«Алпамыш» – символ молодости

Выпуск №2 • 3837

«Алпамыш» – символ молодости

Героический эпос “Алпамыш”, состоящий из 14 тысяч строк, являясь уникальным памятником устного народного творчества, вот уже более тысячи лет сохраняет свою привлекательность и завораживающую силу, служа источником вдохновения для новых и новых поколений творцов.

Впервые он привлек внимание деятелей узбекского театрального искусства в 1942 г. Подготовка к празднованию 500-летия со дня рождения Алишера Навои и 1000-летия героического эпоса “Алпамыш” была отложена из-за начала второй мировой войны.

Театровед Владимир Волькенштейн, эвакуированный в Ташкент, в соавторстве с Тимуром Фаттахом создали идею и фабулу первой драмы “Алпамыш”. В этом произведении, состоящем из четырех действий и восьми картин, красной нитью проходит тема патриотизма. Алпамыш – это народный герой, защитник отечества, который воплотил в себе переживания и характерный драматизм простого человека.

В. Жирмунский писал, что “Алпамыш” невозможно модернизировать, его не надо подгонять под художественный вкус и идеологические требования современников, потому что сам дастан, сложные черты натуры его героев не позволяют этого сделать. В силу этого и в пьесе, созданной в героико-романтическом ключе В. Волькенштейном и Т.Фаттахом, не было искажения духа эпоса и его художественной сущности.

Однако пьеса по различным причинам так и не была поставлена. Вскоре после этого В. Виткович написал сценарий художественного фильма “Алпамыш”. Война остановила и съемки фильма.

Знакомство с этими произведениями, хранящимися ныне в Центральном государственном архиве Республики Узбекистан, обогащает наши представления о сценических и экранных интерпретациях дастана.

Первой сценической постановкой “Алпамыша” считается постановка по пьесе Сабира Абдуллы, написанная в 1942 г. Четырехчасовая музыкальная драма “Алпамыш” ставилась на летней сцене Узбекского государственного музыкального театра имени Мукими, находившейся в районе Джангох г. Ташкента (сейчас парк имени Абдуллы Кадыри). По желанию зрителей в первые три месяца она шла два раза в день. Люди восторженно аплодировали артистам Махмуджану Гафурову и Турсунали Валиеву, создавшим образ Алпамыша, а также Фарогат Рахматовой и Зейнаб Самиевой, сыгравших роль Ойбарчин.

Режиссер спе ктакля Музаффар Мухаммедов при трактовке образов и в постановке пьесы сохранил фольклорный подход, уделив особое внимание политико-воспитательному воздействию на зрителя. Он сконцентрировал внимание на таких качествах нашего народа, воплощенных в образе Алпамыша, как любовь к Родине, забота о мире и благополучии людей. Когда Алпамыш (артист Махмуджан Гафуров) въезжал на сцену, гордо восседая на настоящем коне, зрительный зал взрывался аплодисментами. Драматург Сабир Абдулла глубоко продумал характерные черты образа Алпамыша. Даже вражеские витязи под влиянием Алпамыша начинали бороться против угнетения и несправедливости на своей земле.

В 1952 г. дастан подвергается осуждению. Образ Алпамыша был неверно истолкован якобы за то, что он с пренебрежением относился к другим религиям и народам. Спектакль “Алпамыш” был исключен из репертуара театров.

По словам народной артистки Узбекистана Фарогат Рахматовой, исполнение хотя бы одной песни из музыкальной драмы “Алпамыш” на концерте или другом мероприятии порицалось. Актеры, занятые в главных ролях в этой драме, были отстранены от участия в других спектаклях, а Музаффар Мухаммедов был переведен в другой театр. (Но благодаря мужеству группы ученых удалось сохранить эпос “Алпамыш” для нашей истории). Однако постановки в театрах на его основе еще долго не создавались.

В 1999 г. в связи с празднованием 1000-летия создания героического эпоса “Алпамыш” один за другим стали появляться сценические произведения, жизнь которых по сравнению с постановками прошлых лет оказалась более продолжительной. В 1999 г. Усман Азим написал пьесу “Возвращение Алпамыша”, которую поставили в том же году в Андижанском и Сурхандарьинском областных театрах, а в 2001 г. к этой теме обратился Узбекский государственный музыкальный театр имени Мукими. В 2002 г. пьеса шла в Джетысайском драмтеатре имени Курманбека Жандарбекова (Казахстан) в переводе Аскара Кулданова.

Основное достоинство пьесы и поставленных по ней спектаклей в том, что зритель видит не безжизненные картины далекой истории, а сцены народного дастана сквозь призму отношений реальных людей. События на сцене развиваются так, как будто это происходит в наши дни.

