Озарение Востоком

Выпуск №3-4 • 1352

С 31 мая по 31 августа 2006 г. в Санкт-Петербурге в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого, известного как “Кунсткамера”, состоялась выставка “Грезы о Востоке. Русский авангард и шелка Бухары”. Инициаторами этого проекта выступили Фонд “Форум культуры и искусства Узбекистана”, Русское Азиатское Общество, Дом стиля, Российское информационное агентство “Росбалт”.

На выставке были представлены произведения русского авангарда из Государственного музея искусств Узбекистана вместе с богатой коллекцией бухарских тканей, ювелирных украшений, костюмов из собрания Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого.

На первый взгляд, произведения русского авангарда и среднеазиатские ткани совершенно несопоставимы. Однако взаимосвязь их, как показала выставка, ярко выражена. Именно это и продемонстрировал данный проект.

Уже в самом названии выставки – “Грёзы о Востоке. Русский авангард и шелка Бухары” – заявлена оригинальная проблема. Цель проекта – обратиться к практике русского авангарда и на примерах, скорее, эмпирически, нежели отвлеченно-логически, постичь влияние орнамента и колорита среднеазиатских тканей на эстетику русского авангарда.

Отобрать и представить на суд зрителя те открытия новых пластических категорий, которые были инспирированы миром Востока, и которые существовали лишь в лаборатории художника – сложная задача.

Юрий Чистов – директор Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого – на открытии выставки сказал: “Культуру России и Узбекистана связывают тысячи и тысячи нитей. Одна из таких нитей – фантастически интересная взаимосвязь форм и образов живописи русского авангарда и эстетических принципов, лежащих в основе образного и цветового решения традиционных среднеазиатских тканей”.

Кураторы выставки попытались постичь эту “фантастическую” взаимосвязь и зависимость, которые связаны с самой природой изобразительно-выразительных средств. По нашему мнению, нет необходимости искать прямой и формальной зависимости между столь типологически не схожими и столь отдаленными друг от друга феноменальными произведениями искусства. Надо попытаться понять их связь в качестве взаимозависимых явлений единого процесса развития мировой культуры. Понятно, что было бы принципиально неверно сводить художественные предпочтения мастеров русского авангарда лишь к культурному наследию народов Средней Азии.

С начала XX столетия в искусстве ведется напряженный поиск путей обновления изобразительных средств. Интерес к среднеазиатским тканям развивался на фоне всеобщего увлечения в европейских странах и в России восточным стилем. Многие художники совершают паломничество на Восток. Но если для европейских художников Восток – это Марокко, Алжир, Египет, Палестина, то для их русских коллег – в первую очередь Средняя Азия. Интерес русских художников к Востоку был константным исторически и по сути всеобъемлющим, основанным на традиционной “всемирной отзывчивости”, способности “загораться чужим светом”, впитывать красоту “чужой” культуры, перевоплощаться и оставаться самим собой.

Сложность и неоднозначность творчества русских авангардистов определял, с одной стороны, ход исторического развития – крушение старого мира, социальные и идеологические задачи нового общества, с другой – стремление художников в неизвестное, постоянное экспериментаторство, поиски вселенского языка, “числового кода” к историческому движению мира. По выражению К. Малевича, “конструируется система во времени и пространстве, не завися ни от каких эстетических красот, переживаний, настроений, скорее, является философской цветовой системой реализации новых достижений” (1, с. 175).

Произведения авангардистов отличаются высоким уровнем философского обобщения. Начав с поисков “великой духовности” и сублимации художественных форм и дойдя до чистой структуры, они обратились к идеологии так называемых “производственников”.

