АРХИТЕКТУРА БУДДИЙСКОГО ХРАМОВОГО КОМПЛЕКСА ФАЯЗТЕПА

Выпуск №2 • 1442

Памятники буддизма в Средней Азии известны с начала XX в. Российский востоковед В. В. Бартольд, внесший большой вклад в изучение истории Средней Азии, на основе свидетельств мусульманских и древнекитайских источников отмечал, что буддизм сыграл важную роль в формировании культуры народов Средней Азии.

Комплекс Фаязтепа служил форпостом распространения буддизма индийскими миссионерами на просторах Кушанской империи и был центром монашества. Буддийский монастырь Фаязтепа расположен в северо-западной части шахристана старого Термеза, в одном километре к северо-востоку от буддийского центра Каратепа. В 1968 – 1976 гг. археолог Л. И. Альбаум проводил раскопки на этом комплексе (1, с. 53). Изучение этого сооружения выявило ряд важных архитектурных, планировочных и конструктивных особенностей. Планировка основного здания представляет собой прямоугольник (117х34 м), вытянутый с севера на юг. Хотя найденные при раскопках комплекса настенные изображения и скульптурные памятники уже описаны в научной литературе, его архитектурно-конструктивные особенности изучены лишь частично. Первые сведения, относящиеся к архитектуре этого величественного сооружения, были приведены архитектором А. А. Асановым (2). Представляют интерес материалы, полученные в ходе последней фиксации характерных конструктивных частей этого сооружения.

Начиная с 2000 г. были возобновлены работы на этом историческом памятнике. Дело в том, что с 2000 г. Министерство по делам культуры и спорта республики Узбекистан и Представительство ЮНЕСКО в Ташкенте начали осуществлять международный проект “Сохранение и реконструкция руин Фаязтепа” (Термез). Автор настоящей статьи принимал участие в археологической экспедиции по изучению этого памятника под руководством Т. Аннаева, занимался фиксацией обнаруженных там находок, исследованием его архитектурных деталей (3).

Это грандиозное сооружение четко подразделяется на три части: храм, монастырь и хозяйственные постройки с трапезной. Каждая из них состоит из двора и расположенных вокруг него помещений. Обособленно от основной части на специальном пьедестале возведена наиболее ранняя ступа, являющаяся одним из атрибутов буддизма. Она относится к I в. до н. э. и считается самым древним сооружением комплекса. Центральная часть состоит из двора, по периметру которого расположены комнаты, и примыкающего к ним айвана. Стены айванной галереи, покоящиеся на ряде колонн, украшены снизу доверху цветными изображениями. По предположению археологов, здесь находился храм. Северо-западная часть комплекса представляет собой сложную монастырскую планировку. В его малом дворе располагались односторонний закрытый айван и кельи монахов.

В комнатах, находящихся вокруг двора хозяйственной части и трапезной, были обнаружены глиняные возвышения и очаги, а также тандыры. В этой части комплекса найдены фрагменты глиняной посуды с древнебактрийскими и древнеиндийскими письменами (кхарошти, брахма и др.). В качестве примера можно привести надпись, обнаруженную во время последних раскопок на глиняном сосуде. Руководитель экспедиции археолог Т. Аннаев предполагает, что эти знаки, выведенные изящным письмом краской из черного минерала на поверхности кузы, относятся к древнеиндийскому письму (вероятно, кхарошти) ( рис.1). Однако эти письмена до сих пор не исследованы.

Обособленность основных помещений и их расположение по анфиладному типу – особенности буддистских строений. Согласно источникам, в древних буддийских монастырях была специальная женская часть. Кроме того, возможно, что одной из причин закрытости сооружений со всех сторон является то, что комплекс расположен на огромном пространстве, и такое расположение монастыря защищает его от ветра “афганца”. Основными строительными материалами, как и в других среднеазиатских сооружениях, являются глина и необожженный кирпич. Глинобитные стены – одна из традиционных особенностей архитектуры Средней Азии. Хотя незаметно, что стены состоят из глинобитных блоков, однако на самом деле через каждые 40-45 сантиметров по горизонтали они делятся на отрезки. Помимо этого, отчетливо видно, что в глину добавлен щебень, укрепляющий стену. Необожженный кирпич считался основным строительным материалом сооружений античного периода. По-видимому, при изготовлении кирпича придерживались точных размеров, так как при возведении стен и сводов строения использовались в основном кирпичи 32х32х12 см. В стенах же некоторых помещений встречаются кирпичи размером 28х28х10 см. В редких случаях использован обожженный кирпич в отделке пола и при изготовлении архитектурных украшений. Здесь, как и в буддистских сооружениях Каратепа, Айртам, Дальверзинтепа, широко использован мергелистический известняк для изготовления баз и капителий деревянных колонн. Этот строительный материал, наряду с использованием в архитектурных украшениях, применялся также и для создания скульптур. Ганч широко использовался для обмазки полов и в качестве основы для настенной росписи.

Возведенные из глины и необожженного кирпича стены имеют толщину в среднем 1,5 м и высоту 4-4,5 м (до наших дней они сохранились на высоту до 3-3,5 м). В северо-западной части они выполнены из глины, а по мере приближения к середине здания сначала в верхней части, а затем по всей высоте возведены из необожженного кирпича.

