Мифы Запада и мифы Востока

Выпуск №3-4 • 1466

С1 по 20 октября 2005 г. проходила 3-я Ташкентская биеннале современного искусства. Инициаторы ее, как и биеннале-2001, 2003, – Академия художеств Узбекистана и хокимият г. Ташкента. 75 художников из 26 стран мира приняли участие в акции. С инсталляциями, видеопроектами, живописью, графикой и другими видами искусства можно было ознакомиться на экспозиционных площадках Центрального выставочного зала, Центра современного искусства, Национальной галереи и Караван-сарая культуры.В состав представительного международного жюри вошли: председатель – доктор Андре Иаков (Франция) – известный арт-критик, Мохсен Аттия (Египет), Хан Хен Сам (Корея) -председатель художественной Ассоциации современного искусства, Масут Фаткулин (Россия) – председатель исполкома Международной конфедерации союзов художников (МКСХ), Паулос Полис (Греция), Акбар Хакимов – академик АХ Узбекистана, доктор искусствоведения, Нигера Ахмедова -доктор искусствоведения (Узбекистан) 5 октября в Центре современного искусства в торжественной обстановке при громадном стечении народа были подведены итоги Ташкентской биеннале-2005. “Гран-при” выставки был вручен Ахмаду Надалиану Али (Иран); первое место присуждено Вячеславу Усеинову (Узбекистан); второе – Чанг Кил Хван (Корея).

В числе награжденных специальными призами: МКСХ (Россия) -ФайзуллахонАхмадалиев (Узбекистан); Ассоциации художников Кореи – Жамол Усманов и АХ Узбекистана – Коринна Шнитт (Германия). Дипломами МКСХ были награждены: Морган Шовалтер и Елен Дрисколь (США), Мария Долорес (Испания), Гилад Шахар (Израиль), Тафаф Халил Ибрахим Елабд (Египет), Барамбути Катарина (Греция), Коринне Шнитт (Германия), Давид Зарипов (Россия), Бабур Исмаилов и Александр Николаев (Узбекистан). Всем участникам биеннале были вручены дипломы. Мы предлагаем вниманию читателей материалы о выставке и впечатления о ней ее организаторов, участников и членов жюри.

Андре Иаков (Франция), председатель международного жюри: Это уже не первое мое участие в жюри Ташкентской биеннале, и мне хотелось бы в первую очередь подчеркнуть, что биеннале очень быстро и позитивно меняется. Прошлые две выставки и настоящая – очень разные, причем разница говорит в пользу последней. Замечательно, что на выставке представлены совершенно различные направления и стили, чувствуются амбиции молодых. Конечно, еще не выработался облик этого мероприятия, его специфика, стиль, но, может быть, это и к лучшему – значит, еще все впереди.

Отличительной чертой нынешней биеннале стало большое количество видеоработ, и это тоже один из ярких показателей быстро развивающегося художественного процесса в регионе. Всего лишь два года назад я высказал пожелание, чтобы художники обратили внимание на этот очень перспективный вид искусства, и вот я вижу, что мои пожелания осуществились. Кстати, думаю, что для художников, которые сейчас стали заниматься видеоработами, был небезынтересен мастер-класс, проведенный в рамках биеннале Коринне Шнитт из Германии. Важность новых, авангардных направлений искусства для вашего региона я вижу в том, что здесь, в Центральной Азии, очень сильны элементы и стереотипы

традиционного мышления, которые в определенной степени мешают продвижению вперед, вхождению в мировой художественный процесс. Узбекистанские мастера стремятся войти в русло общемировых тенденций, но пока то, что они делают, носит несколько маргинальный характер. От традиции трудно отойти безболезненно, и видео в этом, несомненно, очень помогает.

Важно также, чтобы биеннале была не просто отдельной инициативной акцией, необходима постоянная работа кураторов и художников, которая бы не прерывалась сразу после закрытия выставки. Что касается награждений, то хочу отметить, что дискуссия членов жюри по вопросам награждения носила очень спокойный, дружеский характер и прошла без разногласий. Собственно, признание первого места не является для меня столь важным фактом, главное, что состоялась сама выставка, обмен мнениями, творческими поисками. Выбор призеров – это всегда компромисс. Мы ставили перед собой цель не просто выбрать самое хорошее произведение, а подчеркнуть своим выбором те тенденции, которые отражает работа-победительница. В этой связи, думаю, не случайно Гран-при биеннале получила видеоработа.

