Бухарский костюм XVI – XVII вв. в миниатюрах Мовароуннахра

Выпуск №4 • 5724

Восточная миниатюра – уникальный источник для изучения истории костюма далекого прошлого. Она доносит до нас не только образцы одежды, не дошедшей до нас в силу ее тленности, но и позволяет определить эстетический вкус жителей, местное своеобразие, манеру поведения.

Благодаря этому источнику были исследованы костюмы Ближнего Востока, Индии, Турции, Средней Азии в различные периоды истории, выявлены недостающие звенья в эволюции одежды, которые невозможно было определить из-за отсутствия этнографического материала (1). Это особенно касается костюмов Бухары XVI – XVII вв., которые практически отсутствуют в музеях Узбекистана и коллекциях музеев мира, в то время как образцов более позднего времени (XIX – начало ХХ вв.) предостаточно. Интерес к бухарской одежде более раннего периода не ослабевает еще и потому, что с обретением Узбекистаном независимости, проведением массовых зрелищ актуальность изучения исторического костюма возрастает. Материал, который дает бухарская миниатюрная живопись XVI – XVII вв., в какой-то мере позволяет выявить социальные, возрастные, сословные признаки мужской и женской одежды, форму и особенности ношения головных уборов, дает представление о прическах, ювелирных украшениях и т.д. Достоверность их изображения подтверждается и другими видами источников (например, письменными) (2).

В XVI – XVII столетиях Бухара имела статус столичного города, здесь велось широкое строительство, развивались искусство и ремесленничество. Улицы и рынки были полны приезжих купцов.

В Шейбанидской и Аштарханидской Бухаре изготовление одежды было особой отраслью производства, в которой были заняты, по данным казийских документов, ткачи хлопчатобумажных и шелковых тканей – бофандагон и шохибофон, красильщики тканей – сабогон, портные – дарзиен, ткачи – чалм-футабофон, шапочники и тюбетеечники – такидузон, сапожники – кафшдузон, ювелиры – заргарон, что свидетельствует о профессиональной специализации бухарских мастеров (3). Их изделия продавались на специальных рынках, где каждый вид ремесла имел свое особое место. Некоторые из них сохранились до нашего времени (Таки тильпак-фурушон и Таки-заргарон).

Производимые в Бухаре хлопчатобумажные, шелковые (шаи) и полушелковые ткани (адрас, алача), бархат (бахмаль), парча (зарбафт) и др., а также набивные хлопчатобумажные ткани (чит) применялись для собственных нужд и на продажу в другие страны. Кроме тканей, на продажу вывозили бухарских портных и сапожников, в частности в соседнюю Русь (4, с. 175-197).

Популярными сюжетами бухарских миниатюр были сцены дворцовых приемов и пиршеств на лугу, сюжеты к классической литературе. Они дают представление о разнообразных мужских и женских нарядах. Судя по изображениям на миниатюрах, мужская и женская одежда состояла из одинаковых компонентов, несколько варьируемых покроем. Это широкая туникообразная рубаха, позволявшая легче переносить жару, длинные шаровары, необходимые при манере сидеть на полу на расстеленных одеялах-курпачах, и верхний халат, спасающий от яркого солнца и осенне-зимних холодов. Различия между мужскими и женскими одеяниями проявлялись в покрое головных уборов, использовании различных тканей и в таких видах специфической одежды, как мурсак, который одевали исключительно на улицу, или паранджа. Одежда у мужчин и женщин была нижней и верхней, парадной и повседневной. В миниатюрах в основном изображена верхняя одежда, но нижняя зачастую выглядывает из-под нее.

Одежда феодальной знати выделялась прежде всего великолепием верхних халатов, тканями, из которых они были сшиты, богатством декоративной вышивки, наличием различных украшений – дорогих поясов, пуговиц, эгретом головного убора и оружием. Так, на миниатюрах XVI в. хан часто изображается в облегающем стан верхнем распашном халате – фараджи, украшенном орнаментальной вышивкой на спине, груди по плечам и подолу. Фараджи имеет очень длинные рукава, почти до щиколоток, и если в них вдевают руки, то рукава образуют у запястья множество складок. Вероятно, носить его таким образом было очень неудобно и чаще всего его набрасывали на плечи или небрежно вдевали руку лишь в один рукав, а другой при этом свисал свободно. На уровне предплечий фараджи имел разрезы, в которые можно было просовывать руки, тогда рукава превращались в декоративную деталь. Фараджи шили на подкладке из другой ткани – “астар”, иногда подкладка была из меха соболя, лисы или белки, ее миниатюрист изображал соответствующим цветом. На фараджи шли самые дорогие ткани – атлас и шелк.

