К характеристике художественных школ в архитектуре жилища среднеазиатских ханств

Выпуск №1 • 1528

Политическая целостность таких государственных образований, как Бухарское, Хивинское, Кокандское ханства, существовавшие в XVIII -XIX вв. на территории Узбекистана, способствовала формированию трёх локальных архитектурно-художественных школ, в том числе трёх основных типов жилья, каждый из которых обладал своими специфическими чертами, строительными и художественными приемами.

Жилая застройка городов, занявшая особое место в архитектурно-художественной культуре Узбекистана, на первый взгляд, невзрачна, весьма монотонна, со сплошными глухими стенами вдоль фасадов. В то же время интерьерам жилищ присущи пространственность, живописность, масштабность и особенная интимность, порожденная индивидуальным обустройством каждого владения. Узбекское народное жилище, отмечала В. Воронина, как жемчужная раковина таит сокровища искусства внутри скорлупы глухих и невыразительных глиняных стен (1).

Планировочная структура жилого района представляла собой группу обособленных участков с самостоятельным хозяйством. Индивидуальный участок в городской черте включал жилые и хозяйственные помещения, а часто и земельные угодья. При постройке соблюдался типичный для средневековья принцип композиционного решения, но при этом не был исключен и момент случайности, поскольку каждый раз приходилось исходить из конкретных условий – формы участка, направления улицы.

Архитектурно-планировочное решение жилищ получило в каждой архитектурно-художественной школе индивидуальную разработку.

Бухарская школа. Бухара – один из древнейших городов мира на перекрестке больших караванных путей, столица Бухарского эмирата. В результате исключительной скученности городской застройки большинство жилых участков города были небольших размеров, с неправильной формой планировки, приспособленной к направлению улиц. Поэтому бухарские дома поднимались в высоту, и имели два или три этажа. На участках обычно выделены мужская часть – “бирун”, женская – “даруй” и хозяйственный двор.

Для бухарского жилья характерно четкое разделение на летние комнаты – “тобистон”, обращенные к северу, и зимние комнаты – “зимистон”, выходящие на юг или запад. Каждая жилая ячейка состоит из центральной комнаты с расположенными по сторонам служебными помещениями. Парадной служила летняя комната с высокими потолками, причем пространство гостиных помещений сообщалось на торцах с несколькими антресолями – “шох-нишин”, устроенными над центральной и подсобными комнатами – “ма-дон”. “Шох-нишин” являлось почетным местом для гостей и служило мехмонхоной – такова одна из особенностей жилья этого региона.

При постройке жилья при летней комнате устраивалась высокая, открытая мощеная жженым кирпичом многоколонная терраса. Над кровлей комнаты 1-го этажа располагались более узкие и низкие айва-ны – “айванчи”, или “ним-айван”; они использовались в летнее время для сна.

Интерьер залов формировался двухрядным каркасом стен с балочным перекрытием. Эта конструкция определила разбивку стен на высокие узкие ниши со сводами на продольной и торцевой сторонах комнат, а также ритм обращенных в одну сторону проемов (двери и окна с резными ставнями, над ними -узорные решетки с арочно-сводча-тым окном). Все эти элементы архитектуры жилища Бухары предопределили приемы убранства интерьеров не только каркасных жилищ, но и более монументальных зданий. Даже в мечетях с купольным перекрытием при отсутствии ниш стена разбивалась на традиционные элементы: панель, узкие вертикальные, реже – квадратные панно и фриз. Потолок, в зависимости от конструкции, членился на отдельные элементы: балки, кессоны или большие плоскости – плафоны с узором и углубленными сталактитовыми куполками – “хаузак”.