Я искренне поздравляю всех участников биеннале с этим подлинным праздником искусства и хочу пожелать, чтобы на следующей выставке это великолепное зрелище, которое мы наблюдали в залах, вышло за пределы стен, на улицы города, чтобы более активно была представлена скульптура. И, главное – мира и спокойствия всем нам. Ахмад Надалиан Али (Иран), участник выставки, Гран-при: Мое решение приехать в Узбекистан было связано с глубоко личными эмоциями. Я давно, еще со студенческой скамьи, изучал искусство вашего региона, особенно периода Темуридов, использовал какие-то классические элементы наследия в своем творчестве. Я убежден, что артефакты прошлого очень важны для осмысления настоящего. Я счастлив, что моя родина – Иран, но вместе с тем у меня очень теплые чувства к Узбекистану, потому что наши предки родом из степей Центральной Азии. Нас связывает очень много общего, история

и культура наших народов нераздельна. Все эти чувства, которые я питал к вашей стране, особенно усилились после приезда сюда. Я привез для участия на биеннале свою видеоработу “Смерть рыбы”. Сейчас видео-арт – один из самых популярных видов искусства в Иране, несмотря на то, что появился в нашей стране всего лишь пять-шесть лет тому назад. В целом в творчестве я предпочитаю комбинации видео, инвайроментов и инсталляций, которые очень интересны своей возможностью сочетать форму, звук, пространство, движение Темы, которые мне наиболее близки, связаны с природой, защитой окружающей среды, экологическими аспектами. Это вечные темы. Они могут быть поняты и приняты в любой точке земного шара. Мои работы – это стремление послать импульс из прошлого в будущее с помощью медиа-искусства. Хочу поблагодарить за признание моей работы и пожелать удачи всем жителям вашей республики.

Вячеслав Усеинов (Узбекистан), художник, 1-е место: Я искренне рад, что моя работа привлекла внимание жюри и была удостоена первого места. Это – в первую очередь признание моего творческого потенциала. На биеннале я представил объемную композицию “Константа”, в которой совместил два начала -традиционную живопись и инсталляционный объект. Сама инсталляция “Константа” – спираль из гигантских обгорелых спичек, уже была представлена на недавно прошедшей в Ташкенте выставке актуального искусства “Констелляция” благодаря финансовой поддержке Швейцарского агентства по сотрудничеству и развитию. На этот раз она дополнена живописными произведениями из цикла “История одной картины”, которые выполнялись в течение последних 11 лет. Сами по себе инсталляция и живописные работы самодостаточны, но такой подход, объединяющий живопись и современные тенденции искусства не только формально, но и на

содержательном уровне, показался мне интересным. Сочетание почти ювелирной выписанности пейзажей, передающих марево солнечного дня, и брутальной спиральной композиции для меня в определенном смысле провокативно и призвано создать эмоциональный фон, переживания, которые, собственно, и являются основной целью любого творческого акта. Насколько моя идея удалась – судить зрителям. Я посчитал необходимым сопроводить каждую часть композиции авторскими аннотациями, поскольку слово для меня – такой же полноценный акт творческого самовыражения, позволяющий передать настроение, возникающее при создании работы.

Участие на подобных международных форумах чрезвычайно важно для любого художника. Важен здесь также диалог с сообществом художников, их отношение к тому, что ты делаешь, выраженное через их собственные поиски и находки. Такой диалог, по сути, и определяет дальнейшее развитие искусства. В этом плане мне были очень интересны многие работы, в частности, объект польской художницы Александры Гиерага, представляющий собранные в один объем (в том виде, в котором они хранятся в фондах) картины. Привычным на первый взгляд вещам вдруг придается необычное звучание, превращающее их в самоценный художественный объект. Работы призера прошлого биеннале Улана Джапарова также интересны в контексте нашего времени. Как всегда, пропитана духовной энергетикой инсталляция Джамола Усманова. Общение, взаимодействие, взаимообмен творческими идеями, восприятие иных точек зрения – вот безусловная ценность подобных художественных выставок, и я, пользуясь случаем, хочу выразить благодарность организаторам за ее проведение. Я знаю, например, чем дышат наши, узбекистанские, мастера, но приезд художников из других стран позволяет увидеть и понять и иные точки зрения на поиски путей развития искусства, которые дают заряд энергии для дальнейшей творческой работы.

