Мир музыкальных инструментов Центральной Азии

Выпуск №2 • 3608

В сентябре 2006 г. было опубликовано Постановление Президента Республики Узбекистан И. Каримова “Об организации деятельности созданной в городе Ташкенте Выставки культуры и искусства”. Согласно этому документу, Дворцу искусств, созданному на территории парка имени Алишера Навои в Чиланзарском районе Ташкента, было присвоено наименование “Выставка культуры и искусства”.

Одной из первых экспозиций в новом выставочном комплексе стала выставка традиционных народных музыкальных инструментов, прошедшая в декабре 2006 г. Она была организована в рамках проекта ЮНЕСКО “Сохранение “Шашмакома” – классической музыки Центральной Азии” при финансовой поддержке японского трастового фонда. Данная коллекция сначала была представлена в Таджикистане, затем привезена в Ташкент. В экспозиции были в основном музыкальные инструменты Ташкентской государственной консерватории, а также музыкальные инструменты из разных вилоятов Узбекистана работы современных мастеров, в числе которых А. Мадраимов (Андижан), О. Мукимов (Бухара), С. Отамурадов (Каракалпакстан), Д. Маматкулов (Сурхандарья), Р. Юсупов (Наманган), М. Юнусов (Ташкент), А. Закиров (Ташкент), Т. Убайдуллаев (Ташкент) и С. Мамадалиев (Фергана). Инструменты таджикских мастеров представлены работами Ш. Хаджиева.

История возникновения музыкальных инструментов в Центральной Азии своими корнями уходит в глубокую древность. Изображения музыкальных инструментов на каменных рельефах и мелкой пластике, предметах декоративно-прикладного искусства, настенных росписях указывают на то, что главными очагами музыкальной культуры в древности были города Согда и Бактрии. Средневековая миниатюрная живопись и классическая поэзия Востока также дают обширные сведения о существовавших в то время основных типах инструментов, и поныне бытующих в Центральной Азии. Отдельные упоминания о музыкальных инструментах на территории Центральной Азии, в том числе и в Узбекистане, можно встретить в описаниях историков, этнографов, в дневниках путешественников и т.д.

В недавнем прошлом в Узбекистане также работали именитые мастера. Среди них особо уважаемым был усто Усман Зуфаров.
Показательно, что участники выставки пытаются не только продолжать сложившиеся многовековые традиции, давая им новую жизнь, но в то же время смело идут на эксперименты, создавая ранее не знакомые виды инструментов.

Представленные на выставке экспонаты в основном делятся на три основные группы: 1) традиционные; 2) темперированные для оркестров и музыкальных ансамблей, и, наконец, 3) экспериментально-авторские.
Каждый участник вынес на суд зрителей разные инструменты из вышеперечисленных групп. Среди них следует остановиться на творчестве андижанского мастера Абдумалика Мадраимова, который ведет кропотливую работу по восстановлению исчезающих видов музыкальных инструментов. Несколько лет тому назад итоги его поисков увенчались успехом. На основе средневековой книжной миниатюры Среднего и Ближнего Востока мастер восстановил такой забытый ныне музыкальный инструмент, как “гижжаки-Бабурий”, популярный в эпоху Бабуридов в Индии.

На выставку А. Мадраимов привез детский комплект, состоящий из девяти инструментов – дутар, рубаб, тамбур, соз, конун, дойра, кушногора, тахтача и сафаил; инструменты для ансамблей – дутар, танбур, сато, конун и уд; для оркестра – гижжак, гижжак-альт, рубаб, дутар, танбур, чанг, конун, дутар-бас, дутар-прима и т.д. Эти работы отличаются изысканностью и строгостью форм и украшений. Как известно, мастера по изготовлению музыкальных инструментов для их отделки широко использовали перламутр (садаф) японского или индийского происхождения. Садафы А. Мадраимова отличаются тем, что они раскрашиваются специальным лаком, так называемым ширлаком, благодаря чему перламутр обретает желтоватый оттенок и удачно сочетается с древесиной коричневого цвета.

Еще один участник выставки – известный ташкентский мастер Мухаммадназир Юнусов, который демонстрирует несколько своих новых изобретений. Одно из них – инструмент “манзур”, в основу которого положено объединение версий инструментов “тор” и “танбур”. Этот семиструнный инструмент богато инкрустирован перламутром, звуки из него извлекаются с помощью медиатора. Своеобразие его в том, что его основа состоит из пары резонаторов, нижняя из которых затянута кожаной мембраной, а верхняя – деревом, что позволяет инструменту при любой температуре сохранить свой строй, создавая для исполнителя дополнительные удобства.

Вот уже несколько лет мастер успешно сотрудничает с народным артистом Узбекистана Улмасом Саиджановым. Свое новое изобретение он обязательно сначала передает ему для апробирования. У. Саиджанов испытывает инструмент на звучание, создает специально для него музыкальные произведения. Если инструмент отвечает требованиям музыканта, мастер может и дальше работать над созданием его копий, уже для других исполнителей. В противном случае мастер-созгар устраняет обнаруженные неполадки или вносит корректировки в структуру инструмента. Как считает сам М. Юнусов, только при таком творческом тандеме можно достичь определенных результатов.

