Художественный металл в бытовой среде казахов

Выпуск №1 • 1872

Художественный металл по декоративной и символической значимости занимал одно из ведущих мест в традиционной культуре казахов. Хозяйственная утварь, металлические элементы музыкальных инструментов, посуды, мебели, конского снаряжения и других предметов составляли широкий круг деятельности мастера по металлу. Проформы ряда изделий, технические и декоративные приемы металлообработки восходят ко II тысячелетию до н. э., к искусству железного века, художественным традициям гуннского, кимако-кипчакского периодов. Специализация металлообработчиков: кузнецов – уста, ювелиров – зергер, медников – колаушы была четко выражена, видимо, вплоть до конца XIX в. К середине ХХ в. функции кузнеца, медника и ювелира чаще совмещаются в одном лице – уста.

В традиционном представлении казахов существовала идея о связи между количественным объемом введенного в предметный мир серебра и удачей, благополучием в доме. Серебряными накладками декорировались элементы предметного окружения: деревянная мебель (кровати, сундуки, лари для хранения продуктов и других вещей, посудные шкафы, колыбель, чемоданы, вешалки для одежды), деревянная, кожаная посуда, кожаные чехлы для посуды и вещей. Наибольшее внимание уделялось включению серебра в семантически важные изделия: посуду, шкафы для пищи, кровать и вешалку для одежды.

Серебром украшался и каркас юрты: верхняя часть решетчатых стенок – кереге, дугообразные жерди – уык, конки (перекрестия) центральной части купола – шанрак, откуда подвешивались с четырех сторон серебряные кованые или литые колокольчики. К купольным кистям – шашак подвешивались кованые посеребренные кольца – кумiс шыгыршык. Серебряными штампованными или литыми бляхами декорировался кожаный настенный ковер – тус кииз с тисненым узором. Обычно посеребренные бляхи различных форм размещали в узловые места орнаментальной композиции ковра. Темная кожа ковра, оживленная тисненым узором чаще растительного, спиралевидного характера, эффектно сочеталась с матовым блеском серебряных блях. Ювелирные украшения в разном количестве и порядке пришивались также на тканую широкую полосу – баскур, которая размещалась вверху над входной частью юрты (1). Таким образом, светлое сияние серебра распределялось на все жизненное пространство. Стремление состоятельных людей к активному введению в дизайн юрты серебра, иногда с позолотой, подтверждают и строки казахского эпоса. Так, например, в “Кобланды батыр” (2) при описании убранства юрты говорится:
Юрту белую для молодых
Он поставить велел до зари,
Ярким блеском монет золотых
Разукрасить ее изнутри.
Сверху выложить серебром.

Художественно оформлялись предметы освещения и обогрева юрты. Для последних целей существовали латунные жаровни – шок сауыт, вертикальные стенки которых исполнялись в технике ажурного литья. Придание ажурности предмету являлось функциональной необходимостью. Красные угли, мерцавшие сквозь просветы жаровни, освещали и обогревали помещение, создавая, по сведениям информаторов, уют и зрелищный эффект (3). Для освещения жилища казахи пользовались вплоть до начала ХХ в. чугунными, бронзовыми (иногда с посеребрением) светильниками ширак. Такие светильники были дешевле керосиновых ламп, поэтому они долгое время находились в ходу у бедноты. Порой эти изделия повторяли формы средневековых предметов. Их отливали как с одним, так с тремя и более рожками, расположенными в ряд или по кругу. Крышка была ажурной формы. В богатых домах светильники для лучшего освещения иногда подвешивались к треножнику – шанраку.

Изготовлялись также светильники на вертикальных ножках разной высоты. Многие из перечисленных предметов исчезли из бытования в основном после первой четверти ХХ в. Археологами обнаружен ряд бронзовых светильников Х-ХII вв. в г. Таразе, Испиджабе, Талгаре, Актобе, Сарайчике (4, с. 68, 285-287; 5). Древние светильники представляют собой резервуар с вытянутым длинным рожком и ручкой. Встречаются также светильники на четырех ножках с несколькими рожками, расположенными по кругу. Богатым прорезным орнаментом декорировались откидные крышки на петлях. Так, сложный затейливый узор растительного характера имеется на крышке бронзового светильника, снабженного тремя ножками и четырьмя рожками (6). Подставки для светильников в виде колонок высотой 25-35 см цилиндрической или многогранной формы с полукруглым поддоном на ножках декорировались растительным и эпиграфическим орнаментом, выполненным гравировкой (5).