Пако Меся, Лола Маразуела (Испания), участники выставки: Это наш первый визит в Ташкент, и, конечно, все происходящее представляет для нас несомненный интерес. Выставка привлекает, прежде всего, своим разнообразием как по составу стран-участниц, так и по представленным на ней работам, отражающим современные тенденции мирового искусства. Надо сказать, что сегодня в художественной жизни Испании популярны самые разнообразные направления, прежде всего авангардные – видео-и фото-арт, инсталляционные проекты и т.д. Так, видео-арт появился у нас еще в 1970-х гг., но свое активное развитие получил лишь в 1990-х. Сегодня – это один из наиболее актуальных видов творчества, ставший уже международным. Живопись в том традиционном понимании, которая известна по полотнам классиков, не столь востребована у нашей молодежи, предпочитающей оперировать новыми средствами выражения, причем необязательно связанными с техническим обеспечением. Например, на Венецианской биеннале испанский художник Сантьяго Сера представил закрытый затемненный павильон с одним входом, но без выхода, что символизировало в его представлении жестокость жизни, безысходность ситуаций, в которые мы иногда попадаем. Такие моменты, связанные с социальными аспектами, волнуют наших художников, но на первом плане все же находятся темы, далекие от кризисных моментов; в искусстве в основном превалируют такие понятия, как альтруизм, гуманизм, беспечность жизни. Так, видеоработа Лолы Маразуелла “Специальный концерт” связана с экспериментом в оперном театре, когда пять певцов пытались с помощью высоких звуков своих голосов создать резонанс, способный разрушить хрупкие башни, возведенные из стеклянных бокалов, стаканов и ваз.

Хан Хен Сам (Корея), член международного жюри, участник выставки: Я являлся участником всех трех Ташкентских биеннале, поэтому, исходя из собственного опыта, могу оценить те изменения, которые произошли на нынешнем представительном форуме. Если первая выставка была по идее несколько расплывчатой, то вторая отличалась уже большей организованностью. Что касается нынешней выставки, то она превзошла все мои ожидания. Она вдохновляет свом размахом – приглашены участники из многих стран, что наглядно подтверждает ее международный статус, а также диапазоном представленных работ – разножанровых и очень интересных. Считаю, что представленные здесь инсталляции, различные масштабные композиции, видео- и фотоработы, живопись, графика сделают честь любой международной биеннале. Я не только член жюри, но и участник выставки (мои фотоработы связаны с темой природы), поэтому мне хотелось бы отметить также удачную экспозицию. Очень интересны произведения узбекистанских художников, отражающие современные реалии жизни, поиски новых средств выражения. Каждый раз восхищаюсь их творческим подходом, позитивным философским смыслом, высоким уровнем исполнения. Что касается Кореи, то у нас тоже все более популярными становятся новые актуальные формы, такие, как инсталляции, видео-, фотоработы и т.д. Безусловно, один из перспективных видов современного искусства – видео-арт. Его основателем является корейский художник Пек Нам Чжун, который в настоящее время живет и работает в Америке. Благодаря ему видео-арт приобрел статус самостоятельного вида искусства, со своими отдельными направлениями. История развития видео-арта короткая, но, судя по тому интересу, который проявляется к нему во всем мире, с ним связаны далеко идущие перспективы.

Как член жюри, считаю, что при выборе победителей мы должны учесть разноплановость представленных работ и охватить все направления, отдав приоритеты по одному произведению из каждого, например, видео-арт, живопись, инсталляция. Не скрою, мое внимание привлекла композиция “Константа” В.Усеинова, представленная в Центральном выставочном зале. Она очень многоплановая, эмоциональная, наталкивает на размышления о сущности бытия. Думаю, каждый может интерпретировать ее по-своему. Вместе с тем она очень интересна с точки зрения материалов, фактуры, техники исполнения, общей композиции, световой поддержки. Хочу пожелать успехов всем участникам биеннале.

