Ташкент: новые ансамбли старого города

Выпуск №2 • 1447

Архитектура – это застывшая музыка
Ф. Шеллинг

В эстетике современной городской среды Ташкента воедино слиты величественное прошлое и удивительное настоящее столицы Узбекистана. Ее градостроительная культура, формировавшаяся в течение двух тысячелетий, сквозь призму исторических напластований отражает динамичную поступь, отраженную в новых зданиях, фонтанах и скульптурных монументах. Знакомство с отдельными историко-культурными комплексами города позволит прочувствовать его целостный образ.

Ансамбли скверов и площадей Амира Темура, Дружбы народов, Чорсу, Памяти, Независимости и гуманизма, Хамида Олимджана, Международного бизнес-центра являются доминантными в структуре города. Район изменившегося до неузнаваемости старого города необычен, особенно если осматривать панораму Эски джува с высоты смотровой площадки Дома детского творчества. Это здание в центре обновленного старого Ташкента, своим силуэтом напоминающее легендарную Вавилонскую башню, представляет собой спиралевидную композицию, устремленную ввысь, в будущее. Поднимаясь по широкому винтообразному парапету вдоль его внешней стены, можно заглянуть в светлые просторные залы для художественных выставок детского творчества и осмотреть городскую панораму. С крыши Дома, оригинально превращенной архитекторами-конструкторами в смотровую площадку, видны уникальные достопримечательности города: купола, порталы и внутренний двор медресе Кукельдаш, построенного Дервиш-ханом в 1570 г., входящего в ансамбль старого Ташкентского Регистана, отреставрированная трехкупольная мечеть Ходжа Ахрар Вали – главная Джума-мечеть Ташкента, 23-этажное здание гостинично-туристического комплекса Чорсу, новый спортивный комплекс “Джар”, Ташгорцирк, Планетарий, торговые купола базара Чорсу, старая и новая ташкентские телебашни, реставрируемое сердце старого города – ансамбль Хазрети Имам, включая тысячелетней давности мавзолей Каффаля Шаши и Центр национальных искусств, отразившего новый стиль архитектуры Узбекистана. Недаром Ташкент внесен ЮНЕСКО в число городов с уникальным архитектурным наследием и неповторимыми по облику современными городскими ансамблями.

Ныне башнеобразный Дом детского творчества расположен в центре Бинката – средневекового Ташкента, существовавшего в IX – XI вв. и упоминавшегося в трудах Бируни. Здесь планируется создать архитектурный музей-заповедник под открытым небом, сохранив узенькие улочки со старыми глинобитными домиками, которые окружают ансамбль Хазрети Имам – Великий Имам, как называли Абубакра Мухаммада Каффаль аль-Шаши. Каффаль Шаши был проповедником ислама в области Шаш среди тюркских кочевников-переселенцев, первоначально исповедовавших различные архаичные религиозные культы. Каффаль Шаши жил в X в. и прославился тем, что привез в Ташкент из Багдада Коран халифа Османа, забрызганный его праведной кровью, названный единственной истинной ценностью, так как он “приносит благо той стране, в которой находится”.

Мавзолей Каффаля Шаши – самый древний на территории Ташкента. Он не уступает по древности памятникам благородной Бухары. Открытая реставраторами подземная чилляхона возникла при реконструкции мавзолея Шейбанидами в XVI в. Строительство мавзолеев у народов Средней Азии было связано с культом почитания предков. Мавзолеи были также местом духовного совершенствования; сюда, к святым камням, люди приходили просить помощи у Всевышнего, защиты от бед и болезней, разделить радость рождения ребенка или прочитать намаз, дать подаяние – зякат ( милостыню) нуждающемуся.

Строительство мавзолеев, мечетей и медресе считалось богоугодным делом. “…Человек смертен, но дела его вечны…”, – гласят коранические надписи на стенах средневековой архитектуры. Надпись над дверью мавзолея Каффаля Шаши хранит имена зодчего – Гуляма Хусейна, и художника, создавшего надписи – Катиба Кудрата: “Когда ты прочтешь эту надпись, за мою душу соверши благосклонную молитву… Боже! Прости писца и читателя!”.

