Путь к самопознанию

Выпуск №2 • 1085

В чем проявляется своеобразие творческой индивидуальности художника? Этот вопрос был актуален всегда. В Узбекистане еще с тех пор, как в 20-е годы прошлого столетия стали развиваться традиции европейской школы живописи, остается открытым вопрос: “По какому пути мы идем?” Причем в прессе то и дело мелькают уже готовые ответы. Одни искусствоведы считают, что, опираясь на собственные традиции, мы должны быть ближе к тенденциям мирового искусства; другие определили это направление в русле синтеза традиций Запада и Востока.

Третьи считают необходимым ориентироваться только на собственные корни, тяготеют к сугубо “восточному” стилю. Каждая из этих позиций имеет право на существование, хотя ни одна из них не дает окончательного ответа на поставленный вопрос.

Говоря об индивидуальности, не следует упускать из вида основополагающие моменты, оказывающие влияние на ее формирование. Главными определяющими моментами в творчестве художника, в выборе его собственного стиля всегда были и будут образ жизни и место в ней самого художника, события, связанные с детством, воспоминаниями из прошлого, а также генетическая память, воплощенная в истории, легендах, преданиях народа.

В европейской и русской живописи, к примеру, сильна позиция, связанная с обращением художников к сюжетам из “Библии” и других духовных книг. Именно библейские сюжеты положены в основу творчества таких великих художников, как Рафаэль, Леонардо да Винчи, Микеланджело и др.

На Востоке обращение к религиозной традиции также было одной из характерных черт художественного процесса. Об этом свидетельствуют памятники, имеющие отношение к культуре манихейства, буддизма, зороастризма, номадизма, – скульптура, образцы настенной живописи. В эпоху ислама изобразительная традиция сохраняется в основном при оформлении рукописных книг. В современный период традиции средневековой миниатюры возрождаются в новых формах, в том числе станковых. В творчестве сегодняшних художников мы видим работы, в которых делается попытка создания новой действительности посредством использования традиций европейского изобразительного искусства и искусства миниатюры. Некоторые наши художники обращаются к синтезу миниатюры Средней Азии и древнеуйгурской и китайской графики. Здесь, в частности, уместно отметить творческие поиски Лекима Ибрагимова.

Многих отечественных художников, таких, например, как Б. Бобоев, Ш. Абдурашидов, А. Мирзаев, В. Зияев вдохновляет творчество Ван Гога, Поля Гогена, которые, в свою очередь, творили под впечатлением искусства восточной миниатюры.

Известный мастер кисти Чингиз Ахмаров выбрал путь синтеза миниатюры и раннесредневековой настенной живописи Средней Азии. Молодежь в своем творчестве зачастую обращается к образцам народно-прикладного искусства (ковер, сюзане, курок и т. д.), используя его формы и элементы (А. Нур, О. Козоков , Х. Зияханов).

Такие подходы были характерны и для поисков художников 20-х гг. прошлого века (А. Волков, У. Тансыкбаев, Н. Карахан, О. Татевосян). Нынешнее поколение художников, развивая эту традицию, создает работы, имеющие глубокий философский смысл, отличающиеся своеобразной игрой красок. Некоторые художники предпочитают творчество, европейское по форме, но восточное по духу и содержанию (А.Абдуллаев, Р.Ахмедов, М. Набиев, Н. Кузыбаев).

Получив европейское образование, зачастую художник осознает, что овладевает лишь техникой живописи. Однако некоторые из них всю жизнь не могут избавиться от воздействия и влияния европейского образования, в результате искусственным образом делают упор на восточные элементы и детали. Но здесь следует помнить о Месте и Времени, которые не подвластны никаким веяниям. Скажем, в начале ХХ в. Ташкент познавал европейскую культуру, в то время как в Бухарском эмирате, куда российское влияние еще не проникло, в большей степени сохранились традиции мусульманской культуры. Но правда и то, что в отдаленных, провинциальных районах в образе жизни населения, его культуре встречались еще более архаичные элементы – традиции огнепоклонничества, шаманизма, буддизма. Такова реальная действительность.

Мы открываем свое “Я”, индивидуальность, формируем свой почерк, исходя из окружающей нас реальности, из подсознания, в котором и существует это самое “я”.