Из железа ковались вешалки для одежды – адалбакан (высотой до 1,5 м) в виде шеста с крючками (рис.1). Они были разной высоты – одно- либо двух- трехсоставными. Части шеста вдевались внутрь одна в другую. Острый нижний конец вешалки врывался в землю, а верхний (высоких вешалок) упирался в купольную жердь. Основание невысоких вешалок, смоделированное в виде треножника, покоится на поверхности земли, а верхушка, предназначенная для головных уборов, представляет собой фигуру или в виде петли, или в виде развилки. Крючкам вешалки обычно придается декоративность за счет пластики силуэта. Все составные накладные части деталей вешалки заканчиваются шаровидными либо другими фигурными окончаниями, обогащающими пластический ритм и придающими предмету выразительность.

Шест-вешалка адалбакан изготавливалась также из дерева, порой ее обтягивали окрашенной в темные тона кожей. Изделие покрывалось резьбой, расписывалось красками, местами обхватывалось серебристыми обручами, декорировалось поверх деревянной или кожаной поверхности серебряными накладками, бляхами, цветными камнями. Железные крючки с узорным абрисом покрывались способом насечки позолотой или серебром целиком или с интервалами. В зависимости от техники исполнения образуются разные художественные эффекты. Вначале железная поверхность рассекается острым зубилом, в результате чего образуются мелкие заусеницы. Затем на подготовленные участки накладывается и вбивается молотком тонкая серебряная фольга, по которой гравируется определенный узор.

В результате получается темный линейный узор на серебристом фоне. Если используется ленточная или проволочная насечка, создается серебристый или золотистый узор на темном железном фоне. Зачастую из-за равновесия фона и узора получается негативно-позитивный орнамент. Чаще всего преобладал узор в виде растительных побегов, спиралей, роговидных завитков. Кроме того, иногда в изделие вставлялись полудрагоценные камни и стеклосплавы, имитирующие драгоценные самоцветы. Известен случай, когда стоимость адалбакана равнялась целому состоянию человека среднего достатка. Так, по сведениям респондентов (7), обладательницей необычайно богато оформленной вешалки была женщина (из Абайского района Семипалатинской области), имени которой не знают, но помнят лишь её кличку – Жуз тайлак – сто верблюдов, входивших в состав ее приданого.

Вешалка адалбакан ассоциировалась в традиционном сознании казахов с деревом жизни, мировой осью, благодаря чему в доме царил порядок и благополучие. Не удивительно, что это изделие любовно украшалось даже позолотой и полудрагоценными камнями. Запрещалось дарить адалбакан, которым уже пользовались, нельзя было через него перешагивать, ронять во избежание поломки, что являлось дурным знаком. В экстремальных ситуациях (во время внезапного нападения врага) адалбакан благодаря острому нижнему концу заменял копье.

В быту были вешалки высокие – для одежды и низкие – для кухни, отгороженной в юрте ширмой. На крючки последней подвешивались мешочки с едой, солью и т. д. Похожие металлические и деревянные шесты-вешалки – алабакан – с металлическими элементами имеются и у кыргызов (8, с. 96-123).

Серебряными бляхами или металлическими резными пластинами с посеребрением декорировалась также с лицевой стороны деревянная мебель (рис. 2). Например, вертикальные шкафы на ножках для посуды и продуктов – асадал, горизонтальные лари для хранения продуктов – кебеже, ларчики для сластей – сандыкша, жай сандык, сундуки – сандык для дорогих вещей, кровати – тосек агаш, подголовники – агаш жастык, подставки для поклажи – жук аяк, под кожаную или деревянную емкость для кумыса – саба аяк. Ко всем названиям прибавлялось слово кумiс (серебро), а к предметам, в которых присутствовала позолота, – алтын (золото).

Перечисленные изделия украшались металлическими элементами, в основном через интервалы в сочетании с резьбой, росписью, инкрустацией костью. Обычно они располагались по центру (в узловых местах декоративной композиции), а также по краям, что подчеркивало конструктивные изделия. Причем эти элементы находились либо на одном уровне с поверхностью предмета, либо были слегка “утоплены” или же, наоборот, рельефно выделялись. Обычно мастер заранее намечал, в каких местах мебели следует размещать металлические пластины, продумывал их форму, рисунок, орнамент, чтобы все гармонировало друг с другом. Вначале на железных пластинах выпиливался сквозной рисунок, после чего рассекалась вся поверхность, куда вбивалась серебряная фольга, по которой гравировался тонкий узор геометрического, растительного характера. Изредка на рассеченную железную поверхность по заранее придуманному узору вбивалась серебряная проволока. Последним приемом обычно создавались мотивы в виде S-образного знака, спирали, растительного побега. Описанные металлические элементы закреплялись на предмете с помощью серебристых заклепок со “звездчатыми” шляпками, что усиливало их декоративную выразительность.