Мавзолей Каффаля Шаши представляет тип мавзолея хазира. Он имеет продольно-осевую композицию, традиционно включающую входной портал – пештак с галереей для музыкантов и азанчи, крытую куполом зияратхану – комнату для поминальных молитв, усыпальницу – гурхану, ориентированную на Мекку, где каменная сагана – надгробие – отделено деревянной панджарой, пристроенные позднее склепы XX столетия с надгробными камнями захоронений муфтиев Зайнутдина и Бабахана. Чистое, строгое, звонкое и светлое пространство мавзолея Каффаля Шаши, под куполом которого гнездятся голуби, передает ощущение внутренней свободы и отсутствия страха смерти, ведь истинные мусульмане не умирают, а лишь переходят из земных дверей в двери Вечности.

К востоку от мавзолея Каффаля Шаши находилась крупная девятинефная мечеть – намазгох XIX в., предназначенная для огромного скопления народа. Два раза в год, в самые важные для мусульман праздники – Курбан и Рамазан – сюда с ночи собирались мусульмане, чтобы утром, когда солнце поднимется над горизонтом на высоту одного копья, начать общую молитву, волной пробегающую над склонившими головы верующими и возносимую к небу. Сейчас в здании мечети Намазгох расположен Исламский институт имени Имама аль-Бухари, один из двух в Узбекистане высших мусульманских учебных заведений, где обучаются не только юноши, но и девушки.

Свет знаний не только духовного, но и светского содержания сконцентрирован в библиотеке медресе Муйи муборак XVIII в., выстроенного кокандским ханом Мирза Ахмедом Кушбеги. Название медресе Муйи муборак переводится как “волосинка пророка”: в его библиотеке, кроме уникального Корана халифа Османа VII в., хранится волос с головы Мухаммеда – священная реликвия мусульман. Кроме библиотеки, насчитывающей 20 тыс. книг, из которых 3 тыс. – уникальные рукописи, медресе Муйи муборак включает летнюю айванно-колонную и зимнюю купольную мечеть – соборные мечети Тиля-шейха (золотого шейха). Медресе Муйи муборак было построено напротив более раннего медресе XVI в. Барак-хана по восточному принципу кош (букв. – “брови”), когда портал одного медресе стоит прямо напротив другого.

Медресе воинственного ташкентского правителя Науруз-Ахмеда (династия Шейбанидов), прозванного Барак-хан, с включенными в его композицию двумя мавзолеями, является выдающимся памятником архитектуры Средней Азии. Медресе Барак-хана XVI в. нетипично для ташкентской школы зодчества. Оно отличается строгим крепостным стилем, украшено замечательным мозаичным и майоликовым убранством, реставрированным в 1955 – 1963 гг. знаменитым мастером Уста Ширин Мурадовым. В 2006 – 2007 гг. правительство Узбекистана и Духовное управление мусульман выделили средства на новую реставрацию ансамбля Хазрети Имам в связи с включением Ташкента в 2007 г. в число четырех ведущих мировых центров ислама. Так сплелись историко-культурные традиции прошлого и настоящего Узбекистана.

Планировка медресе Барак-хана традиционна: входной портал с прекрасно декорированным сводом – “колаб-кори” – украшен майоликой в тимпанах михрабной арки, пилоны портала выложены наборной мозаикой из глазурованного кирпича, за входным порталом расположен внутренний прямоугольный дворик, окруженный худжрами – кельями для студентов. Выделяются дарсхона – комната для занятий – с глазурованной облицовкой на фасаде и внутренняя мечеть для пятикратного намаза. Напоминание о пяти столпах ислама – вера в единого бога, ежедневный пятикратный намаз, милостыня нуждающимся – зякят, пост в священный месяц Рамазан, хадж в Мекку – зафиксировано в отпечатке на камнях дворика распростертой ладони с пятью пальцами. Необычность медресе Барак-хана состоит в том, что в ее планировку включено 2 мавзолея – безымянный, построенный предположительно Ходжой Ахраром и “Кок-гумбази” – “голубой купол”, принадлежащий отцу Барак-хана – Суюнидж-хану, внуку Улугбека, который был дядей Шейбани-хану. При Барак-хане, правившему в 1522 г. всем Мавераннахром, Ташкент на короткое время стал столицей государства Шейбанидов.