При создании качественного инструмента немаловажную роль играет сорт древесины и процесс ее обработки. Мастера-созгары на практике широко используют чинар, тутовник, орех, урюк и другие виды плодовых деревьев. Древесина плодовых деревьев способствует тому, что распространяемый инструментом звук становится звонким и ровным; но есть и сакральный момент – считается, что благодаря такому материалу специальность музыканта будет передаваться из поколения в поколение, как плоды дерева.

Подготовка древесины к работе представляет собой долгий и кропотливый процесс. Сначала выбирается достойное дерево, желательно нестарое. Потом древесину на определенный момент погружают в воду. Здесь следует отметить один важный момент – вода обязательно должна быть проточной для того, чтобы она проникала в структуру древесины при определенном давлении и вытесняла из нее всевозможных паразитов, насекомых, клей и т.д. Затем идет процесс сушки. Чем суше древесина, тем качественнее изделие и выше цена. Старые мастера сушили древесину в природных условиях. Они также старались, чтобы материал сушился вертикально, чтобы ненужные вещества, оставшиеся после вымачивания, постепенно стекали в землю. На этот, казалось бы, простой процесс уходило в среднем десять-пятнадцать лет.

Есть и другой вид сушки, популярный в основном среди хорезмских резчиков по дереву. В данном случае древесина держалась в сене. Мастера специально пользовались сеном, чтобы оно оставляло на мокрой поверхности древесины коричневый, как от йода, след. Это делалось для того, чтобы при резке получить декоративный эффект. Мастера-созгары и сегодня иногда используют эту технику на практике.

Общеизвестно, что хорошо высушенное дерево – это гарантия качества изделия. После всех этапов подготовки такая древесина легко поддается работе мастера, инкрустированные или резные узоры смотрятся четко и торжественно. Но самое главное – такой инструмент долго служит хозяевам.

После подготовки корпуса мастера-созгары приступают к определению звука. В этом процессе особо трудоемким считается определение лада. Чтобы достичь успеха, мастер должен иметь абсолютный слух, тонко чувствовать звучание каждого лада. Тут есть свои важные нюансы. Например, мастер делает инструмент для музыканта, который исполняет традиционные произведения на слух. А для исполнителей, работающих в музыкальных коллективах и оркестрах, играющих по нотам, используются методы темперации. Исходя из этого, мастера делают один и тот же инструмент в двух вариантах.

Гость из Таджикистана Ширин Хаджиев привез в Ташкент множество образцов своего творчества – рубаб, как обычный, так и детский; сурнай, афган-рубаб, домбра и т.д. Среди них особый интерес представляет ударный инструмент тавлак, внешне напоминающий обычную узбекскую ногору. Основа его сделана из глины, в виде сосуда с удлиненной горловиной, верх которого покрыт кожаной мембраной. Керамическая часть инструмента декорирована спиралеобразными и растительными узорами. К сожалению, автор инструмента не смог объяснить смысла этих узоров, сославшись на тот факт, что они заимствованы из древних образцов. Схожие проблемы встречаются и у других мастеров – они не знают значения декора музыкальных инструментов, не могут объяснить смысла использованных ими материалов и узоров. Очевидно, вопросы оформления инструментов, семантика того или иного способа или вида украшения должны привлечь внимание искусствоведов.

Выставка вызвала большой интерес у жителей Ташкента и дала посетителям развернутую информацию о существующих ныне в Центральной Азии видах музыкальных инструментов.

Краткий словарь терминов музыкальных инструментов
Афган рубаб – инструмент грифовый, корпус клинообразный с серповидными выемками по бокам. Резонатор затянут кожаной мембраной. Имеет две парных и одну одинарную струну. Звуки извлекаются с помощью медиатора.

Гиджак – инструмент грифовый с куполообразным резонатором, поверхность которого затянута кожаной мембраной. Имеет четыре струны. Звуки извлекают при помощи смычка (камон).

Дойра – бубен с деревянной основой, одна сторона затягивается мембраной из кожи.

Думбира – струнный инструмент с грушевидным резонатором, покрытым тонкой деревянной декой, с коротким грифом и двумя струнами. Звуки извлекают пальцами правой руки.

Дутар – инструмент с резонатором грушевидной формы, покрытый тонкой деревянной декой, с длинной шейкой с двумя струнами. Звуки извлекают при помощи пальцев правой руки.

Кашгар рубаб – инструмент грифовый, имеет куполообразный резонатор, затянутый мембраной, две парных и одну одинарную струну. Звуки извлекают с помощью медиатора.

Конун – инструмент крыловидной формы с деревянным корпусом. Имеет 42 треххордные стальные струны. Звуки извлекают при помощи металлических устройств, надеваемых на указательные пальцы.

Кош ногора – ударный инструмент, изготавливается из обожженной глины в форме горшков разной величины. Верхняя, открытая, часть горшков покрывается мембраной.

Сато – по форме и по количеству струн аналогичен танбуру. Звуки извлекают при помощи смычка.

Танбур – инструмент с резонатором грушевидной формы, имеет длинную шейку, три (реже – четыре) металлические струны. Звуки извлекают при помощи металлического медиатора (нохун).

Уд – инструмент грифовый, имеет большой глубокий резонатор, покрытый тонкой декой с маленькими отверстиями с короткой шейкой. Звуки извлекают при помощи мизроб – медиатор из пластмассы.

Чанг – инструмент трапециевидной формы с деревянным корпусом. Имеет 42 треххордные металлические струны. Звукоизвлечение с помощью двух ударных тростниковых или бамбуковых палочек.

Равшан Фатхуллаев

Pin It

Comments are closed.