изображением сидящего на троне царя из так называемого “Зала побед” в Топрак-кале (илл. 6) в характерном хорезмийском кафтане и широких штанах, ниспадающих эффектными складками и доходящих до щиколоток.

Судя по струящимся складкам, шаровары были выполнены из легкой ткани – шелка или тонкого хлопка. А штаны первого типа – из более грубого материала, например, шерсти. Из шелка, хлопка и льна шили и кафтаны. О том, что именно такие ткани были распространены в античном Хорезме, свидетельствуют сохранившиеся один льняной, а также шерстяные, шелковые, хлопковые кусочки, найденные в Топрак-кале (3, с. 230).

Характерными расцветками мужского костюма были красная и черная, о чем свидетельствуют уцелевшие фрагменты скульптур и настенных росписей в залах дворца Топрак-кала. Здесь было найдено несколько фигур в одежде разного покроя, с отделкой и без, но всегда красного цвета.

Илл. 7,8 Обувь хорезмийцы носили двух видов: сапоги и башмаки. Самыми распространенными, судя по известным изображениям, были сапоги (илл. 7) длиной в основном до середины икр, их одевали или люди военные, или представители низшего сословия.

Царь и его приближенные носили легкую обувь: невысокие, длиной до щиколоток, сапожки и узконосые башмаки с завязками, перехваченные на щиколотке круглыми пряжками. Это видно на горельефных изображениях, найденных в Топрак-кале (илл. 8).

Головной убор древнехорезмийского царя Головным уборам, как свидетельствуют памятники изобразительного искусства, хорезмийцы уделяли также большое внимание. Мужские головные уборы отличались многообразием: от простого конического колпака до шапки сложной формы (илл. 9). У представителей высшего сословия они были богато украшены, как, например, царский головной убор, представлявший собой круглую шапку с наушниками и назатыльником и украшенный бляшками или бусинами. А сверху на нее надевали диадему. Это подтверждает и изображение хорезмийского царя на так называемой монете “Вазамара”. С. П. Толстов сравнивал этот головной убор с саукеле – свадебным головным убором каракалпакских женщин (4, с. 15) (илл. 10).

Каракалпакский женский головной убор - саукеле Украшением мужского головного убора античного Хорезма являлись также круглые диски, зубчатая диадема и такая характерная деталь, как полумесяц (илл. 9 д-ж; илл. 11). Возможно, эти украшения символизировали титул, имя или божество? Ведь полумесяц – характерный символ богов-воителей в иконографии целого ряда народов Ближнего, Среднего и Дальнего Востока.

Головные уборы людей более низкого ранга были упрощены. Они носили конические колпаки либо круглые, расширяющиеся кверху низкие шапки, по форме схожие с чугурме – мужской шапкой современного Хорезма (илл. 9 б; илл. 12).

Таким образом, костюм античного Хорезма, в частности мужского, представляет собой уникальный комплекс, включающий верхнюю и нижнюю одежду, головные уборы и обувь. Как и вся культура в целом, он характеризуется сочетанием древневосточных черт с ярко выраженными местными.

Иллюстрация 9 Сведения о костюме еще неполны, дальнейшие исследования позволят дополнить представления о костюмах Хорезма античного периода.

Литература
1. Толстов С. П. Древний Хорезм. М., 1948; По следам древнехорезмийской цивилизации. М. – Л., 1948; По древним дельтам Окса и Яксарта. М., 1962.
2. Горелик М. В. К этнической идентификации персонажей, изображенных на предметах Амударьинского клада // Художественные памятники и проблемы культуры Востока. Л., 1985.
3. Топрак-кала. Дворец // ТХАЭЭ. Т. XIV. М., 1984.
4. Археологические и этнографические работы ХЭ. 1949-1953 гг. / Под ред. .С. П. Толстова и Т. А. Жданко. М., 1958.

Гульнара Ишмуратова

Pin It

Comments are closed.