Таким образом, в памятниках средневекового зодчества Ташкента соединились корни династий Темуридов и Шейбанидов. Сейчас под куполом мавзолея Суюнидж-хана расположен зал заседаний Духовного управления мусульман. Как и в прошлые времена, посещение ансамбля Хазрети Имам является источником духовной услады.

У каждого города, будь то Самарканд или Бухара, был свой центральный ансамбль – Регистан. В ансамбль ташкентского Регистана входило крупное медресе Кукельдаш XVI в. с замечательным звездчатым гирихом в мозаиках портала. Несмотря на многочисленные современные комплексы, выстроенные в XX – начале XXI в. на площади Чорсу, медресе Кукельдаш – историческая доминанта этого района. Чего только не повидали эти стены за свою многовековую историю! Построенное в 1570 г. хокимом Дервиш-ханом, везирем ташкентских ханов по прозвищу Кукельдаш, что означает “молочный брат” хана, оно изначально было мусульманским учебным заведением. В XVIII в. в медресе устроили караван-сарай для проезжих купцов, тогда же обрушились венчающие его башни – гульдаста. В XIX в. медресе служило крепостью кокандских ханов (были разобраны голубые купола над мечетью и дарсханой), с портала медресе Кукельдаш вели пушечный обстрел отстаивающих свою независимость ташкентцев. До 1865 г. медресе Кукельдаш служило также местом публичной казни: с верхнего парапета центрального портала на выстланную камнями площадку сбрасывали в мешках уличенных в неверности жен, дабы укрепить народную нравственность. В XX в. в медресе Кукельдаш расположили выставку атеистической пропаганды, которая выглядела неубедительно на фоне представительных форм исламской архитектуры. Еще недавно здесь был музей узбекских народных музыкальных инструментов. А сейчас зданию возвращено его исконное предназначение: после длительной реставрации оно вновь функционирует как духовное учебное заведение для мусульман, где проводятся занятия без налета религиозного фанатизма, возрождаются классические традиции периода мусульманского ренессанса. Декор, украшающий стены медресе Кукельдаш, содержит надпись, чья старая истина постоянно подтверждается историей: “смерть является неизбежностью человека, но произведенные им работы остаются навечно”. Здесь же присутствует имя автора: “Мастер кашинных работ Алимджан, сын мастера Салима”.

Рядом с медресе Кукельдаш отражает солнце в куполах большая соборная трехкупольная Джума-мечеть – единственный в Ташкенте образец пятничной мечети. Она спланирована вокруг открытого прямоугольного внутреннего двора и предназначена для пятничного джума-намаза. Первоначально однокупольное здание городской Джума-мечети было выстроено Ходжой Ахрар Вали в XV в. Неоднократно реставрированная, мечеть была и остается главной мечетью Ташкента. Она сияет куполами во всем своем великолепии, удивляя величием и благородным спокойствием архитектурных форм.

Здания медресе Кукельдаш и Джума-мечети Ходжи Ахрар Вали сильно приподняты над уровнем улицы, поскольку находились на краю древнего рва, на месте которого протянулся ныне проспект Навои. Широкий, с двусторонним движением и первой трамвайной линией, проспект Навои, по которому раньше не могли разъехаться две арбы, завершается панорамой высотного 23-этажного здания гостиницы “Чорсу”, которая была возведена в 1982 г. под руководством архитектора В. Спивак и главного конструктора А. Асанова. Основу архитектурно-планировочной композиции здания составляет высотный трехпилонный объем с нестандартно-округлой профилировкой стен. В его отделке использован естественный камень, газганский мрамор, керамическая плитка, резьба по дереву. Интерьеры оформлены А. Бухарбаевым и Е. Кедриным.