Еще один вид верхней одежды – “каба”, которая одевалась на нательную рубаху и представляла собой прилегающее платье-халат, запахивающийся справа налево, образуя косой ворот с длинными – до запястья, или короткими – до локтя, рукавами. Каба могла иметь и осевой разрез спереди до подола, с мысообразным вырезом на груди и застежкой на пуговицы. На миниатюрах она всегда изображается подпоясанной кушаком или кожаным пояском с золотыми бляхами – камарбанд, к которым прикрепляли богато украшенное оружие: меч и кинжал, нож, а также мешочек с деньгами.

В XVI cтолетии основным головным убором знатного бухарского мужчины была чалма из белой с золотой или серебряной нитью тонкой и прозрачной ткани. Она наматывалась на тюбетейку и надевалась так, что лоб и уши оставались открытыми. Хан в особо торжественных случаях надевал корону – тадж, представлявшую собой конической формы шапку с золотой пуговицей на макушке тульи и золотым венцом у ее основания. Обувь – мягкие черные или желтые сапожки из кожи.

В середине XVI в. одежда бухарской феодальной знати становится изысканнее, более приталенной, длина ее укорачивается до середины икр, чаще используются цветные парчовые ткани, в то время как в первой половине века они были преимущественно однотонные. Продержавшись до середины XVII в., эта мода начинает меняться под влиянием индийской одежды в сторону большей декоративности, достигаемой не золотошвейной вышивкой, а за счет использования разнообразных тканей: в мелкий рисунок, клетку или полоску. Чаще используется бархат, фактуру которого художники передают очень простым способом: каба интенсивного синего или черного цветов по контуру обводится белой линией, и создается эффект переливов бархатного ворса. Верхние халаты и каба становятся на индийский манер более прилегающими в верхней части и пышными, собирающимися в мелкие складочки на талии, может быть, за счет кроя. Каба имеют маленькие округлые или прямоугольные воротнички, спереди до талии – двойную строчку, а на подоле – широкий расшитый золотом бордюр. Каба хана по-прежнему перепоясывается камарбандом, а знати – футой (кушаком). Чалма в первой половине XVII столетия была пышной и имела перевязь из другой цветной, видимо, парчовой ткани.

Со второй половины XVII в. в аристократической среде модна небольшая чалма, намотанная так, что витки ее, скрещиваясь надо лбом, обнажают на одну четверть невысокий конической формы кулох, который к тому же украшают эгретом. Перевязь же исчезает совсем. Опять же под влиянием индийской моды чалма накручивается из цветных тканей: лиловых, красных, из ткани в крупную полоску, образующую при наматывании пестрый или шахматный узор.

Мужская одежда простых сословий отличается меньшим количеством одновременно носимых одежд, однотонными, более простыми, тканями и головными уборами: это маленькие цветные чалмы – фута для горожан и разнообразной формы войлочные шапки с черными отворотами, а также шапки с меховым околышем.

Наряды бухарских женщин XVI – XVII вв. еще более декоративны, разнообразны и многослойны. Эстетические и этические критерии женского костюма определялись нормами шариата, согласно которым одежда должна быть свободной и не подчеркивать форм фигуры. По словам Алишера Навои, тело женщины словно было заключено в “темницу из одежд”. Реванш они брали, используя дорогие расшитые ткани ярких цветов, украшая себя ювелирными драгоценностями, подводя глаза и брови, отбеливаясь и румянясь. Эстетическим идеалом была белокожая, со стройным станом, пышнотелая женщина с округлым, как полная луна, лицом, маленьким ртом, миндалевидными глазами и сведенными в форме лука бровями.