Мохсен Аттиа (Египет), член международного жюри:

Выставка производит удивительное впечатление! В первую очередь, поражает тот факт, какими быстрыми темпами развиваются художественные процессы, появляются все новые направления в Узбекистане. Когда я приезжал в Ташкент шесть лет тому назад, подобных тенденций, связанных с авангардными направлениями искусства, здесь еще не было. Сегодня же биеннале демонстрирует высокий уровень искусства, в том числе узбекистанского, широкий состав участников, которые привезли работы, актуальные для мирового искусства.

Роль биеннале в деле активизации художественной жизни трудно переоценить. У нас в Египте проведение биеннале началось еще в 1940-х гг. в таких городах, как Александрия и Каир. Приезжали известные в мире мастера, устанавливались творческие связи. В результате бурными темпами стали развиваться самые разные течения – абстракционизм, сюрреализм, символизм. Сегодня палитра различных направлений, конечно, гораздо шире, и мы можем убедиться в этом, пройдя по выставочным залам Ташкента.

Отрадно, что на выставке представлено очень много произведений молодых художников. Может быть, им еще не всегда хватает опыта, особенно если сравнивать их работы с работами участников других международных биеннале, однако высокий творческий потенциал несомненен.

Особо хочу отметить интерес к видеоработам, который четко определился на данной биеннале. Интерес к этому виду искусства сегодня высок во всем мире, и отрадно, что представители стран центральноазиатского региона очень активно работают в этом направлении. Может быть, у зрителей могут возникнуть опасения, что видеоработы со временем вытеснят такие традиционные виды искусства, как живопись, графика, однако я не склонен разделять эти опасения. Я уверен, что различные направления искусства дают толчок для новых художественных решений, а не заменяют одно другим. Живописец, глядя на видеоработы, всегда может почерпнуть для себя какое-то новое видение темы, способы ее воплощения, и, соответственно, наоборот. Я, например, твердо верен своим приоритетам – живопись и коллаж. Глубоко убежден, что этот замечательный творческий форум будет способствовать диалогу культур, дальнейшему процветанию искусства Узбекистана.

Виктор Мизиано (Россия), главный редактор “Художественного журнала”, гость биеннале: Все мы – свидетели неоспоримого события – Ташкентская биеннале встает на ноги. Если какое-либо событие проходит уже в третий раз, значит, есть уверенность, что оно состоялось. Конечно, полноценного диалога с уже признанными международными форумами – стамбульским, лионским и проч. – еще нет, ведь состояние ташкентского проекта находится пока на стадии запуска, но прогресс очевиден. Его преимущества я вижу в следующем: ташкентская биеннале презентирована как интернациональное, а не локальное событие, это уже вызывает к ней повышенный интерес. Например, в Америке проводится известная Whitney биеннале, провинциальная, локальная по своему определению. Ташкентская же мыслит себя как интернациональная.

Тем не менее эпицентр ташкентской биеннале все же находится в собственном, восточном регионе – здесь представлены такие страны, как Иран, Азербайджан, Киргизия, Таджикистан, Казахстан. Они еще не столь активно вошли в мировую систему подобных международных выставок, и их участие придает ташкентской биеннале отличительные черты. Да, здесь есть представители Америки, стран западной Европы – Польши, Германии, Испании и т.д., однако именно привлечение еще не столь охваченного восточного региона и вызывает интерес к данному международному форуму. Такой состав участников, определивший нишу ташкентской биеннале, интересен, думаю, всем, именно поэтому возникает желание приехать, принять участие в вашем форуме.