За гостиницей “Чорсу” расположен новый спорткомплекс “Джар”, включающий стадион для национальной борьбы кураш, плавательный бассейн, теннисные корты, площадки для легкой атлетики, велотреки, которые функционально продуманы и по-современному эстетичны.

Ансамбль современной площади Чорсу уже немыслим без здания главного универсального магазина ГУМ, возведенного в 1972 г. по проекту архитекторов А. Фрейтага и А. Комиссара. Современные сборно-монолитные бетонные конструкции оригинальной планировки на центральном фасаде выполняют декоративную и солнцезащитную функции, а по боковому фасаду воспроизведен стилизованный узор традиционного геометрического гириха. На крыше ГУМа размещено кафе с декоративным водоемом, что отвечало принципам городской архитектуры, провозглашенным Ле Корбюзье и О. Райтом.

Говоря об оригинальных зданиях площади Чорсу, нельзя обойти вниманием историю самой площади, одной из самых старых в Ташкенте, потому что она возникла еще в XI в., являясь центром старого Бинкета. “Чорсу” в переводе означает “четыре потока”, поскольку к площади Чорсу от всех ворот города вели торговые пути. Площадь являлась важнейшей транспортной развязкой, местом торговли; отсюда отправляли караваны в Самарканд, Бухару, Хиву, в Китай, Индию и Россию. Старогородской Чорсуйский базар в течение тысячи лет был специфическим центром города, где всегда было людно, где не только можно было купить все, что угодно, но и обменяться новостями, встретиться с друзьями в чайхане. На базарной площади глашатаи зачитывали указы, обращения и решения городских властей. И сейчас крытый куполом рынок площади Чорсу и прилегающая территория – один из самых оживленных торговых центров. Недалеко от него расположена еще одна из наиболее старых, сохранившихся от древнего Бинкета площадей города – Хадра (в XI в. ее называли “Хадрах”). В далеком прошлом от центральной торговой площади сюда подходила улочка, получившая название Хадра (букв. – “конец дороги”). Современная площадь Хадра является своеобразной узловой транспортной развязкой, окруженной зданиями культурного и общественного назначения.

Визитной карточкой современной площади Хадра стало увенчанное голубым куполом здание Ташгосцирка. Оно было построено в 1975 г. по проекту архитекторов Г. Александровича и Р. Муфтахова и отреставрировано в 2000 г. Решение здания в рамно-кольцевых конструкциях вместо традиционных стоично-балочных позволило освободить фойе от колонн и создать единое цельное подкупольное пространство для арены и зрительного зала на 3 тысячи посадочных мест. Интерьеры фойе цирка решены в сдержанных светлых тонах с включением ярких цветных витражей на тему циркового искусства. Входы в зал подчеркиваются традиционной резьбой по ганчу, деревянные двери также выполнены в технике народной орнаментальной резьбы.

Внешний образ Цирка подчеркнуто индивидуален: огромный ребристый купол с ротондой венчает цилиндрический объем здания, фланкированный выступающими контрфорсами, геометрическая решетка “панджара” защищает и дополнительно украшает его остекленные стены, а оригинальная электрическая вечерняя подсветка придает ему неповторимость и своеобразие.

За зданием Цирка расположено еще одно уникальное современное сооружение в ансамбле старого Ташкента – это Ташкентский городской Планетарий им. Улугбека, построенный в 2004 г. с целью распространения знаний по астрономии, космонавтике, наукам о Земле и Вселенной. Основой объемно-пространственной композиции Планетария служит куб, перекрытый куполом. Эта композиция традиционна для зодчества Узбекистана, в ней квадратное основание здания символизирует землю, а полукруг голубого купола – небесный свод. Современный облик зданию придают полупрозрачные стены из тонированного стекла, украшенные изображениями небесных светил. Внутри Планетарий оснащен самой современной светотехнической аппаратурой. За Планетарием раскинулась прекрасная зеленая зона парка им. Абдулла Кодыри.

Прелесть архитектурных комплексов нового “старого” Ташкента – в сочетании современных и древних сооружений, наполняющих город романтикой его многовекового существования.

Елена Ярыгина

Pin It

Comments are closed.