Художник Гульзор Султанова: "Еще раз о любви…"

Выпуск №3 • 1945

Поцелуй (анфас). 2008. Бронза

Персональная выставка Гульзор Султановой, прошедшая в марте 2009 г. в Галерее изобразительного искусства Узбекистана, продемонстрировала женский взгляд на жизнь и на образ женщины в современном мире.

В истории изобразительного искусства Узбекистана, так же, как и в искусстве множества других стран, невзирая на всевозможные религиозные и социальные табу, изображение человеческого тела стало эмоциональным стимулом художественного творчества. Яркий тому пример – темпераментная живопись Яниса Салпинкиди и Евгения Мельникова, в произведениях которых дух самобытной ментальности и своеобразие этнопсихологии контрастировали с чувственностью обнаженной фигуры.

Признание в любви. Керамика

Для творчества Гульзор Султановой характерны откровенность и неприкрытость образов. Женское тело в ее работах – особый смыслообразующий элемент. Она как бы следует традициям эротической графики, которым отдавали дань великие художники Пикассо и Дали. Гульзор передает чувственность изгибов тела, а также скрытый подтекст, типичный для искусства Востока. Ее произведения – способ искреннего, чувственного высказывания о чем-то сокровенном, сокрытом в глубинах природы и души человека. На выставке “Еще раз про любовь” Гульзор представила произведения разных лет. Такого рода ретроспектива отражает ее мироощущение, ее эволюцию как художника, чье творчество непосредственно связано с жизнью и постижением самоё себя. В своих работах художница раскрывает философский смысл любви мужчины и женщины, в которой она видит особую божественную силу, помогающую человеку преодолевать свое земное несовершенство. Она находит в любви и поэзию жизни.

Главные темы работ Г.Султановой – красота человеческих отношений, загадочность женской натуры, многогранность интерпретации чувств и эмоций. Ее образы, наделенные удивительной лиричностью, вместе с тем обладают индивидуальными характерными особенностями, полнотой душевных переживаний, перепадами настроений. Раскрепощенность творческого духа художницы позволяет отразить в работах такие состояния человеческой души, как влюбленность, созерцательность, медитация, душевный полет. Для Г. Султановой привычные нам символы носят несколько иной смысл. Ее образы – это единство символов, как бы способствующих восприятию искусства через развитие ассоциативного мышления, через целостность восприятия разрозненных изобразительных мотивов. Образная символика в работах художницы по своему значению является, пожалуй, центральной. Так, в Китае образ лошади является воплощением женского начала, Г. Султанова же воплощает в нем силу воли и состояние борьбы.

Ева. 2008. Тушь, перо

Одна из наиболее древних и волнующих тем искусства, особенно искусства изобразительного, – тема Ангела как посланника небес. Его образ запечатлен в искусстве еще в античное время. Природа и содержание добра и зла в творчестве Г. Султановой идут вразрез с привычным для нас восприятием. В ее работах, будь то скульптура или графика, люди и ангелы переплетаются в чувствах. Человек отличается от ангела, согласно библейской версии Творения, прежде всего правом на свободу выбора. Ангел представляется Божьим слугой, выполняющим его приказания. Человек же, которого создал Бог по своему образу и подобию, волен самостоятельно выбирать между добром и злом, любовью и ненавистью. Если бы это было не так, разве стал бы Бог сознательно предоставлять человеку возможность выбора, посадив в райском саду запретное Дерево познания добра и зла?

Равновеликая склонность к добру и злу, вероятно, и вправду заложена в человеке от рождения. Делать между ними выбор – в большом или малом – человеку приходится ежедневно, и именно этот выбор определяет всю нашу жизнь.

Между добром и злом. 2008. Тушь, перо

Еще большей остроты и разнообразия характеристик человеческих переживаний, различных оттенков чувства достигает в своих передачах одинокий женский образ. Индивидуальность облика и чувств выражается глубоко-эмоциональной пластикой движения, жеста, выразительностью линейного ритма, самим расположением фигур на плоскости листа. Контраст темных линий тела и белого фона, чистота и ясность подчеркивают женственность и силу образа. Разнообразие произведений Г. Султановой отнюдь не в их сюжетности, а в их графическом пластическом строе, благодаря чему эмоциональное содержание ее работ обретает скрытый подтекст, рассчитанный на ассоциативное мышление зрителя, как, например, в ее работе “Гранат” (2003 г.), плод которого еще в древнегреческой мифологии являлся символом брака. По преданию Персефона, супруга Аида проглатывала зерно плода граната каждую весну, возвращаясь из подземного мира, чтобы обновить землю. Так от Греции до Китая плод граната стал символом плодородия. В то же время, согласно еврейской традиции, существуют Древо познания и Древо жизни, которые Всевышний поместил в райском саду после сотворения мира. Древо познания в разных легендах идентифицируется как смоковница, яблоня и гранат.