Хотя пьеса Усмана Азима, например, начинается со сцены прощания Алпамыша и Ойбарчин режиссеры во вступительной части вводят бахши – сказителя дастана. Особенно интересны творческие находки режиссера Сурхандарьинского областного театра Мансура Равшанова во вступительной и заключительной частях спектакля. Действие, начавшееся сказанием бахши, завершается им же. Мелодии домбры и песни, звучащие за сценой в исполнении народного бахши Узбекистана Шоберды Болтаева, погружают зрителей в происходящее на сцене. Режиссер поставил пьесу в романтико-героическом ключе. Ансамбль актеров, задействованных в спектакле, глубоко прочувствовал возложенную на них задачу. Так, Рахим Маматалиев, сыгравший Култая, Бахадыр Рамазанов в роли Хаккул – бахши, Гульнара Равшанова в образе Кунтугмишбека сумели передать черты, характерные для народа. Хамид Арипов (Алпамыш) и Дильбар Файзиева (Ойбарчин) создали образы предков, жизнь которых и по прошествии веков служит примером верности, любви к родине, борьбе за честь, правду и справедливость.

Хаккул-бахши в конце спектакля так заканчивает свое повествование: “И вот Алпамыш, вернув себе страну, вместе с Барчиной достиг заветной цели. Пусть же и те, кто видел представление, также добьются успеха в своих благих намерениях”. Занавес закрывается. И только после этого сознаешь, что ты не являешься участником тех событий и находишься не в степях Сурхана. Режиссер Валиджан Умаров, поставивший спектакли в Узбекском государственном музыкальном театре имени Мукими и в Андижанском драмтеатре, начинает представление с сюжетов, отражающих бесконечный круговорот жизни. Бобо-бахши, пропевший вводную часть дастана “Алпамыш”, передает эстафету своему ученику Хаккулу-бахши. Взяв из рук учителя домбру, Хаккул словно дает клятву перед народом воспевать правду.

Маленькая девочка Барчиной и мальчик Хакимбек играют, бросая друг в друга яблоко, что является символом любви. Сцена, происходящая в момент, когда идет повествование о том, что они были обручены с рождения, увеличивает притягательность спектакля. Это свидетельствует о том, что В. Умаров глубоко продумывал каждую деталь и обстоятельно подходил к произведению. После вступления – одна из самых красивых сцен пьесы – прощание влюбленных. Ее мастерски сыграли актеры Мирза Азизов и Зулайхо Байханова.

    Алпамыш просит свою возлюбленную, чтобы в ребенка, который появится на свет, она вложила весь дух их рода-племени. Для Барчиной это повеление – превыше всего.
    Во время грабежа, устроенного рабами, Барчиной, плача, говорит своему сыну Ядгару, упавшему наземь от удара плети Ултана:
    Вставай, сынок! Если ты не встанешь, то где будет твой народ,
    Оставь меня! Мои кости раздроблены,
    Прорыв реку, не двигай гору, сынок,
    Ради того, чтобы не исчезло имя “узбек”, вставай, сынок!
    Ядгар (А.Узаков), мысленно перебирая в памяти семь поколений своих предков, получив у них благословение и силу, поднимает лук весом в 14 батманов и, громко рыдая, говорит: ” Я поднял, отец!” Без слез эту сцену смотреть трудно.
Когда на сцене появляется одетый как богатырь Алпамыш и берет из рук сына лук, зрительный зал долго аплодирует. Мирза Азизов, создавая этот образ, обращает внимание не столько на богатырский облик своего героя, сколько на его духовный мир, соответствующий этому внешнему величию, олицетворяющему мужество, честь и достоинство.

В вариантах сценической постановки “Возвращение Алпамыша” заслуживают внимания формы и методы, выбранные режиссером Валижаном Умаровым. Спектакль ставился совместно узбекскими и казахскими актерами на двух языках. Ойбарчин (Зулайхо Байханова) и Алпамыш (Галимбек Гаппаров) сыграли сцену прощания на казахском и узбекском языках, ведь язык любви един, а чувства преданности и верности не нуждаются в переводе.

Молодой актер Алишер Узаков сыграл роль Жадигера (Ядгар) на основе навыков и знаний, полученных в театре Мукими. Во время его встречи с отцом зритель ощущает волнение, которое он испытывает. Когда его отец – Алпамыш спрашивает сына на казахском языке о его роде-племени, то Жадигер отвечает ему на узбекском. Тогда он произносит: “Баурим!” (каз. – “родной мой”). Со слезами на глазах они бросаются в объятия друг друга.

В основу спектакля положена идея, заключающаяся в том, чтобы наши помыслы и взгляды на понятия “мир”, “свобода”, “дружба” и “добро” совпадали, независимо от языка, на котором мы говорим.

Еще два произведения, написанных к юбилею эпоса “Алпамыш”, – это “Лук и стрелы Алпамыша” драматурга Абдуллы Джаббара и пьеса “Алпамыш” Назима Туляходжаева для кукольного театра (название спектакля – “Крылатые люди”), ставшие не менее популярными, чем спектакль “Возвращение Алпамыша”. Причина их успеха в том, что они, передавая события тысячелетней давности, выражают сокровенные помыслы и чаяния многих народов.

Олтыной Таджибаева

Pin It

Comments are closed.