Художники Бухары: другая реальность

Выпуск №4 • 970

В ноябре 2003 года в Центральном выставочном зале Швейцарским бюро по сотрудничеству Посольства Швейцарии в Узбекистане и Академией художеств Узбекистана был представлен концептуальный проект “Художники Бухары: другая реальность”. Выставка дала возможность познакомить широкого зрителя и арт-критику с одним из малознакомых пластов в искусстве Узбекистана, заострить проблемы развития современного искусства.

Одного восхождения к вершине достаточно,
дабы наполнить до краев сердце человека.
Надо представлять себе Сизифа счастливым.
А.Камю. Миф о Сизифе.

В конце 70-х годов Бухара – один центров мусульманской духовной культуры представляла собой ” величественный город с областной судьбой”, глухую провинцию искусства даже в республиканском масштабе. Отсутствовала художественная среда, в которой могли формироваться интересные идеи, местные художники работали оформителями на ниве советской политагитации, заезжие – запечатлев, красоты средневековой архитектуры возвращались к себе. Баходыр Саломов – один из первых художников Бухары, получивших профессиональное образование, объединил З.Салимджанова, М. Абдуллаева, П.Гулькарова, Н.Бабаева, Х. Евдаева высокой целью – заниматься серьезными пластическими идеями. Он призывал своим творчеством способствовать формированию в Бухаре почвы для развития живописи, вовлеченной в поиски современной духовной проблематики. Азарт и амбиции молодости усиливали желание художников во всем идти непроторенными путями, добраться до истины самим, уйти от стандартных эстетических схем и идеалов.

Они хотели открыть для себя смысл и причины того, почему заблуждаются многие, решившись понимать Мир, Искусство, Человека вне предложенных рамок. Отказываясь от близких традиций, они искали учителей, оппозиционных стереотипам мышления, примелькавшейся восточной эстетики, которая исподволь складывалась в среде художников, для которых пребывание “внутри” и рядом с шедеврами средневекового искусства становилось, чуть ли не бытовой нормой. Глубоко и серьезно ощущая это наследие как высокое искусство, они боялись, превратить его в штампы, в отжившую свое время эстетическую фикцию. Их привлекал опыт П.Пикассо, кубистов и немецких экспрессионистов остродраматичным восприятием мира, совсем иной, не привычной степенью психологического напряжения. В ранних произведениях бухарских художников заметно стремление дать словно не “очищенный” жизненный материал, показать одиночество героев, трагическое убожество их жизни. В те годы их полотна оценивали как “некрасивые”, как нарушение принятых эстетических и нравственных норм и трудно было ожидать другого отношения. Их ситуация напоминала ту, которую описал А.Камю: “Боги обрекли Сизифа вечно вкатывать на вершину горы огромный камень, откуда он под собственной тяжестью вновь и вновь низвергался обратно к подножию. Боги не без основания полагали, что нет кары ужаснее, чем нескончаемая работа без всякой пользы и без надежд впереди…”.

Одинокие герои полотен З. Саиджанова, М.Абдуллаева, П.Гулькарова среди равнодушного, грубоватого мира казались заложниками своего духовного индивидуализма. Непривычным было и то, что их картины далекие от восточной поэтичности и созерцательности, декоративных изысков, открывая жалкую повседневность, заглядывали в ее мрачноватые стороны. Они выражали такую трагическую экспрессию форм, и так раскрывали одиночество души, что это было и вызовом всей многовековой эстетике Востока.

Со временем многое изменилось. Получив заряд общих идей в молодости, каждый художник из этого кружка единомышленников, пошел своим путем. Одни остались верны своим идеалам, другие – отдалились, эмигрировали Н. Бабаев и П. Гулькаров.

За 90-е годы представления о природе искусства, его содержании значительно обогатились. Отпали ограничения, “амнистирован” модернизм, развивается постмодернизм. Теперь наши представления об истории и современности находятся в процессе постоянного обновления, а право художника на свободу кажется закрепленным навсегда. Однако не все оправдывает ожидания и вместо зависимости от жестких идеологических нормативов прошлых лет появляется призрак буржуазной публики, потребляющей модные суррогаты. Вместо духовного и эстетического критерия для нее основным является коммерческий успех художника, порождающий армию мастеров, превративших творчество в способ наживы, стихия рынка и масскультуры оказались новым испытанием для подлинного искусства.

Зелимхан Саиджанов и Музаффар Абдуллаев, сохранили идеалы юности, развивая свои творческие принципы, сложились в ярких и самобытных мастеров. В наше прагматичное время, многое из того, что они делали, о чем мечтали, могло бы показаться наивным, если бы художники оставили эти идеи, не достигнув серьезных творческих результатов.

Произведения М.Абдуллаева 80-х- 90-х гг., а также последние работы, экспонированные на выставке, отражают непростую эволюцию художника. Увлечение различной тематикой, поиски каких то важных для него философских смыслов, связанных с борьбой и умиротворением, постепенно подводят мастера к свободе их выражения в абстрактных формах. Его нефигуративные, богатые по цвету холсты – это еще одна попытка быть независимым – теперь уже от условностей темы и связи с реальностью.

На выставке в полной мере можно представить мощь удивительного таланта Зелимхана Саиджанова, который за многие годы, вопреки всем обстоятельствам, созревал, “питаясь” своим обостренным субъективизмом, одиночеством и непримиримостью. Каждое произведение – отражение размышлений о трагическом несовершенстве жизни, ее хрупкой гармонии, но и о драме художника, который словно выпал из этой гармонии, усмиряющей пыл творчества других мастеров. Однако поразительным образом именно деформация и своеобразие пластики, богатство и экспрессия колорита в картинах Саиджанова, возникают как результат внутренней борьбы, преодоления противоречий. При этом высвобождается поразительная духовная энергия, обретается абсолютная свобода самовыражения художника.

Более четверти века художники Бухары развивались изолированно, выражая свое глубоко индивидуальное драматическое мироощущение, они были вне контекста, если иметь в виду тенденции, получившие распространение в те годы. Но и сегодня живопись этих мастеров далека от тех тенденций национального искусства, которые “душат” его в тисках убогой фольклоризации, примитивной сказочности. Оказалось, что художники с трудом включаются в плюралистическую ситуацию современного контекста, занимая в нем обособленное место. Однако творчество этих самобытных мастеров – важная составляющая живописи Узбекистана, которая значительно дополняет картину ее развития в ХХ веке, а также современного художественного процесса. Нам представляется, что позиция упорного и стойкого утверждения этического статуса творчества, философских и эстетических принципов художников Бухары, актуализирует в среде творческой молодежи подлинные художественные ценности, став в некотором смысле альтернативной отдельным негативным явлениям современности.

Автор: Нигора Ахмедова

Pin It

Comments are closed.