Известны многочисленные интерпретации понятия “познание”, содержащегося в запретном плоде: моральные законы, сексуальное, рациональное и интеллектуальное знания. Образ Древа жизни, таким образом, вошел в нашу жизнь как символ противоречивый. Взращенный им плод явился символом соблазна первородного греха и в то же время неотъемлемым элементом в познании мира. В работах Г. Султановой гранат, скорее, выступает как мотив познания физических наслаждений, как символ созревания женщины, как плод ее ожидания и предвкушения, как сосуд познаний с пьянящим вином, дурманившим воображение. Плод граната имеет более глубокий смысл, нежели золотое яблоко с Древа познаний. В гранате течет кровь. Эта кровь наполняет сосуд жизнью.

Ожидание. 2008. Тушь, перо

Глубиной психологического анализа пронизаны работы Г. Султановой, посвященные материнству и раскрытию философского образа вечно обновляющейся жизни. Тема материнства – одна из самых глубоких и значительных в мировом искусстве, начиная с древнего мира. Г. Султанова неоднократно обращается к ней в своем творчестве (“Материнство”, 2006, “Рожденные в любви”, 1999, “Плоды любви”, 2008). Любопытно, что традиционная идея плодородия оказалась многозначной для автора. В таких работах символ материнства отступает на второй план, изначально ассоциируя зрителя с человеческими, мирскими наслаждениями, где материнство как бы является символом грехопадения.

Такой образ несет в себе продолжение первородного греха. В творчестве Г. Султановой материнство сопровождается пороком греха. Это библейское понимание материнства, так как именно через искушение и грехопадение рождается человек. Говоря о своеобразии этих работ, хотелось бы подчеркнуть их удивительно лиричный, пластический музыкальный строй. Плавные линии форм выявляют романтичность личности автора. Так от произведения к произведению художница стремится к неповторимости каждого образа. Создавая черно-белую графику, она передает силу света, тональность и вибрацию, настроение работы. В скульптуре миропониманию Г. Султановой оказалось ближе именно единство женского и мужского начал. К примеру, в Китае основой миропонимания было разделение всего сущего на две стихии: теневую, лунную, женственную – инь и световую, солнечную, мужественную – янь, высшей целью которых было слияние. Гармоничное единство двух мировых составляющих обладает животворящей силой. В произведении искусства, которое во всех культурах мыслилось как модель мира, одинокий образ женщины не может быть самодостаточным.

Мечтания. 2008. Тушь, перо

Г. Султанова находится в непрерывном поиске типизации. Ее творчество основывается на постоянном обращении к образу человека и его внутреннему содержанию. Увиденное и сильно поразившее художника впечатление трансформируется в замысел, который требует графического воплощения. Скульптура Г. Султановой рождается как бы от впечатлений о собственной графике. Гульзор часто задумывается над оформлением заднего плана работ. Черты своих героинь – лирическую мягкость контура тела, хрупкую грацию и изящество Г. Султанова воплощает в одном идеальном художественном образе, который становится обобщенным выражением поэзии и красоты, увиденной художником в повседневной реальности.

Г. Султанова обладает удивительным чувством формы. Чистотой линий обнаженной натуры и спокойной плавностью силуэта художница достигает ощущения движения и выражения состояния человека. Ее скульптурные работы как бы вдохновлены произведениями Пабло Пикассо, в творчестве которого чувствуется вдохновение традиционной африканской скульптурой. Когда-то Пикассо на вопрос о влиянии на него африканской скульптуры ответил: “Африканские статуи, которые можно встретить где угодно, для меня не столько образцы, сколько свидетельства”. Так, керамика Г. Султановой “Сила и нежность” навеяна контрастами образов, где проглядывается метафора прочной устойчивой жизненной позиции, хрупкой души и женственной грации.

Ценность человеческих чувств раскрывается в работах Г. Султановой в одухотворенной цельности. Именно в работах, посвященных теме любви, наиболее полно раскрылся художественный темперамент ее как художника. Ее керамика облачена высоким выражением души. Наибольшего мастерства в пластике достигает Г. Султанова при создании ряда обнаженных фигур (“Поцелуй”, 2008, “Самая любимая”, 2009, “Сила и нежность”, 2009). Подлинной одой женской красоте является скульптура “Признание в любви” (2005). Изысканная и спокойная грация плавных линий тела, подчеркнутых естественным оттенком керамики, передает прелесть и обаяние, гордую величавость женщины.

Женский образ, создаваемый художником Г. Султановой, выступает как олицетворение жизненного начала. Она создает лишь сюжетное настроение, интерпретируя его посредством создания многогранных образов, многообразия жизненных типов, передачи определенного душевного состояния, а не психологической характеристики. В этом – одна из главных особенностей творчества Г. Султановой – художника, скульптора и графика. Раскрепощенность чувств, свойственная творчеству Г. Султановой, придает ее работам неповторимый характер, а внутренняя свобода – главный камертон ее деятельности.

Гаянэ Умерова

Pin It

Comments are closed.