Что касается дальнейшего существования биеннале, то его организаторам в первую очередь надо задуматься о том, как, в какую сторону двигаться дальше. И это вопрос достаточно серьезный. Дело в том, что на сегодняшний день в мире существуют разные модели проведения биеннале. Например, специфика венецианской состоит в сочетании главного проекта и различных национальных представительств. В Стамбуле биеннале готовит один куратор, каждый раз новый, который и задает тему, определяет характер очередной выставки. Известная биеннале “Манифеста”, организуемая специальным комитетом, представленным в Амстердаме, проводится каждый раз в каком-либо другом городе, что также придает ей определенный колорит. Как видите, существуют разные модели, и, конечно, Ташкенту надо выработать свою собственную. Будет ли она строиться на соотношении региональных и интернациональных элементов, будет ли целесообразна или нет определенная тема, объединяющая участников, – покажет время. Хочу подчеркнуть, что оригинальность биеннале – не только в ее геополитических ориентирах, сегодня этого недостаточно, главное – надо выработать собственную модель проведения. Это серьезный вопрос, который встает не только перед узбекистанскими кураторами. У нас в России на эту тему проводят конференции, идут дискуссии. То есть проблемы роста, связанные с художественной жизнью, актуальны не только для вашего региона.

Другой важный момент, который хотелось бы подчеркнуть: работа биеннале не должна прерываться в двухгодичном промежутке между выставками. Процесс работы должен быть постоянным. В принципе неверно, когда все сводится только к выставкам раз в два года. Таким образом, мне хотелось обозначить наиболее актуальные, на мой взгляд, проблемы и вопросы – как вести и надо ли вести работу биеннале в перерывах между выставками, должен быть один куратор биеннале или каждый раз это должны быть разные люди, нужен ли концептуальный стержень выставки. В целом считаю, что прошедшая биеннале – это важное достижение художественной жизни Ташкента за последнее время, оно отстояло себя как событие международного масштаба. Теперь надо думать о том, как сделать его оригинальным и интересным для мира.

Акбяр Хакимов, академик Академии художеств Узбекистана, член жюри: Это уже третья по счету биеннале, и, конечно, этот количественный показатель очень важен, он свидетельствует об уже устоявшейся традиции. Следует также отметить, что на этот раз на выставке представлено больше стран, чем раньше. Но главное, безусловно, не в цифрах, главное – ее качественный уровень, который разительно отличается новизной идей представленных проектов. Примечательно, что эта биеннале проводилась в нескольких выставочных залах, каждый из которых представлял определенное направление. В Центральном выставочном зале находился стержневой блок концепции выставки – инсталляции, видеоработы. Думаю, что именно эта часть экспозиции вызвала наибольший зрительский интерес. Этот факт имел резонирующее влияние не только на зрителей, но и на членов жюри. Поэтому не случайно основные призы были вручены тем художникам, кто был представлен в ЦВЗ.

Надо отметить успех узбекистанских художников, которые, на мой взгляд, выступили не на вторых ролях. По сути дела, они во многом определяли тональность новаторских поисков. К числу таких лидеров я отнес бы Джамола Усманова, Вячеслава Усеинова, Файзуллыхон Ахмадалиева. В их проектах воплощено не просто ремесленное мастерство, но умение мыслить, рассуждать. Каждое произведение этих авторов говорит об их гражданской позиции, о неравнодушии к социальным проблемам и явлениям, стремлении воздействовать на мир. Очень интересными работами был представлен центральноазиатский регион в целом, и, конечно, страны дальнего зарубежья.

Эта выставка, помимо несомненного эстетического значения, имеет импульс для дальнейшего развития национального искусства в его авангардных формах, адекватных тенденциям мирового художественного процесса. В числе позитивных новаций на данной биеннале хотелось бы отметить прошедшие мастер-классы, направленные на активизацию информационного обмена.

Следует подчеркнуть, что успех любой биеннале во многом зависит от концепции, предложенной куратором. В этом плане большая заслуга принадлежит Нигоре Ахмедовой, инициатору, куратору Ташкентской биеннале, которая с каждым разом пытается развивать выставку в сторону ее качественного улучшения. Конечно, были и шероховатости, связанные с организационными процедурами, в частности, надо более четко и продуманно проводить процедуру вручения наград. Однако в целом этот подлинный праздник искусств удался. В числе пожеланий – вовлечь как можно больше участников при дальнейшем проведении биеннале. Возможно, было бы целесообразно выйти за стены выставочных залов на улицы города, разместив проекты в ландшафтной среде. Нигера Ахмедова – доктор искусствоведения, куратор 3-й Ташкентской биеннале.