Святилище (6х6 м), расположенное в центральной части, по мнению А. Асанова, закрыто ложным куполом типа “дарбази” (деревянный купол). Крыша айвана во дворе храмового помещения опирается на деревянные колонны, “спрятанные” в штукатурке, возможно, из-за недоверия к стенам из необожженного кирпича или же это – результат местных традиций каркасного строительства. Колонны айвана и балки перекрытий деревянные.

В большой комнате монастырской части (8,4х8,4 м) обнаружено четыре места для колонн, а в середине комнаты – мехраб диаметром 1,5 м. По всей вероятности, перекрытия этой комнаты (как и в Пянджикенте, Афрасиабе и на других памятниках) делались на основе широко применявшейся в архитектуре Северной Бактрии системы “чор-харри”.

Арочные перекрытия были одним из основных конструктивных элементов архитектуры Северной Бактрии. Судя по остаткам пят арок большинства комнат (ширина 3,0; 4,0 и 4,5 м), один ряд закрыт полуцилиндрическими арочными перекрытиями из необожженного скошенного кирпича, положенного в густой раствор глины. В некоторых комнатах храмовой и монастырской частей комплекса остатки арок в стенах сохранились на высоте до 3 – 3,5 м. Например, в северо-восточной части комнаты 15 пята арки обнаружена на высоте 2,80 м от пола. Арка собрана из четырех рядов глины и десяти рядов необожженного кирпича (из них семь рядов – 32х32х12 см, оставшиеся – 28х28х10 см), уложенных поперек поверхности под уклоном 60 – 70 градусов. Остатки этого арочного перекрытия расположены по одной оси, наблюдается его продолжение и в комнате В16 (рис. 2,3). В монастырской части этот конструктивный элемент сохранился только в восточной стене комнаты С15. Здесь арка собрана по тому же принципу, только пята начинается от пола не на уровне 2,8 м, как в комнате В15, а выложена на уровне 2,10 м (рис.4).

Арочные входные двери шириной около метра по верху закрыты арками из необожженного кирпича, по форме они чуть выше, чем полуциркулеобразные. В стене святилища храмовой части сохранилась впоследствии замазанная арочная входная дверь, высотой 2,60 м и шириной 1,10 м, имеющая подковообразную форму. Входной проход комнаты В13 характерен не только для храмовой части, но и для всего комплекса. Он создан путем пролома первоначально ровной стены (рис. 5). Самая большая входная дверь комплекса расположена в северо-восточной части монастыря. Величественная дверь шириной 1,5 м и сохранившейся высотой 2,85 м имеет полуциркулеобразную арку, выложенную путем укладки поперек полуторного необожженного кирпича поверх пяти рядов глины. По-видимому, это был главный вход (сардара) комплекса. Ниши были также арочные, вырубленные в глинобитных стенах. Архитектурные украшения являются характерными для этого сооружения. Базы и капители колонн, плинт и карниз ступы сделаны из местного материала.

Строительство пирамид, монастырей и ступ связано с появившимся в Индии буддизмом, в них ощущается влияние эллинистического архитектурного искусства. Однако, по мнению специалистов, архитектура Северной Бактрии занимала важное место в буддистских сооружениях Средней Азии. Это проявляется в их планировке, использовании местных строительных материалов – глины, необожженного кирпича, а при создании архитектурных украшений – обожженного кирпича, известняка и ганча. Памятник Фаязтепа достоин внимания также потому, что там найдены предметы изобразительного и прикладного искусства. К сожалению, до нас дошла лишь малая их часть. Настенная роспись в основном посвящена религиозной тематике и выполнена минеральными красками, которые наносились на тонкий слой ганча, основанный на штукатурке из глины. Изображались главным образом Будда, Бодхисатва и другие религиозные персонажи. Для настенной живописи характерны композиционное единство, яркость красок и изящество линий. Скульптуры в основном сделаны из сырой глины, покрытой тонким слоем ганча, а лица позолочены. Среди них – знаменитая триада Будды, выполненная из мергелистического известняка, которая является настоящей жемчужиной искусства.

По мнению А. Асанова, сооружение, по-видимому, было построено за короткий период и действовало в течение двух-трех столетий. Время строительства Фаязтепа специалисты определили на основе найденных здесь монет периода Гелиокла, Сотер Мегаса, Вима Кадфиза, Канишки и Хувишки, отнеся его к I в. до н. э. и к I-II вв. н. э. Однако комплекс начал полностью использоваться во времена правления Канишки I. В IV в. комплекс был разрушен армией Сасанидов и превратился в руины. В некоторых его кельях обнаружены захоронения.

Литература:

  1. Альбаум Л. И. Раскопки буддийского комплекса Фаяз-Тепе ( по материалам 1968 – 1972 гг.)// Древняя Бактрия. Л., 1974; Альбаум Л. И. Исследование Фаяз-Тепе в 1973 г. //Бактрийские древности. Л., 1976.
  2. Асанов А. А. Фаяз-тепа// Архитектура и строительство, 1976 г. № 9.

Акмаль Ульмасов

Pin It

Comments are closed.