Семантика чалмы

Выпуск №1 • 3804

(К истории мужских головных уборов Хорасана и Мавераннахра XV-XVI вв.)

Головной убор в комплекте традиционной народной одежды имеет несколько функций – защитную, охранительную, космогоническую, половозрастную, статусную, декоративную. Он выражает индивидуальность владельца. Характерным головным убором мужчин средневековья на мусульманском Востоке была чалма, которую носили представители всех слоев общества и всех возрастов.

Чалма являлась также важной деталью одежды духовенства. Она стала главным внешним признаком принадлежности мусульман к конфессии. Согласно легендам, первым чалму стал носить пророк Адам. Историки связывают ее происхождение с древней Аравией, в пустынном и жарком климате она защищала головы кочевых семитских племен от ветра и жгучего солнца.

Будучи включенной в обязательный комплект одежды мусульман, чалма сменила семантику, превратившись в знак приверженности к исламу. Религиозное значение этого головного убора (араб. -амома, имама) было оговорено в хадисе: “Имама воплощает достоинство верующих”. Обсуждению правил изготовления и ношения имамы посвящались специальные трактаты исламских правоведов-факи-хов. В арабском Халифате обязаны были носить чалму не только мусульмане, но и иноверцы.

Ее цвет был официально установлен и должен был отличаться от исламских, преимущественно белых. Отличительным признаком христиан была чалма синего цвета, иудеев – желтого, огнепоклонников – красного. С течением времени семантическое значение чалмы расширилось – имама стала служить также знаком государственной власти; ее надевали при вступлении на трон или вхождении в должность, включали в комплект почетной одежды.

С принятием ислама имама стала обязательной и для покоренных арабами народов, но считалась вначале привилегированным головным убором высшего духовенства. И только в XIII в. согласно специальному указу Мухаммеда II Ала-Ад-Дина, правившего с 1200 по 1220 г. Ираном, Азербайджаном, Хорасаном и другими территориями, чалму обязаны были носить все его подданные. С тех пор она укоренилась во всех слоях средневекового феодального мусульманского общества Средневосточного региона. Без чалмы недопустимо было посещение мечети и могилы, совершение молитвы. Мужание мальчика обозначалось заменой детской шапки на чалму. Снять с головы чалму при встрече с шейхом означало выражение почтения и уважения к духовному лицу (1, с. 17 – 21). Лишение чалмы было позором.

В письменных источниках Хорасана и Маве-раннахра XV – XVI вв. приводятся разнообразные термины, обозначающие этот головной убор – амома, имама, салла, дастор, фута, причем названия определяют и ее социальную принадлежность. Амома / имама – так называют преимущественно чалму высшего духовенства – шейхов и имамов (предстоятелей на молитве). Дастор – парадная чалма, которую надевают в торжественных случаях, это, в основном, чалма феодальной знати и правителей. Фута – небольшая чалма, которую носят представители народа – ремесленники, торговцы розничным товаром, обычные горожане. Необходимо особо подчеркнуть, что чалма в Хорасане и Маверан-нахре XV – XVI вв. считалась сугубо городским головным убором, в то время как кочевые народы предпочитали носить войлочные шапки различной формы и декора (за исключением женщин, у которых чалмообразные головные уборы существовали с древности) (2, с. 13 – 17).

По своей конструкции хорасанская, или среднеазиатская, чалма состоит из двух частей – маленькой конусовидной шапки – токия или кулоха, – высота которой варьировалась в зависимости от моды и длины, и собственно чалмы – длинной ткани, которую накручивают вокруг шапки или кулоха. Манера ношения чалмы, ее цвет и размеры указывали на социальный статус человека.

Представители светской знати – ханы, султаны, эмиры, придворные – носили чалму средних размеров, намотанную несколькими способами. Их чалма делилась на парадную – дастор и повседневную – фута. “Когда Ходже Ахрару доложили о приходе его старшего сына Ходжи Калона… он снял с головы футу и заменил ее дастором, а после ухода сына вновь вместо дастора надел футу” (3, с. 74).