Интерьер жилых комнат оформлялся более тщательно, нежели мехмонхоны. Высокие стены ограничивались ганчевой штукатуркой и многоярусным сталактитовым карнизом “шарафа”. Украшением служили сталактитовые карнизы и декоративные стрельчатые ниши, разбитые на множество ячеек и панно различной величины, покрытые росписью или резьбой. На панно помещались геометрические узоры или медальоны, стрельчатые и фигурные арки – “михраб”, вписанные в плоскость панно – “дахана”, небольшие продолговатые фигуры – “китоба”, располагавшиеся над большими панно или под ними. Тимпаны ниш стрельчатой (“равок дахана”) или фестончатой (“даври-поя”) формы украшались резными или расписными узорами, сами ниши имели резные или литые своды разных систем: щитовидные – “колиб-кори”, сталактитовые – “мукарнас>>, “ироки”.

В комнатах с однорядным каркасом, где ниши отсутствовали, устраивались полочки “мино”, иногда с выступающими в несколько рядов маленькими нишами, отлитыми из ганча. Излюбленная манера бухарцев – включение среди ячеек ниш небольшой тонко выполненной ганчевой решетки с изображением стилизованного кувшинчика “чобака” или установка геометрической ре-шетки-панджара – “хат-каш” на темном фоне ниши или алебастровой дощечке. Ниши окрашивались в яркие, насыщенные тона: красный, синий, бордовый, зеленый и т.д. В мех-монхоне богатых бухарских домов высокие стрельчатые ниши украшались росписью и сталактитами без деления на полочки.

Преобладающие мотивы росписи настенных панно – букет цветов в вазоне, цветущие кусты, деревья, цветы ириса, хризантем, ветки плакучей ивы и т. п. Манера росписи довольно свободная, несмотря на некоторую условность изображения, пропорции выдержаны, колорит гармоничен, рисунок изящен. Роспись обычно выполнялась в технике “едирма”, характеризующейся растяжкой цветов от темных к светлым тонам и наоборот. Растительно-цветочная роспись нередко сочеталась с резным по ганчу геометрическим орнаментом. В оформлении резных ганчевых панно применялись геометрические композиции “гирих”, состоящие из многолучевых звезд, 5-, 8-, 10-, 12-угольников, с дополнительными фигурами растительного характера: цветочками, вьюнками и т. п. Фон панно окрашивался в различные цвета в зависимости от их расположения.

Красочность интерьера усиливалась за счет отделки потолков. Плоскость потолка членилась на плафоны и кессоны. Балки потолков в центре пролета прямоугольного сечения покрывались жгутообразной резьбой и узорно-цветочной росписью. Балки настилались полукруглыми жердями – “васса-чуп>>, также покрытыми изящным рисунком из растительных побегов и листьев. Росписи потолков и стен отличались самобытностью и оригинальностью трактовки.

Хивинская школа. Независимость и удаленность Хивинского ханства от других культурных центров послужили формированию яркой и своеобразной архитектурно-художественной школы, а его изолированное положение среди безжизненных пустынь способствовало устойчивости традиции (1, с. 15).

В Хорезме кровля жилья плоская, из-за незначительности осадков толщина ее составляет всего 15-18 см, края обносятся бортиками, предохраняющими от стока воды.

Конструктивную основу Хивинского жилища составляют пахсовые дувалы и однорядный деревянный каркас, заполненный сырцовым кирпичом. Дворик из-за тесноты земельных участков в центре города ограничен в построении, зато разнообразен по конфигурации участков. Основную планировочную структуру хивинского дома составляют двор, помещения с большим “онг-айваном” – передней и расположенным напротив одноэтажным “терс-айваном”, расширяющим площадь двора. Айван иногда заменяется крытым двором “долон” – это характерная черта хорезмского “двора-айва-на”, отличающая его от открытых жилых дворов других районов Узбекистана.

В композиции плана четко сохраняется принцип центрального помещения вестибюля, куда выходят все остальные комнаты. Распределение жилых и хозяйственных комнат имеет четкую систему и упорядоченность. Ближе к выходу обычно расположены помещения для приема гостей -”мехмонхона”. Жилые комнаты распределяются на основные – “сарой”, примыкающие к большому айвану, которые используются как летние помещения, и боковые – “ёнбош-уй”.