Государственный музей искусств Узбекистана в Ташкенте располагает превосходной коллекцией русского авангарда. Если коллекция Государственного музея искусств Каракалпакстана имени И. Савицкого получила признание у специалистов и уже хорошо известна благодаря экспозициям за рубежом, то живопись мастеров русского авангарда из Ташкента была представлена на международной выставке впервые. Это картины выдающихся художников “первой волны” авангарда – Александра Родченко, Александры Экстер, Ивана Клюна, Георгия Стенберга, Варвары Степановой, Алексея Явленского. Анализируя влияние среднеазиатских тканей на творчество этих художников, исследователь зачастую вынужден вести, в сущности, “раскодирование” концентрированных структур этих двух феноменов, выявлять зыбкие ассоциативные связи. Здесь важно при всей кажущейся смелости гипотез (без чего при изучении широкого спектра вопросов авангарда обойтись невозможно) не упустить из виду общего направления духовно-художественных поисков художников, их стремления к деятельности, прежде всего концептуальной.

Организаторы проекта увидели в этой удивительной взаимосвязи возможность проникнуть в глубину, на первый взгляд, малообъяснимых процессов такого культурного взаимодействия и представить зрителю бесценный материал, который сохраняется, изучается и возрождается.

“Текстильный” материал конца XIX – начала XX в. дает возможность максимально полно представить все богатство и разнообразие традиционных узбекских тканей. Геометрические формы, орнамент, каллиграфия, узоры являют собой зашифрованные образы. Шелковые, полушелковые абровые и адрасовые ткани, яркая национальная одежда, вышивка, ковры с их удивительным цветовым колоритом и узорами по достоинству могли оценить только художники. Александр Волков, чье творчество неразрывно связано с авангардом, писал: “В тканях больше Востока, чем в фотографических изображениях, ибо, создавая ткани, художник воспроизводит (видит) мир в его существенных особенностях” (2, с. 14).

В искусстве авангарда форме отводилась та же роль, что и в искусстве ислама (в первом случае – “концептуальная”, а во втором – “божественная”). Можно говорить о единых нормах эстетических представлений, об идеализации форм, истоки которой – в абстрактном представлении о мире.

Среднеазиатское собрание в Петербурге, насчитывающее около пяти тысяч предметов и напрямую связанное с историей политических и дипломатических отношений Узбекистана и России, по своему объёму и значению является одним из уникальных в мире. Коллекция содержит образцы текстиля, комплекты праздничной и повседневной одежды, оружие, украшения. Она готова поведать посетителям выставки удивительные истории о великих переселениях народов, их общении, философии, традициях, эстетических идеалах. Экспонаты, по верному замечанию Елены Царевой, исследователя текстиля Средней Азии и автора подбора коллекции тканей к выставке, несут знаки, символы тысячелетней мудрости и “почти мистическую красоту этих маленьких зеркалец древней культуры городского населения”.

Перед создателями экспозиции, соответственно, стояла крайне сложная задача: из 520 образцов тканей, входящих в собрание музея, отобрать 28 экземпляров, которые отвечали бы концепции выставки, соответствовали произведениям авангардистов, а также дополняли исторические костюмы, впервые за многие годы покинувшие музейные запасники.

Разнообразны представленные на выставке орнаменты и расцветки тканей, впечатляет техника их изготовления и декоративные особенности, что ставит их в один ряд с мировыми шедеврами искусства ткачества.

Важнейшую часть раздела выставки составили парадные подношения русским царям от бухарских эмиров и хивинских ханов – золотошвейное конское убранство (попоны, покрывала на седла – “зинпуш”), вышитое по бархату малинового и изумрудно-зеленого цветов серебряными и золотыми нитями, одежда, расшитая золотом и жемчугом. Одна только знаменитая коллекция бархатных и шелковых икатов является раритетной и не имеет аналогов ни в одном музее мира. Поводом для подношений служили события государственного масштаба. Подарки по своеобразному “дипломатическому шелковому пути” Бухара – Петербург проходили и по случаю отмечавшегося ежегодно дня коронации.

Ценность экспонатов – не только в числе образцов и количестве вариантов декора, но также в том, что они относятся к различным периодам истории Узбекистана. Лучшие из этой коллекции демонстрировались на данной выставке. Дополнили ее экспозицию уникальные исторические фотографии, этнографические рисунки, связанные с историей и культурой Средней Азии.

