Cуфийская притча и актуальное искусство

Выпуск №2 • 1144

На состоявшемся в ноябре 2004 г. Национальном фестивале изобразитель-ного искусства страны при содействии фонда “Форум культуры и искусства Узбекистана” и АХ Уз проект Джамала Усманова “Долина познания” был отмечен специальным призом фонда.

Бог являет Себя лишь в той степени , в какой искатель способен выдержать Его сияние
Хираз (1, с. 32 – 34)

Каждый народ хранит в тайниках духовного наследия и культуры cвои представления об идеалах, надеждах, высших ценностях и “Золотом веке”. Эти мифы, архетипы в течение веков вплетались в структуру фольклора, затем проявлялись в творчестве поэтов и сказителей, отражались в искусстве, являя собой грань некогда грандиозной мифологической “картины мира”, которая не исчезает из “культурной памяти”, но в определенные периоды заявляет о себе более отчетливо и всегда по-новому.

В 1990-е гг., когда в нашем обществе актуализировался интерес к традиционным идеалам, философским и религиозным основам узбекской культуры, можно было наблюдать, как весь этот уникальный пласт начал оригинально воплощаться в творчестве художников.

В произведениях Джамола Усманова стремление к истокам наследия получило импульс от увлечения философией суфизма. Основы ее он постигал, изучая произведения средневековых поэтов Востока – имама ал-Газали, Аттара, Навои, Руми. Творение поэтов-суфиев в понимании Усманова – это удивительный сплав религиозных идей, философии и утонченной поэзии. Через них художник открыл в своем творческом сознании возможность выражать мистические идеи, потаенные мысли.

Первоначально в полотнах Дж. Усманова олицетворение божест-венного начала, проявление его высших сил раскрывается через природу. “Как в мистической поэзии, она несет в себе важнейший семантический смысл, но более всего ее значение в картинах художника сильно своей поэтической, сугубо лирической, полной душевных откровений интонацией”, – отмечает Н.Ахмедова (2, с. 150). Главным в серии картин художника “Долина одиночества”, “Долина созерцания”, “Долина познания”, “Влюбленные” является образ птицы – символа души суфия, согласно мусульманской поэтической традиции. Начавшийся в творчестве Дж. Усманова интерес к поэзии Алишера Навои получил свое дальнейшее развитие. В основу новых произведений художника положена поэма А. Навои “Лисонут-тайр” (“Язык птиц”) (3, с. 401 – 402), наполненная сложной религиозной и поэтической символикой. В ее основу положена одна из самых знаменитых суфийских притч, в которой повествуется о тридцати птицах, являющихся символом человечества.

Они предпринимают духовное путешествие в поисках Бога. Семь долин: Искания, Любви, Познания, Безразличия, Единения, Смятения, Отрешения – метафоры ступеней Познания и духовного очищения. Их должны преодолеть птицы на этом Пути, который они долго не могли обнаружить, начав поиск в Долине Исканий. Однако поняв, что ошибались, они стали искать разгадку ко всем тайнам и секретам мира в Долине Любви, посчитав ее своей конечной целью. Но в конце Пути они поняли, что ключ к тайнам мира лежит не в процессе Искания и не в чувстве Любви, а в Познании Истины. В семи картинах Дж. Усманова эта легенда нашла свое символическое воплощение.

В конце 90-х гг. Дж. Усманов начал развивать свои идеи в формах contemporary art, или актуальном искусстве. Как отмечает исследователь постмодернизма в современном искусстве Центральной Азии Н. Ахмедова, поиски художника были связаны с оригинальным синтезом принципов постмодернизма с философской и поэтической традициями ислама. Переход от традиционной живописной (станковой) картины к концептуальному опыту впервые проявился в проекте художника “Путь познания духа” (2001).

Это был первый в Узбекистане опыт большого проекта (инвайромент), включавшего живопись, инсталляции, ассамбляж, пространст-венные объекты. Дж. Усманов сделал инсталляцию в зале: живая, нежная и сочная трава, рядом – осенние листья, затем – уголь, пепел, которые выражают, по мысли художника, идеи цикличности мира, жизни человека и природы. Затем он создал проекты “Мираж” и “Жажда” (2001), в которых произошел окончательный выход художника за традиционные живописные формы и начался переход к смелым идеям в инсталляциях, инвайроментах, отражающих поиск наиболее адекватной для суфийской философии формы выражения мистики и таинственности. Все больше увлекаясь этими идеями, Дж. Усманов понял, что недостаточно создать лишь отдельный объект, важно достичь проекта синтеза пластических форм, музыки, света, что поможет раскрыть завуалированную символику, создать атмосферу погружения в тайну постижения смысла бытия. Эти идеи и принципы художник успешно воплотил в пространственно-визуальном проекте “Долина Познания”, представленном в 2004 г. на национальном фестивале изобразительного искусства республики.