Небольшие по размеру сундучки – сандыкша, шай сандык – для хранения сладостей и чая, изготовленные из латуни, меди часто с посеребрением, приобретались богатыми семьями. Поверхность этих предметов, в прошлом весьма редких и ценимых в быту, декорировалась чеканным, резным узором растительного, геометрического характера. Под сквозной узор сундучка мастер иногда помещал ткань красного или синего цвета. Такой сундучок, обычно устанавливаемый поверх посудного шкафа типа асадал, являлся своеобразным декоративным нарядным элементом жилища.

Своеобразно выглядят изделия второй половины ХХ в. (деревянные сундуки, лари для хранения продуктов – кебеже, подставки под поклажу – жук аяк и саба аяк), облицованные полностью или через интервалы цветной орнаментированной жестью. В жести применяется сочетание тисненого, прочеканенного, резного рельефного орнамента, в углубления которого помещается разноцветная эмаль, бронзовые и другие красители. В изделиях, облицованных жестью, не всегда присутствует гармония декора, зачастую в них наблюдается перегруженность орнаментом, разнобой цвета.

Чтобы во время перекочевок не испортить мебель, на нее надевали войлочные и кожаные чехлы, декорируемые серебряными бляхами. Здесь декоративный эффект создавался за счет сочетания серебряных блях с кожаной основой. Серебряные вкрапления (иногда с позолотой) присутствовали и в кожаных чехлах для сундуков и чемоданов – жаглан, жагылан, жагдан, жагыдан. Иногда к их названию прибавлялось слово кумiс, алтын. В перечисленных изделиях, как правило, сама кожа оживляется тисненым узором со спиралевидными, роговидными, растительными мотивами. Контрасты светлого блеска металла и темной матовой фактуры кожи, оживленной строгим узором, образовывали необычный художественный образ.

Крупномасштабные серебристые пластины, порой с волнистыми краями и со сквозным узором, обычно размещались по краям, углам кожаной плоскости, а серебряные бляхи – либо на бордюрах, либо в углублениях тисненого узора. Причем серебряные бляхи, формой повторяющие абрис части рисунка, располагались в окончаниях линий узора. Выделяя акцентные места, они подчеркивают выразительность орнаментального мотива и в целом сообщают декоративной композиции необычайную звучность. Для усиления репрезентативности заказчики просили мастеров покрыть серебряные бляхи позолотой, расцветить вставками из камней. Похожие серебряные или посеребренные бляхи в виде круга, креста, угла присутствуют в кожаных чехлах для сундуков у киргизов (8).

В традиционном быту казахов в среде имущих людей находились металлические предметы личного пользования: миниатюрные изделия с определенным функциональным назначением, относящиеся по художественно-техническому решению к разряду произведений ювелирного искусства. В этой группе изделий – серебряные табакерки, флаконы для пахучих трав – иис саут, шкатулки – зергер ашекей саут, гребни.

Флаконы для пахучих трав были небольшого размера, изготовлялись из серебра, иногда с позолотой и со вставками из камней. Миниатюрная емкость по форме делится на три типа: в виде конуса, груши и шара с невысокой шейкой. В такие флаконы помещали растолченную гвоздику либо другую ароматную траву. Миниатюрные емкости для ароматических снадобий появились, видимо, в древнейшие времена, о чем свидетельствует случайно найденный у озера Батыр в Западном Казахстане золотой флакончик.

Из серебра изготовляли также гребни – кумiс тарак, иногда с позолотой – алтын тарак плоской и полукруглой форм с резными фестончатыми краями. В начале XIX в. в моду входит жевательный и нюхательный табак, которым пользовались в основном мужчины и женщины старшего возраста. Специально для табака из серебра стали изготовляться миниатюрные коробочки – кумic шакша четырех типов: в форме цилиндра и эллиптического цилиндра высотой в 1,5-3 см, закрывающихся крышкой, а также в виде приплюснутого шара с невысокой шейкой, горловина которого закрывалась серебряной пробкой.

Эти предметы удобно было рассматривать с близкого расстояния. Чтобы доставить эстетическое наслаждение владельцу, мастер уделял большое внимание художественному оформлению изделий. Согласно форме, предметы оживлялись динамичной линией гравировки, черни или же обогащались щедрой россыпью зерни, прихотливым узором филиграни либо покрывались геометрическим узором из ложной зерни и т. д.