Идея “Грез о Востоке” получила свое продолжение в Отеле “Кемпински, Мойка 22″, проведением красочного театрализованного дефиле моды в постановке известного балетмейстера Валентины Ганибаловой с использованием мотивов восточных сказок, музыки из “Шехерезады” Н. Римского-Корсакова.

На просмотре был показан дизайнерский проект многочисленных неординарных коллекций одежды Дома стиля в Ташкенте. Модели, представленные на показе, выполнены из натуральных тканей ручного плетения и окраса, с использованием национальной вышивки, набойки, батика, дополнены инкрустацией из драгоценных и полудрагоценных камней. Сочетание различных по фактуре тканей в одной модели – атлас и гипюр или шелк и бархат, а также контрастное использование цветовой гаммы – от пастельных тонов до ярких, сочных – создали чувственный и выразительный образ Востока. Эффектное дополнение к платьям – изысканные аксессуары: традиционные и современные (авторские) ювелирные украшения, разнообразные платки, шарфы, сумочки, маленькие шапочки, выполненные также из национальных тканей.

На дефиле были представлены коллекции Шерзода Атабаева – ведущего дизайнера Дома стиля, который создает свои модели в основном для молодежи, используя контрастные цвета и смешение стилей. В современных силуэтах классические узбекские ткани – адрас, шои, хан-атлас приобретают иное звучание, новую интерпретацию.

В залах Отеля проходила выставка традиционного и современного искусства Узбекистана, которая прекрасно дополнила общую концепцию проекта. Как отметил автор масштабной идеи “Грез о Востоке” Ефим Резван, “нам очень хочется, чтобы посетители выставки смогли почувствовать всю глубину и мощь вековых традиций, “энергию красоты”, которая вдохнула жизнь в серию замечательных произведений живописи и декоративно-прикладного искусства”.

Органично украсила и дополнила общую “восточную” атмосферу современная керамика, чеканка, золотое шитье, вышивка, ковроткачество, резьба по дереву, лаковая миниатюра – самобытное и уникальное традиционное искусство, представленное художественным предприятием “Устозада”.

Традиционная культура стала бесценным источником вдохновения в творчестве художников Джавлона Умарбекова, Лекима Ибрагимова, Файзуллы Ахмадалиева, Хуршида Зияханова, Имяра Мансурова, Гафура Кадырова, Шавката Хакимова, Шахноз Абдуллаевой, чьи произведения в контексте идеи проекта были представлены в экспозиции выставки.

Серьезный интерес современных художников к этнокультурному наследию – это не только живописно-пластическая интерпретация наследия как стиля, но и источник разнообразных духовных и философских импульсов. Однако если говорить о “шелках”, – объекте нашего внимания, то эти ткани, которые называют “хафтранги” – “семицветные”, с их изысканным колоритом и узором подсказали современным художникам своеобразную живописную технику. Мастера тканей отлично знали законы взаимодействия цветов. Изменяя светосилу цвета в одних раппортах, они создавали впечатление объемности или создавали такую комбинацию, в которой белый, например, звучит как голубой или зеленый. А в других, – используя бесконечные варианты одного цвета, заставляли звучать весь спектр, преподнося цвет в самых различных цветосочетаниях и контрастах.

Проект “Грезы о Востоке. Русский авангард и шелка Бухары” привлек к себе внимание не только специалистов, но и широкой публики. То, что идея его проведения возникла в Санкт-Петербурге – городе, известном своей приверженностью к строгим и классическим традициям, говорит о многом.

К выставке были подготовлены объемный, прекрасно иллюстрированный каталог и видеофильм “Райский сад. Семь цветов” о чуде сотворения шелков.

Проект продолжит свою работу, его уже ожидают зрители Франции, Германии, Финляндии.

Такого рода уникальные акции, помогающие постигнуть вековую мудрость и найти пути преемственности с философией новаторства и творческого риска особенно важны сегодня, когда искусство Узбекистана представляет самобытный синтез Запада и Востока.

Литература:

  • Наков А. Русский авангард. М., 1991.
  • Земская М. Александр Волков (Мастер “Гранатовой чайханы”). М.,1975.

 

Эльмира Ахмедова

Pin It

Comments are closed.