В хивинском жилом доме господствует однорядный каркас, что исключает возможность устройства в стенах ниш. Стены комнат покрыты глино-саманной или ганчевой штукатуркой. Гладкая поверхность стен оставалась без декора, без сложного трехчастного вертикального членения и только в торцевой ее части пристраивались ажурные алебастровые полочки и ниши с фигурной резьбой. Потолки домов с плоской изнутри кровлей перекрывались полукруглыми балками – “болёр” и накатом мелких жердей васса – “па-тык” (сплошной – “жуфт-патык”); они не украшались ни резьбой, ни росписью, декор отсутствовал. В центре комнаты устанавливалась колонна, поддерживающая балки потолка. Хорезм – регион, где отсутствуют прямоствольные породы дерева. Поэтому привозное дерево было дорогостоящим, и народные мастера относились к дереву трепетно, украшая его изысканной, сложной резьбой. Хивинская колонна является настоящим шедевром художественного творчества. Ее отличает сложный резной декор, особые очертания базиса и подбалок и отсутствие капители.

Колонны айванов играли роль не только несущего конструктивного, но и сугубо декоративного элемента в решении фасадов и интерьеров. Тонкая изящная резьба делила ствол колонн на множество широких и узких поясков, переплетенных растительными мотивами и спиралевидными надрезками. Нижние части ствола -шаровидные “кузаги”, которые охвачены традиционными лопастями -”мадохиль”, а также каменные базы, служащие основанием колонны, различались по форме.

В Хиве, где сейсмичность незначительна, ствол колонны и ее база готовились раздельно. Это объясняется тем, что в регионе с повышенной засоленной почвой деревянные основания быстро подвергались разрушению. Народные мастера, учитывая этот фактор, делали базы отдельно, чтобы впоследствии иметь возможность заменить их. По этой же причине часты каменные основания колонн.

Большое значение при оформлении балочных конструкций придавалось фигурной деревянной под-балке – “лаълин”, которая служила завершающим элементом колонны, поддерживая и уменьшая прогиб прогона. Подбалки украшались сложной изысканной профилированной резьбой – “кучкор-шох”. Орнамент резьбы вписывался в очертания прямоугольного бруса балки, что придавало ей облегченную форму. Резьбой украшались также двери и ставни. Резные двери отличаются виртуозностью и многоплановостью рисунка. В целом композиция декора состояла из различных по форме крупных медальонов, в которые вписывались стилизованно-растительные мотивы.

Прогрессивные тенденции хивинского жилища нашли широкое распространение в монументальной архитектуре, при строительстве квартальных мечетей, ханских дворцов и т. п. Многие квартальные мечети приняли плановую основу дворика с онг- и терс-айваном. Дворцовые сооружения Куня-Арк и Таш-ха-ули интересны своей планировочной, композиционной и декоративно-художественной отделкой, включающей все виды декоративного искусства. В их оформлении ярко проявились требования придворного церемониала и стиль жизни знати.

Конструкция дворцовых помещений чрезвычайно проста. Всюду использовались плоские балочные перекрытия. Глинобитные стены хорошо выдерживали непогоду. Даже полупортального типа айваны не имеют обычных полусферических куполов. Несмотря на, казалось бы, примитивность конструкций сооружение в целом отличается не только.продуманностью планировочных решений, простотой и свободой расположения просторных помещений, эффектной системой лоджий и айванов, но и большой культурой в трактовке пространственных масс. Даже коридоры между служебными помещениями просторны, легки и, главное, воздушны, что так не похоже на обычные приемы зодчества периода позднего средневековья. Здесь широко используется верхний боковой свет, который вливается в помещение благодаря разнице уровней перекрытия. В жилых помещениях Таш-хаули встречаются роспись по дереву и ганчу, резьба по дереву. Потолки с росписью с дощатых квадратов – “пушиш” и брусками между досок – “хул-патык”, свойственны здесь лишь дворцам и мечетям. Декор росписей состоит из растительных элементов, он строг и лаконичен; палитра сдержанная.

