Музыка в кукольном театре

Выпуск №3-4 • 2507

В узбекской музыке XX в. рождаются не только новые стили и направления, но и новые жанры. К их числу относится музыка к детским кукольным спектаклям. История данного жанра, разнообразие его тематики и форм, широкий диапазон композиторских решений создают многоплановую картину. Этот жанр, представляющий собой синтез национального, традиционного с достижениями мировой музыкальной культуры, прочно вошел в арсенал современных узбекских композиторов.

Изначально музыка – неотъемлемая часть почти любого народного представления, в том числе и кукольного. Театр кукол музыкален уже сам по себе, потому что его пантомимической природе свойствен ритм, так как вне ритма не может быть “пантомимически-кукольного” действия. Слова, произносимые “нараспев”, танец – это все проявления музыкальности в кукольном театре.

В кукольных спектаклях использовались широко бытующие мелодии и песни, традиционные танцы. Но эти мелодии не были точно прикреплены к какому-либо определенному спектаклю, поскольку главным в кукольных представлениях была импровизация.

Музыка в спектаклях маскарабозов и кизикчи выполняла различные функции: фон, который мог быть связан с самим действием; обрамление (вступление и заключение); непосредственное сопровождение пьесы (примеры такого ее использования единичны).

В современном кукольном театре, в том числе в Республиканском театре кукол (РТК), музыка выполняет несколько функций: она и комментатор, и информатор, и средство предвосхищения действия, кроме того, музыка выступает как в своей естественной роли, так и в роли композиционно объединяющего фактора. С ее помощью облагораживаются такие звуковые явления, как реальные шумы. Музыка также, как это ни парадоксально, может выполнять и функции тишины. Для Республиканского театра кукол писали музыку композиторы Р. Вильданов, Н. Закиров, А. Эргашев. Но особым колоритом и своеобразием отличаются произведения А. Мансурова.

А. Мансуров – известный композитор, работающий почти во всех жанрах – симфония, опера, камерная и инструментальная музыка, песни (для детей, хоров, эстрадные), музыка для радиоспектаклей, телевидения, кино и театра. Любимой сферой его творчества является музыка для детей. “…Музыка для детей – моё творческое хобби”, – признаётся А. Мансуров. Это, в частности, музыка для кукольных постановок, т. е. прикладная музыка, писать которую А. Мансуров начал в начале 80-х годов. Это детский мюзикл “Илоншох ва унинг амалдори ари хакида”, музыка к кинофильму “Пророк из Галатепе”, к спектаклю “Кунгирокли ёлгончи”, к кукольному спектаклю “Афандининг 41 пашшаси”, музыка к радиоспектаклю “Мухаббат”, опера для детей и юношества “Робот инопланетянин”, музыка к спектаклям и мюзиклы “Кольцо магрибских колдунов”, “Качал Палван и Гармсель”, “Ур, тукмок”, “Учар ковуш”, “Шух шайтончалар” и др.

Следует отметить, что как сюжеты сказок, так и музыка А. Мансурова искрят юмором, остроумием. Способность по-доброму посмеяться, звонкий детский смех свойственны музыкальному стилю композитора, который и сегодня большую часть творческих сил отдает детской музыке. Одной из первых его работ для ташкентских кукольников стала музыка к спектаклю “41 муха Ходжи Насреддина”, поставленная в РТК в 1985 г. Драматургически спектакль выдержан в традициях национального театра кукол, в соответствии с этим здесь есть музыкальный пролог и эпилог. В начале спектакля музыкальное сопровождение вводит в атмосферу действия, а в конце подытоживает, обобщает его.

Специфика кукольного театра (малая сцена, особенности детского восприятия) такова, что порой средствами драматического действия создателям кукольного спектакля трудно полностью раскрыть фабулу сказки, определить, где кончается слово и драма, и где “начинается музыка”. Например, в сцене скачек Насреддина на ослике музыка выступает в функции отображения движения – ритмический и мелодический рисунок имитирует цоканье копыт. Интересно исполнена сцена, в которой хитрый Насреддин по заслугам наказывает Бая и Кази – тумаки и оплеухи подчёркнуты шумовыми эффектами в музыкальной партитуре.