Nigora Akhmedova, Doctor of Arts, Curator of III Tashkent Biennale.

О задачах и идеях

Ташкентская биеннале проводится уже в третий раз, что позволяет оптимистично считать ее традиционной. Когда говорим о задачах, нельзя забывать, что почти все биеннале проводятся при государственной поддержке, имеют, помимо художественных, важные культурно-политические задачи. Это редкий случай, когда прогрессивные современные тенденции, порой рискованные проекты и кураторские инициативы поддерживают и работают на положительный имидж государства, показывая его толерантность, прогрессивную культурную политику. И это тем более важно, что ориентация биеннале на актуальное искусство – сложное, элитарное, многими не принимаемое, признается, легитимируется, на его развитие выделяются немалые средства из госбюджета. Более того, многие учреждения, государственные структуры помогают, активно подключаются к решению сложнейших вопросов организации международной выставки.

Естественно, что с каждым разом необходимо набирать обороты, расширять географию участников и самое главное – усиливать концептуальную часть выставки. В этом году она прошла в другом формате – были задействованы все выставочные площадки Ташкента, более 70 участников показали свои работы в ЦВЗ, ЦСИ, Караван-сарае культуры, Галерее изобразительного искусства.

Как считают специалисты, если выставка состоялась трижды, то она уже определилась в каких-то своих принципах и ориентациях. Все биеннале имеют свои сверхзадачи, и мы при организации Ташкентской биеннале учитываем как наши внутренние проблемы, так и внешний контекст. Прежде всего, необходимо подключаться к новым тенденциям, приобщать наших художников к ним. Это приведет к интеграции Узбекистана в систему международных проектов, заинтересует кураторов. Не секрет, что многие наши художники не реагируют на быстро меняющийся мир, сами себя словно изолируют от новаций, пассивны к поискам. Как говорит известный французский критик А.Наков, “этот новый мир создает свою систему впечатлений, которые отражать классической Венерой абсолютно невозможно”. К сожалению, я наблюдаю, что у многих художников однажды найденный успешный прием в картине, тем более, если она продалась, становится пределом развития и началом самоповторов. Биеннале не преследует коммерческих целей, но это площадка, где можно хорошо показаться, проявить свой смелый поиск. Поэтому мы выбрали ориентацию в сторону поддержки и продвижения проектов актуального искусства, новых технологий. Вполне закономерным оказалось номинирование на Гран-при 3-й Ташкентской биеннале иранского художника Ахмада Али Надалиана, выразившего в своей видеоработе актуальные экологические проблемы на основе традиционных иранских мифопоэтических представлений.

Видео, которые демонстрировались на биеннале (художников из России, Испании, США), представляли различные тенденции в этом виде современного искусства. В то же время можно было почувствовать, как этнокультурная ментальность “мерцает” в новых формах и технологиях, наследие просвечивает сквозь цитаты, объясняя на практике такое понятие постмодернизма, как палимпсест. Как верно отмечает В. Мизиано, видео, “многое взяв от визуальной агрессии кинематографа, обладают неведомой ранее современному искусству суггестивной силой: восприятие масштабных видеопроекций в ограниченном и затемненном пространстве есть на самом деле мощное эмоциональное испытание (этого не ведали ни реди-мейд, ни объект, ни даже традиционная инсталляция).

То, что казалось абсолютно исторгнутым из режима существования современной образности – катарсис, созерцание, вчувствование, – вновь возвращается в видеобоксы”. Таким образом, мы старались пригласить зарубежных видеохудожников, которые работают нетрадиционно. Показать, как художники Запада и Востока, собранные в одном выставочном пространстве, как говорится, “здесь и сейчас”, каждый по-своему – носитель богатейших пластов собственной культуры и каждый выражает важные проблемы нашего времени на языке современного искусства. Поэтому впервые отбор происходил на основе общей темы – “Мифы Запада и мифы Востока”. Эта широкая всеобъемлющая тема позволила включить произведения самых разных творческих идей. Ведь все искусство – древнее и современное – словно погружено в миф. У каждого свои история, круг образов, мифы. Западное сознание стремится к демифологизации, и, отказываясь от одних, постоянно порождает новые мифы. Восточное сознание словно пребывает в мифе, традиционно сохраняя привязанность к одним историко-культурным мифологемам. Все эти контрасты можно было увидеть на выставке.