Такой ее воспевали поэты, такой она изображена и на миниатюрах. Знатные дамы одевали одновременно несколько одежд, чтобы подчеркнуть свое благосостояние: нательную туникообразную белую рубаху с длинными рукавами с горизонтальным или вертикальным воротом, называемую в письменных источниках “курта”. Нижние до щиколоток штанишки – эзор, лозим – заправляли в изящные узконосые сапожки или напускали поверх туфель без задников – кафш, кавуш. Сверху одевалось также туникообразного покроя цветное платье – куйлак, пирохан – с длинными рукавами и горизонтальным воротом (у девушек) или глубоким разрезом на груди (у женщин) с вертикальным швом на спине и по бокам. Поверх пирохан надевалась каба с длинными или короткими рукавами и осевым разрезом. Завершался туалет верхним халатом – джома, предохраняющим от непогоды. В праздники женщины, как и мужчины, надевали шелковый фараджи на меховой подкладке, расшитый золотом.

В целом одежда XVI в. отличается богатством вышивки на плечах, груди и спине верхних халатов всевозможных расцветок, среди которых преобладают желтые, голубые, синие, сиреневые цвета. Женщины простых сословий (служанки, музыкантши) носили аналогичную одежду, но из простого материала, без вышивки и меньшим числом – нижнюю пирохан, штанишки и каба, полы которой подворачивают для удобства в работе за кушак. В середине XVI в. появляется другой вид женской верхней одежды простых сословий – кальтача – длиной до середины бедра.

В конце XVI – начале XVII в. оживляются контакты с Сефевидском Ираном, что отражается на женской одежде сильнее, нежели на мужской: длина укорачивается до икр, демонстрируя полосатые, сужающиеся у щиколоток штанишки; платья и каба застегиваются на одну большую пуговицу и имеют глубокий вертикальный разрез на груди. Ткани имеют крупный или мелкий растительный орнамент, как в сефевидских Казвине и Мешхеде, но в отличие от их моды верхняя одежда женщин никогда не подпоясывается (рис.). Эта мода с незначительно варьированной длиной одежды сохраняется до 40-х гг. XVII в., когда бухарские красотки начинают ориентироваться на Индию и когда появляются подчеркивающее формы женского тела прилегающее каба до колен, сердцевидно вырезанное на груди, а под ним – нижнее прозрачное платье с горизонтальным разрезом и застегнутое на крупные пуговицы. Одежда шьется из местных гладкоокрашенных или привозных индийских тканей с крупным или мелким рисунком, бархата, а также из прозрачных тканей, когда нижняя одежда в изображении художника как бы просвечивается сквозь них.

Своеобразным видом женских халатов был мурсак, который имел на груди глубокий вырез, полы его заходили одна на другую, а по бокам на талии он имел мелкую оборку за счет присборенной отрезной юбки. Такой халат, согласно этнографическим данным, носили до XIX в., а сейчас он превратился в похоронную одежду (5). Мунисак надевался поверх каба.

Особо хочется отметить женские украшения, прически и головные уборы – показатель возраста и статуса. Девочки и молодые незамужние девушки заплетали косы и носили на голове тюбетейки или маленькие шапочки. Молодые бездетные женщины одевали налобную повязку – пешонабанд в виде тонкой ленты, концы которой завязывались на затылке и спускались на спину. У знатных она украшалась золотой зубчатой диадемой. Принцессы, жены ханов и женщины ханского рода носили, согласно средневосточной традиции, зубчатую корону – тадж – в виде полусферической формы шапки с крупным драгоценным камнем на макушке тульи. Более солидные по возрасту матроны, имеющие детей, надевали на голову расшитую тюбетейку, а поверх нее – короткий платок из прозрачной белой ткани с золотой или цветной нитью. Служанки такой платок завязывали узлом на затылке, и концы его небрежно торчали по сторонам. Со временем, уже в середине XVI в., вместо тюбетейки женщины стали носить высокий и твердый пешонабад из ткани, видимо, расшитый, замужние женщины убирали волосы в специальный накосник – кулюта, сочкап. Пожилые и старые женщины из простого народа носили просторные платья сдержанных расцветок с широкими рукавами, а на голову надевали специальный платок, два конца которого завязывались под подбородком, а два других свободно свисали сзади на спине – лечек, окутывающий голову и плечи.