Незамысловатый сюжет кукольного представления требует дополнительных средств выразительности, одним из которых и стала музыка. Мелодии в спектакле носят ярко выраженный национальный характер, они просты и запоминаемы, в них используются интонации, ритмы и типы узбекского фольклора. Помимо иллюстративных функций, здесь мы встречаемся с музыкой в функции знака, символа, комментатора, с музыкальной обработкой шумов и с музыкой, подчёркивающей движение. Значение последней функции на театральных подмостках бесспорно. В театре перемещения на сцене прилагаются к музыке. Таким образом, в динамично развивающемся спектакле музыка способствует драматургическому развитию спектакля; она берёт на себя формообразующую роль; раскрывает и “уточняет” смысл сцен; создаёт настроение спектакля.

Музыкальная комедия-сказка “Бей, дубинка” – это мюзикл, поставленный в РТК в 1989 г. Он вывозился на различные фестивали и конкурсы, выдержал 40 постановок в Болгарии. Музыка часто помогает разобраться в перипетиях сюжета и сложных, запутанных действиях героев. В связи с этим в партитуру введена система лейтмотивов и леттембров. Последние, например, чётко разграничивают персонажей на положительных и отрицательных. Музыкальные характеристики первых даются в сопровождении национальных инструментов, а характеристики вторых озвучивает флейта и синтезатор.

Партитура состоит преимущественно из законченных “номеров”. Это сделано для того, чтобы режиссёру было удобнее, при необходимости, переставлять сцены или номера. Активность музыки в этом спектакле проявляется и в том, что она связывает между собой, разумеется, иначе, чем сюжет, несколько зрительных отрезков. Если действие соединяет отдельные зрительные части по принципу их причинной связи, опирающейся на роль отдельных персонажей, на образ действий, на их предполагаемые переживания и т. д., то музыка связывает их своей выразительностью, своим стилем, национальным колоритом, своими лейтмотивами.

В сказке “Бей, дубинка” А. Мансурову удалось, гармонично сочетая элементы фольклора с современной техникой композиторского письма, а также совместив тембры европейских и народных инструментов, создать колоритную музыкальную драматургию.

В сезоне 1995 г. в Республиканском театре кукол был поставлен спектакль “Шых шайтончалар” (“Чертенята”). Маленькие зрители с интересом наблюдают за удивительными приключениями героев и радуются благополучной развязке. Сюжет этой сказки, как и многих других сказок и рассказов для детей, несет в себе то рациональное зерно, которое помогает малышам задуматься над такими проблемами, как дружба, верность, товарищество, справедливость.

Специфическое звучание музыке придают выразительные куклы-персонажи, декорации и музыка – простая, рельефная, лаконичная, проявляющаяся в характере тематизма, ритмике и, наконец, в составе оркестра: бас-гитара, гитара, синтезатор, тембр каждого инструмента и сочетание этих тембров.

Таким образом, решающий момент в плодотворном использовании музыки в кукольном спектакле достигается в том случае, когда сам драматургический материал выполнен на достаточно высоком уровне. Как справедливо отмечал С. Эйзенштейн, этот материал ещё без музыки должен обладать такой художественностью, которая обуславливает её характер и функции. Благодаря мастерству кукольников, интересному сценарию и музыке, написанной на высоком профессиональном уровне, синтезируются интереснейшие образцы современного искусства.

Все рассматриваемые спектакли – в общем-то комедии, но все они прочитываются по-разному. “41 муха Ходжи Насреддина” – комедия социально-направленного плана, “Бей, дубинка” – юмористическая комедия, а “Чертенята” – лирико-юмористическая, игровая.