Я заранее отправила тему участникам, многие специально подготовили проекты, у других были уже работы, которые могли соответствовать теме. Например, художница из Греции Катарина Барамбути специально создала перфоманс, в основе которого – собственного сочинения миф, исполненный ею на открытии. Фотоработы Мантии Альбани (Греция), изображающие нетуристические части Афин, также по-своему демифологизировали образ прекрасного города-музея. А проект Чанг Кил Хван “Стена истории” в несколько провокативной форме “снимал” налет идеализации в мифах о великих персонажах истории.

Раньше, когда мы только становились на ноги, нас никто не знал, мы приглашали по странам. Важно было иметь в списке ту или иную страну. Теперь есть возможность выбирать из числа участников. Но все равно эта проблема остается весьма актуальной, нам еще трудно войти в систему раскрученных структур биеннале, нелегко переломить снобизм многих западных художников. Трудно подготовить и техническое оснащение зала, все то, что нужно для проектов художников.

Большую помощь нам оказывает сокуратор выставки – известный исследователь и арткритик из Франции Андрэ Наков. Он сам лично привез работы американской художницы Элен Дрисколь, возглавил международное жюри. Важно, что он видит потенциал нашей Биеннале и наших художников, которые, по его мнению, постепенно находят свою “нишу” в современном искусстве. Вот такая деталь. 5 октября 2005 г. в Париже, в Центре Жоржа Помпиду должна была открыться грандиозная выставка “Дадаизм”. Однако Наков – один из ее организаторов и авторов каталога, все же решил приехать и поддержать биеннале в Узбекистане.

Очень важным для нас был приезд и мастер-класс куратора из России Виктора Мизиано. Он, как известно, – автор кураторских проектов России на Венецианской биеннале, в Сан-Паулу, “Документе”. Мизиано рассказал о своем опыте междисциплинарного проекта – интеллектуальной лаборатории художников, философов, о поисках форм внеэкспозиционной работы с художниками. Откровенно скажу, что одни художники открыли для себя совершенно новый уровень творческого эксперимента, заинтересовались им, другие – не воспринимали, выходили из зала. Мизиано впервые в Ташкенте, некоторых художников он знает, но в целом наша артсцена была ему не известна. Его рассуждения о принципах самых различных биеннале, о том, как нам определяться, считаю очень конструктивными. В то же время он был несколько удивлен консервативностью взглядов на искусство, а также тем, что почти нет у нас художников видеоискусства.

О среде

Такого масштаба культурное событие, как биеннале, – это не только акция, имеющая значение для художников. Ее, на мой взгляд, нужно воспринимать как мощнейший прорыв нашей страны, уникальная возможность общения, диалога, которого мы раньше были лишены. Возможность увидеть, как работают зарубежные коллеги, о чем думают, как воспринимают твое искусство. Сравнение, как известно, корректирует самооценку, ставит все на свои места. Однако мой опыт работы над этим проектом показывает, как одни наши художники сопротивляются новому, не хотят видеть другое искусство в залах. А ведь только один раз в два года можно увидеть видео, проекты, а в остальное время все залы показывают традиционно картины. Другие – не могут смириться с тем, что давно осталась в прошлом практика худсоветов и есть куратор, которому даны полномочия для отбора работ. Я постоянно говорю, что мы все должны извлекать максимальную пользу от этой международной выставки, а не смотреть с завистью или как на соперников на художников из других стран. Ведь это – возможность расширения поля нашей деятельности. Это – мастер-классы для наших учебных заведений, встречи со студентами, для прессы – материалы и статьи, для искусствоведов и журналистов – контакты, опыт, для ТВ – новые лица и имена. Когда мы все станем относиться профессионально к делу, сотрудничать, лишь тогда будет создана настоящая творческая атмосфера.

Pin It

Comments are closed.