Дастор в XV в. делалась из тонкой индийской кисеи, шелка или другой дорогой ткани (парчи) белбго цвета и наматывалась на токия или кулох небольшими пышными складками, причем один конец ее сверху был распущен в виде веера. Ткань наматывалась вокруг кулоха так, что закрывала его на 2/3. Количество оборотов и пышность зависели от моды и характера личности. Султан Хусайн, Темурид, правитель Герата, отличавшийся неряшливостью, “иногда в праздник ходил на молитву в маленьком плоском тюрбане, дурно намотанном на три оборота с воткнутым в него пером цапли” (4, с. 172 – 173), в то время как казн Хорасана Низамаддин “усердствовал в пышности чалмы и изяществе одежды…, так что самый внимательный взгляд не мог разобраться в складках его чалмы, достигавшей необычайных размеров” (5, с. 205 – 206). Современник и учитель Алишера Навои выдающийся философ и поэт Джами – духовный наставник гератского общества, признанный суфийский шейх был скромен в быту и личной жизни. По словам Васифи, он носил шапочку “ходжа-убайди”, вокруг которой была намотана чалма “самых ничтожных размеров”. Скромность его одежд даже приводила к курьезным случаям: однажды его приняли за собственного слугу (5, с. 463).

Во второй половине XV в. дастор наматывали “в 4 раза без складок, опуская концы вниз” (4, с. 33). В XVI столетии в Мавераннахре форма чалмы стала более высокой и аккуратной, количество складок увеличилось за счет использования более тонких тканей – преимущественно в полоску, а чалму наматывали так, что рисунок ткани образовывал шахматный узор (6, табл. 16, рис. 37,38). Искусство наворачивать чалму было сложным и требовало определенных навыков, поэтому существовали специальные слуги – дасторбанды, которые состояли в штате знатных людей. Чалма знати украшалась драгоценными камня-

ми и перьями, служившими как декором, так и оберегом. Особенно ценились перья цапли, являвшиеся также символом власти. Такая чалма с эгретом из перьев цапли изображена на портрете Султана Хусайна Байкара работы известного гератского миниатюриста Камолиддина Бехзада. Если дастор должен был быть обязательно белым, то в повседневном быту фута знати могла быть цветной. Потомки Пророка носили чалму из зеленого шелка. Во время траура надевали чалму черного или синего цвета.

Чалму из дорогих тканей (кисеи, шелка, тафты, муслина) дарили в знак особого расположения. В письменных источниках часто указывается, что ханом или султаном в знак благосклонности была подарена чалма, наряду с другими почетными предметами одежды – халатом и поясом (Язди, Шами, Бабур). Так, Абу Рейхан Беруни получил, по свидетельству Низами Арузи Самарканди, от султана Махмуда среди прочих драгоценных даров парчовую чалму, которая имела статус почетного дара. Называли ее дастор-и-касад.

Чалма высшего духовенства отличалась своими огромными размерами (она значительно превосходила чалму других слоев общества) и обязательно должна была быть ослепительно белой. Шейх Сиди Омар ибн ал-Фарид приснился суфию в “огромном тюрбане” (8, с. 208). Белый цвет у суфиев означал ислам, так как он, как и сама имама, был семиотическим би-знаком конфессиональной принадлежности, и в то же время являлся символом очищения, духовной чистоты (9). В раннетемурид-ский период, судя по данным гератской миниатюрной живописи периода Байсонкура, чалма духовенства закручивалась очень пышными складками вокруг простеганного невысокого конусовидного кулоха так, что верхняя часть тульи оставалась открытой на 1/3- Верхний длинный конец чалмы -алока выпускался справа, был обернут вокруг шеи и продергивался слева под нижний виток и опускался на плечо. Чалма одевалась так, что часть лба и уши оставались открытыми.