Правда, большой поток информации, урбанизация, глобализация и тому подобные изменения, сильно воздействуя на психику, служат ослаблению, нивелированию индивидуальности, но в то же время встречают большое сопротивление в подсознании. Этот процесс невольно проявляется и в творчестве. Например, у казахских художников, получивших образование в европейских и русских традициях, имеются произведения в духе шаманизма, и это неслучайно. Несмотря на влияние европейской культуры, на многовековое господство ислама, в образе жизни, духовной и материальной культуре казахов существуют элементы шаманизма, перешедшие от предков и сохранившиеся в подсознании, что сегодня отражается и на процессе художественного творчества.

Молодые художники Ташкента, родом из различных областей республики, в своих произведениях пишут на дорогую им с детства тему – жизнь людей в кишлаке, природа родного края. И это естественно. В то же время у них мало работ с натуры, основанных на непосредственных жизненных впечатлениях, воспоминаниях, в их работах мало индивидуального подхода, взгляда через призму своего “я”. Почему так? В этот вопрос немного ясности внес в 1980-е годы молодой художник Шухрат Абдурашидов.

Если в его ранних работах чувствуется влияние русского художника Виктора Попкова, армянского художника Минаса Аветисяна, то в картинах более позднего периода (“Утро”, “Двор”, “Гулжахон”, “Мать”) образы, запечатленные в подсознании, сохранившиеся в душе с детства, были воплощены в его работах в своеобразной манере, присущей только самому художнику: его герои одухотворены, их волнение передается и зрителю.

В творчестве художников, проживающих на юге нашей республики, можно проследить влияние элементов огнепоклонничества, ислама, шаманизма и даже эллинизма. В определенный период времени здесь развивалась культура греков – завоевателей Бактрии, эфталитов, арабов, монголов. Если учесть этот исторический фон, то нетрудно заметить, что в состав народа включались разнообразные этнические группы, что тоже определяет специфические особенности генофонда.

Различия в образе жизни всех регионов нашей республики, этнографии, антропологии, психологии, культуре, одежде, музыке, прикладном искусстве, устном народном творчестве, даже разнообразие блюд – все бросается в глаза, напоминая красивый букет из разнообразных цветов. Выросший в этой своеобразной обстановке художник, оказавшись в большом искусстве, бросает особый внимательный взгляд на прошлое, на ту среду, в которой он жил. Эти корни дают возможность выйти в свет кладези подсознания, скрытой в самой природе. Вспомните работы Рузы Чарыева 60-70 годов прошлого века: серию “Люди Сурхандарьи”; или В. Ахунова 80-х годов: серию “Ферганская долина”; скульптора Азамата Хатамова “Люди Сурхандарьи” серия скульптур и графических работ, наманганского художника Акмаля Нура “Путь к себе” (серия выставок). Иронично насмешливые работы Тельмана Мухамедова – это философско-символический взгляд на прошлое и настоящее, не так ли?

Насколько художник отдаляется от своего “я”, своей индивидуальности, настолько он попадает под влияние других мастеров. В результате вместо того, чтобы проявлять свой личный взгляд, свое отношение к этому миру, он не идет дальше повторения, с незначительной лишь разницей, мира других мастеров. Как линии на пальцах каждого человека никогда не повторяют одна другую, так и в творчестве один и тот же объект может отражаться в миллионных точках зрения. Для этого приходится постоянно убеждать себя в необходимости открытия своего “я”. Но каким образом, как можно раскрыть свое, индивидуальное видение – этот вопрос звучит постоянно, но дать на него окончательный ответ не удавалось еще никому. Потому что проявление, открытие своего “я” у каждого художника происходит по-разному.

Для осознания этих поисков могут быть различные причины. Стоит только вспомнить – как появились на свет великие произведения: к их сотворению причастны и божественные силы, и генофонд художника, его квалифицированные знания, взгляды, поиски. Может быть, в отсутствии всех вышеперечисленных факторов тоже можно открыть свое “я”, но в этом случае круг открытий будет ограниченным и уровень таланта – иным. Говорят: “Мудрые слова делают умного человека умнее, глупые остаются без изменений”.

Когда речь идет об индивидуальности, своеобразии внутреннего мира нашей молодежи, то, независимо от уровня таланта, им необходимо настойчиво искать пути самоопределения. Лишь этот путь поможет обрести собственное место в искусстве.

Нодир Норматов

Pin It

Comments are closed.