Хивинской школе свойственна также своеобразная майоликовая роспись, состоящая из стилизованно-растительного орнамента в сочетании с геометрическим узором. Цветовая гамма – белый, ультрамарин и бирюза.

Ферганская школа. Географическое положение Ферганской долины, замкнутой с юга и севера горными хребтами, помогло ей сохранять политическую автономию. Природные богатства и культурные связи способствовали развитию здесь одного из интересных очагов культуры. Своеобразие ферганской архитектурно-художественной школы проявляется в обширности территории жилого участка, свободной и разнообразной планировке жилища, наличии садов и огородов.

В основе плана ферганского дома – центральная ячейка и две боковые комнаты, перед которыми располагается айван, отличительным элементом которого являются подъемные решетчатые ставни, крытый двор больших размеров. В его центре находится световой фонарь, поддерживаемый четырьмя деревянными колоннами – “кашгар-ча”. Планировка дома с галереей по фасаду, симметричное расположение комнат по обе стороны полуоткрытого помещения, легкие, раздвижные стенки и южная ориентация -таковы характерные особенности ферганского жилища.

В связи с большим количеством осадков в регионе ферганский жилой дом солиден по конструкции, все четыре стены имеют толщину 60 – 90 см, но наличие глубоких ниш сводит стены фактически к толщине однорядного каркаса. Стены в интерьере комнат традиционно делятся по горизонтали на три части, а их поверхность заполняют ниши, обладающие пространственной жесткостью и противостоят колебаниям почвы, поскольку долина является одним из сейсмически активных районов. Мощная конструкция стен необходима также для поддержания тяжелой кровли. Ниши разбиты на ячейки различной величины, гладкие панно между нишами редки. Стены декорированы резьбой по ганчу и росписью.

Для ферганской школы характерно разнообразие компоновки плафонов и обработка поверхности потолка балками, устланными жердочками – васса, богато декорированными резьбой или растительной росписью.

Оформлению мехмонхоны в Фергане уделялось небольшое внимание по сравнению с художественным убранством жилых комнат.
Ферганские “пеш-айваны” перед южным фасадом защищают от солнца летом и не мешают инсоляции зимой. Иногда центральная часть плафона потолка айвана – “кайван”, приподнятая выше, занимает обширный квадрат, обильно украшенный геометрическим орнаментом, в середине которого расположен куполок – “хаузак”. Формы кайванов весьма разнообразны.

Для ферганского интерьера характерны камины – “мури”, которые не нашли применения в других районах Узбекистана. В зажиточных домах камины получили интересное декоративное оформление трех типов: купольные – “гумбазли>>, “по-кашгарски” – “кашгарча” и “по-татарски” – “нугайча”.

Деление участка на ичкари, таш-кари и хозяйственный двор соблюдалось лишь в домах зажиточных людей. Крупные жилые сооружения – дворцы – основаны на тех же планировочных, приемах: они имеют открытый двор или несколько дворов с жилой группой и айванами в каждом из них. Ярким примером служат загородный ханский дворец в ферганском селении Аим и кокан-дский дворец Худояр-хана.

Общая характерная черта средневекового жилища – его замкнутость. Архитектурная планировка среднеазиатского городского жилища предусматривала сочетание закрытых и открытых помещений, галерей и айванов, объемы которых находятся между собой в гармоничном единстве. Как правило, применялся прием обстройки открытого двора жилыми помещениями. В разные эпохи в каждом из районов Узбекистана жилые дома имели свои локальные особенности, обусловленные историческими традициями, природно-климатическими условиями, бытовыми привычками и художественными вкусами. Для каждого района разрабатывались различные варианты застройки жилища по схожей схеме плана размещения жилых и хозяйственных помещений вокруг внутреннего двора.

Литература
1. Воронина В. Л. Народные тра диции архитектуры Узбекистана. М., 1951.
2. Захидов П. Ш. Ферганская рос пись. Ташкент, I960.

Зухра Досметова

Pin It

Comments are closed.