Чалма входила и в комплект одежды дервиша. В некоторых суфийских орденах Центральной Азии существовал обряд опоясывания – шадд, который означал посвящение в дервишеское братство и заключался в опоясывании головы чалмой или туловища поясом (7, с. 153). Чалма на голове дервиша служила знаком, что он достаточно овладел профессиональными навыками и подготовлен к жизни суфия. Чалмы суфиев в зависимости от их принадлежности были цвета ордена, который у каждого был свой. На миниатюрах Герата и Маве-раннахра чалма дервиша намотана в два оборота вокруг невысокой шапки. По словам Навои, шапка была войлочной, а чалма – из шерсти (1, с. 19).

Длина чалмы должна была быть не меньше 8 метров, так как другим ее семантическим значением был саван. В случае если смерть застанет путника в пути, ткань чалмы должна была стать саваном. Таким образом, чалма не только знак веры, но и постоянное напоминание о смерти, бренности бытия.

В XVI в. Самарканде, по данным вакфной грамоты Хусейна Хорезми, длина чалмы дервиша была 5 зар и делалась из тафты (3, с. 72).

Простолюдины носили небольшую чалму из хлопчатобумажной, шерстяной ткани или из бязи разных цветов. В XVIII – XIX вв. она могла быть и из тканей в клетку или с другим рисунком.

Благодаря своей ценности чалма могла служить залогом, например, в питейном заведении (Васи-фи), а также, по меткому замечанию А. Вамбери, -своего рода “несессером” для хранения денег, писем, лекарств или ключей: “Он тотчас вытащил ключ от верхней комнаты из дастора” (5).

По представлениям древних, строение тела человека символически отражало представления о мироздании, согласно которым мир делится на три части – верх, низ, середина, акцентированные в костюме головным убором, воротом и поясом. Исходя из этих представлений, чалма символизировала также небо (космос), не случайно ее форма была куполовидной.

Таким образом, в костюме Хорасана и Мавераннахра XV-XVI вв. мужская чалма была полифункциональным и полисемантическим головным убором, в котором отражался весь спектр информации о его носителе, его идеологических, нравственных, эстетических, социальных и возрастных особенностях.

Художественно-эстетический образ чалмы строился на пропорциональном соотношении токии или кулоха и обернутой вокруг них ткани, ее ослепляющей белизны, формы складок, своим ритмом и силуэтом перекликающейся с рифленой поверхностью куполов прекрасных архитектурных сооружений Среднего Востока, придавая одеждам мусульман особую красоту и величественность.

Литература
1. Махмудова М. Мемуарные источники о го ловных уборах таджиков XV-XVI вв.//Известия АН Республики Таджикистан. Отделение обществен ных наук, 2006, № 2.
2. Мешкерис В. А. Женские чалмообразные го ловные уборы на кушанских статуэтках из Согда// Костюм народов Средней Азии.
3. Мукминова Р. Г. Костюм народов Средней Азии по письменным источникам XVI в.//Костюм народов Средней Азии.
4. Бабур-наме. Записки Бабура. Изд.2-е, дораб. Ташкент, 1993-
5. Болдырев А. Н. Зайнаддин Васифи (Опыт твор ческой биографии). Сталинабад, 1957.
6. Рахимова 3. И. Костюм Бухары и Самарканда XVI-XVII вв. Ташкент, 2005.
7. Тримингем. Суфийские ордена в исламе. М., 1989.
8. Горелик М. В. Среднеазиатский мужской кос тюм на миниатюрах XV-XIX вв.//Костюм народов Средней Азии. М., 1979, с. 49-69.
9. Карабаев. Наследие Наджмиддина Кубро и его теория “латоиф”//5А№АТ 2001, № 4, с. 20-21; Шим- мель Аннемари. Мир исламского мистицизма/ Пер. с англ. Н. И. Пригариной, А. С. Раппопорта. М., 2000. С. 194-205.

Зухра Рахимова

Pin It

Comments are closed.