Посеребренными металлическими элементами украшались также предметы, связанные с профессиональной деятельностью, например музыкальные инструменты. Присутствует металл и в изделиях, применяемых в культовых церемониях. Традиция использования металла, наделенного определенной символикой, характерна для многих народов мира. Ряд предметов и элементов из металла используется казахскими шаманами в культовых церемониях до сих пор, что было отмечено Р.Мустафиной (9). Костюм шамана, например (одежда, головной убор, обувь), обшивался всевозможными металлическими бляхами, разнообразными привесками в виде птицы, треугольника и др., которые издавали звон при каждом его движении. Иногда одежда шамана в грудной части декорировалась двумя полусферическими накладками, имитирующими женское одеяние.

Важнейшим атрибутом в шаманских камланиях являлся деревянный музыкальный инструмент, похожий на кобыз, на котором исполнялись ритуальные мелодии. В таких кобызах почти всегда присутствуют металлические детали. Шаманы пользовались также ударно-шумовыми инструментами, деревянными посохами типа асатаяк, сылдырмак, конырау сылдырмак, сопровождавшие их ритуальные танцы. Нижний конец посохов заканчивается копьевидным наконечником. Один из таких посохов описан С.М.Абрамзоном (10, с. 44-68). Иногда деревянный посох проповедника не имеет расширения в верхней части и не декорируется подвесками. Лишь резной узор или вставка из камня присутствуют на нем.

Знахари – емшi, шаманы – баксы применяли также в лечебных целях плети, изготавливаемые из таволги – тобылгы. На плеть нанизывались серебряные кольца, которые издавали характерные щелчки при манипулировании вещью. Лечебные плети для индивидуального пользования изготавливались специально из материалов семи разновидностей (из различных сортов кожи и пород деревьев), при этом в вырезные углубленные узоры рукояти вливалась расплавленная латунь, медь, серебро (11). К.Байбосынов и Р.Мустафина (12), описывая плети шаманки Хадиши, подчеркивают, что верхняя часть рукоятки одной плети была обита медной пластиной и декорирована треугольной металлической бляшкой с двумя сохранившимися пружинами-цепочками. Рукоятка другой плети, обвитой медной проволокой, была обита в верхней части металлической пластиной и декорирована двумя металлическими подвесками – круглой и треугольной бляшками со вставкой из зеленого и красного камня. Использует шаман при лечении также металлическую ажурную шумовку, через которую он обрызгивает больного.

Среди предметов домашней утвари из металла, изготовленных казахскими мастерами, встречаются также кувшины – куман и чайники. Можно сказать, что они являются трансформированными повторениями керамических сосудов раннего, развитого и позднего средневековья (13, с. 385 и др.; 14, с. 422). Сосуды из металла были особенно необходимы в условиях кочевого образа жизни. Рамки журнальной статьи не позволяют продолжить перечень примеров использования металла в быту казахов. Их очень много.

Предметы казахской металлической утвари похожи, а порой идентичны среднеазиатским изделиям, которые производили узбекские, таджикские и казахские мастера. Последние чаще копировали готовую продукцию. Сходство устанавливается в различных предметах: в грушевидных кувшинах для воды, почти одинаковых по форме больших чайниках – у казахов – шагум, у узбеков – чойжуш. Причем с чайниками, бытующими в казахской среде, соотносятся все три типа узбекских чайников: фильта -кругло-ребристые, сатрандж – овально приплюснутые, ифшона – пузатые. Сходны также заварочные чайники: казахские шайнек и узбекские чойнак, чойидиш. Сопоставимы и подносы (каз. – патнос, узбекск. – лайли), полусферические крышки для прикрытия пищи, кружки и черпаки (15; 16, с. 283-305), а также приборы для умывания – кувшины (каз. куман, узбекск. офтоба), в которых одинаково решены формы, декор, орнаментальные мотивы. Известно, что металлическая утварь изготовлялась в Бухаре и Самарканде узбекскими, таджикскими, иранскими мастерами, производилась также она в Восточном Туркестане, откуда ее ввозили в Среднюю Азию (17, с. 172). Металлическая продукция реализовывалась по всей Средней Азии, в том числе в степях Казахстана.

Отмечая сходство в формах металлических предметов казахов и народов Средней Азии, Восточного Туркестана, следует обратить внимание на разницу, прослеживаемую в значительной сдержанности декора в казахских предметах. Изощренность орнамента и богатство декора, свойственные среднеазиатской утвари, не характерны для традиций казахских мастеров.

В настоящее время происходит возрождение традиций художественной обработки металла, что связано с обострением этнического самосознания и возникшим интересом к народным художественным промыслам, их традициям в условиях суверенных независимых государств Центральной Азии.

Автор: Шайзада Тохтабаева

Pin It

Comments are closed.