В XVII в. бухарские дамы носят совершенно необычный головной убор, представляющий собой плоскую, овальной формы шапочку, надеваемую низко на лоб, а на затылке к ней с помощью эгрета прикрепляется белый или цветной платок из тонкой прозрачной ткани, окутывающий плечи, шею и спускающийся на спину до лопаток. Шапочка, возможно, является трансформацией пешонабанда, которому приделали плоский верх. Такая шапочка на миниатюрах изображена белой или расшитой драгоценными камнями (рис.). У девочек на голове – маленькие стрельчатой формы тюбетейки, полукруглые шапочки с меховым околышем, расшитые драгоценными камнями или орнаментом, а у молодых девушек – кокетливо надвинутые на лоб небольшие куполообразные шапочки, присобранные на макушке с помощью большой золотой пуговицы. По венцу, плотно прилегающему к голове, они украшаются жемчугом, а на затылочной части – эгретом из перьев.

На миниатюрах ювелирные украшения изображены на женщинах придворного круга, музыкантшах и танцовщицах и реже – на простых горожанках, причем в XVI в. их изображения минимальны, так как, видимо их скрывали одежды. В основном это серьги, ожерелья, жемчужные подвески, поддерживающие головные уборы принцесс, кольца, ножные и ручные браслеты (рис.). Специфически бухарским украшением XVI в. было нагрудное ожерелье хайхаль, состоящее из крупных золотых розеток, поддерживающих лепесткообразную амулетницу – тумор, усыпанную кораллами, бирюзой и рубинами. Подобные ожерелья в указанное время не встречаются на миниатюрах других регионов и сохранились до начала ХХ в. в Ташкенте, Самарканде и Бухаре и более известны как зебигардон или зебиниса.

В XVII в. под влиянием индийской моды ожерелья носят в виде многорядных бус из жемчуга, кораллов, бирюзы, соединенных в центре одним крупным драгоценным камнем в золотой оправе. Иногда вместе с ожерельем надевают массивную золотую гривну. В это время также начинают носить подмышечные ожерелья – култик-тумор, до этого не встречавшиеся и сохранившиеся в бухарском костюме до начала ХХ в. (рис.). В целом ювелирные украшения становятся разнообразнее: помимо колец, которые носят на безымянном, указательном пальцах и мизинце обеих рук, мы видим изображения всевозможных браслетов: ручных (их одевали на запястье поверх рукавов, они представляли собой ряд золотых обручей, скрепленных золотыми шариками), ножных (носили на щиколотках), а также особых браслетов для предплечья в виде золотого обруча с крупным прямоугольным камнем в оправе, иногда обрамленным более мелкими драгоценными камнями – бирюзой, сапфирами, жемчугом или кораллами. Серьги в XVII в. были разнообразной формы: каплеобразные, как в прошлом веке, кольцевые с двумя золотыми подвесками или подвесками в виде многолепесткового цветка, а также в виде вертикальной основы с нанизанными на нее рубинами, жемчугом и бирюзой. Пожилые женщины-служанки носили носовые серьги – булаки.

Разнообразна обувь XVII в. Это мягкие сапожки – махси, полусапожки – нимчакме, высокие сапожки на каблучках – чакме и кожаные туфли без задников – кавуши. Все сапожки черного, желтого или реже – белого цветов, причем голенища сапог аристократок расшиты. У пожилых женщин сохраняются черные узконосые туфли – кавуши, которые они носят на босу ногу, в отличие от молодых, надевающих кавуши с сапожками.

Таким образом, бухарский костюм XVI – XVII вв., как свидетельствуют миниатюры, складывался из синтеза строгих форм кроя, математической выверенности пропорций одежды, богатства орнаментальной вышивки, оставляющей впечатление изысканной роскоши, а также из цвета и фактуры тканей, их рисунка, а в женской одежде – еще и ювелирных украшений.

Миниатюры XVI – XVII вв. дают огромный бесценный материал по истории бухарского костюма в конкретных зримых образах. Интересны военная одежда и обмундирование, обрядовые наряды, костюмы духовенства (шейхов и дервишей), а также отдельные предметы костюма и аксессуары, также широко отраженные в миниатюрной живописи. Многие виды одеяний, головных уборов, украшений того времени возрождаются в наши дни.

Автор: Зухра Рахимова

Pin It

Comments are closed.