Музыка в кукольном спектакле предназначена для детей, детских постановок, поэтому она всегда должна соответствовать потребностям, пониманию и восприятию детской аудитории. Отвечают этим требованиям и работы А. Мансурова. Он создает яркие музыкальные (вокальные и инструментальные) характеристики. Затрагивая вопрос тематизма, хочется подчеркнуть то общее, что свойственно музыке всех трех спектаклей – это прежде всего яркость и лаконизм, что оправдано особенностями театра кукол и требованиями зрительской аудитории: дети легко воспринимают простые лаконичные темы.

Оркестр в партитурах спектаклей небольшой (преобладает камерный состав), а в более поздних сочинениях А. Мансуров ограничивается двумя-тремя народными инструментами в сочетании с синтезатором, что обусловлено обстоятельствами (малый зал и малая сцена). Но главное – не возникает необходимости в оркестровой насыщенности звучания, поскольку в кукольных театрах особенно важны разговорные эпизоды, четкие и ясные монологи и диалоги.

Республиканский театр кукол Узбекистана – уникальное и интересное явление в истории искусства нашей страны. Сформировавшись и развиваясь на базе национального традиционного театра, он обогащается достижениями мирового современного искусства кукольников. Имея уже давно сложившиеся связи за пределами республики, кукольники заботятся об их укреплении и расширении. Многочисленные фестивали, смотры, конкурсы вывели ташкентских кукольников на мировую арену. Одной из отличительных черт Республиканского театра кукол является то, что куда бы ни приехали узбекские куклы, они “общаются” со зрителем на их родном языке. Во Франции – на французском, в Англии – на английском, в Индии – на хинди и урду, тем самым облегчая восприятие маленького зрителя.

Театр кукол вообще и ташкентский в частности пытается решать и проблемы воспитания будущего поколения, научить любить, понимать прекрасное и высокое искусство. Через игру, забаву куклы приобщают детей к литературе и поэзии, танцу и музыке, учат мыслить и анализировать. Работы узбекских кукольников высокопрофессиональны, они “помнят” и понимают язык детства, когда многое доходит до сознания через ощущения.

Своеобразный “мансуровский” стиль настолько выпуклый и яркий, что мелодия, написанная его рукой, прозвучав однажды в махалле, запоминается и передаётся “из уст в уста”. “Детское лицо” музыки А. Мансурова ни в коей мере не говорит о ее примитивности, ведь его профессионализм заключается в органичном сочетании традиций узбекской народной музыки и достижений композиторской техники XX в., открывая новые возможности для развития композиторской школы Узбекистана.

В заключение следует отметить, что сотрудничество кукольных театров с композиторами-профессионалами дает замечательные результаты, что кукольники, предпочитают музыку авторскую, написанную специально для того или иного спектакля.

Композиторы самых различных направлений и поколений обращались к этому жанру. В их числе В. Мейин, М. Бурханов, С. Джалил, Э. Каландаров, Ф. Янов-Яновский, и прежде всего А. Мансуров, которые целенаправленно на протяжении последнего десятилетия разрабатывали особую концепцию жанра – музыку к кукольным спектаклям.

Литература

  • 1. Мирхайдарова З. Музыка в драматическом театре Узбекистана. М.,1981.
  • 2. Осипова Т. Волшебные тени и сказочный театр (О китайском театре кукол теней). М., 1957, с. 238.
  • 3. Смирнова Н. Театр кукол Сергея Образцова. М., 1971, с. 345.
  • 4. Тарасов Г. “Театр петрушки”. Л.,1936.
  • 5. Эйзенштейн С. Избранные произведения в 6-ти томах. Т. 2, 3. М., 1964, с. 288, с. 336.
  • 6. Янов-Яновская Н. Музыка узбекского кино. Ташкент, 1969.
  • 7. Янов-Яновская Н. Узбекская музыка и ХХ век. Ташкент, 2007.

 

Шоиста Ганиханова

Pin It

Comments are closed.