…Небольшое черное огороженное помещение, освещенное мерцающим светом в огромном Центральном выставочном зале АХ Уз, вызвавшее огромный интерес у публики. В нем – странного вида фигуры слепых. Их позы выражают удивление, разочарование, каждый из них словно чувствует боязнь, восторг, непонимание, удивление, страх. В основу этого проекта положена притча, которую птицы услышали в “Долине Познания” (из поэмы А. Навои “Язык птиц”). Таким образом, художник в новых формах продолжает развитие идей, которые его увлекали ранее.

Согласно преданию, когда слепые из Индии вернулись на родину, один из встречавших их спросил: “Видели ли вы слона, и если вы действительно его видели, то расскажите, каково на самом деле это животное”. Парадоксальность вопроса и его смысла в том, как могли слепые видеть слона? Каждый из них прикасался к отдельным частям этого огромного животного, потрогав какую-то его часть.

Тот слепой, который нащупал ноги слона, сравнил животное со столбом (с колонной жердью), а тот, который потрогал его живот, уподобил животное Бехистунской скале. Слепой, который потрогал хобот слона, заметил сходство его с драконом, а тому, которому посчастливилось погладить его клыки, показалось, что слон состоит всего лишь из двух костей. Слепой, ощупавший хвост слона, сравнил его со змеей. А тот, который сумел дотронуться до его головы, уподобил слона вершине горы. Слепой, ощупавший уши слона, сравнил их с двумя опахалами, развевающимися по ветру.

Каждый из слепых имел свое мнение о слоне, которое хотя и было правдивым, но не давало общего представления о животном.

Мудрый философ, хорошо знавший слонов, к тому же родом из Индии, выслушав их, не стал осуждать слепых. Он понял, что они знают лишь то, что им дано знать в силу своей слепоты. И поэтому философ, не раздумывая, подтвердил все, что говорили слепые.

Дж. Усманов убедительно передал с помощью новых форм не только чувство осязания, обостренное у слепых, но и прикосновение к тайне, пространственную и временную протяженность этого процесса. В станковой картине художнику трудно было передать это ощущение. Он отразил его с помощью инсталляции, но пошел дальше в своем поиске. Усманов продолжил идею синтеза форм, создал композицию, которая позволяет обойти фигуры, погрузиться в особое пространство и атмосферу тайн и мистики. Зритель, оказавшийся в темноте среди озаренных светом познания слепых, погружается в размышление, понимая, вслед за художником, что все в мире относительно, а слепые – это лишь метафора такого признания.

Обращаясь к притче, художник как бы соотносит ее смысл с духовными поисками в сложном современном мире. Многие идеи этой притчи универсальны и вечны. Ведь человек так же, как и раньше, сегодня стремится отказаться от ограниченности представлений в поисках подлинной Истины. Дж. Усманов, не останавливаясь на увлечении декоративным изяществом наследия, смог найти в традиции животворящие истоки, которые очень современны и ведут к прогрессивным духовным исканиям. А новые концептуальные идеи дают возможность их заново осмыслить, понять и донести в близкой современному человеку форме.

…Выйдя из черного квадрата, зритель заряжается дополнительной энергией поиска, задумывается над смыслом жизни, пониманием подлинности и мнимости происходящего в мире… Далекая от современности притча стала благодаря оригинальному проекту Дж. Усманова созвучна переживаниям человека начала XXI в., когда некогда вечные и незыблемые ценности оказались относительны и теряют cмысл. Творчество Дж. Усманова – это размышление обо всем этом и многом другом…

Дильдора Зайнитдинова

Литература

1. Услышь флейтиста: Суфийская проза и поэзия. М., 1999.
2. Ахмедова Н. Живопись Центральной Азии ХХ века: традиции, самобытность, диалог. Ташкент, 2004.
3. Навои А. Лисонут-Тайр: Насрий баёни билан. Ташкент, 1991.

Pin It

Comments are closed.