Акваархитектура Бухарского Оазиса

Выпуск №4 • 1646

Х – Начала ХХ в.

В условиях жаркого и засушливого климата Средней Азии вода здесь имела особо важное значение. В регионе издревле использовали искусственное поливное земледелие, хорошо была развита система ирригации.

Города традиционно возводились вблизи рек и снабжались каналами, от которых по всему городу расходилась ветвь арыков (небольших каналов). По мере возможности вырывались колодцы с грунтовой водой для питья. Для хранения воды и в целях благоустройства в городах и селах делали открытые водоемы – хаузы. Вдоль караванных дорог строили специальные крытые водоемы – сардобы, которые снабжали водой путников и животных. Наиболее древние и крупные сардобы в относительно большом количестве сохранились в Бухарском оазисе – крупном культурном и торгово-ремесленном центре на Великом шелковом пути.

TЦентр оазиса – Бухара – один из древнейших городов Средней Азии с 2500-летней историей. Издревле он состоял из трех частей: крепости с резиденцией правителя; шахристана – древнего ядра города, расположенного к западу от крепости; окружавших их предместий – рабадов, обнесенных оборонительной стеной. В XVI в. план города получил вытянутое с запада на восток примерно овальное (с выступом на юго-западе) очертание и был огорожен мощной глинобитной стеной длиной 12 км с 12 воротами. В этих пределах историческая часть Бухары сохранялась до начала ХХ в. Южнее шахристана весь город с востока на запад пересекал канал Шахруд, проведенный из реки Зерафшан и являвшийся основным водным источником Бухары.

Необыкновенную живописность и очарование застройкам Бухары придавали многочисленные хаузы, которые устраивались почти в каждом квартале и в ряде городских ансамблей. Обсаженные деревьями, они создавали уютную прохладную среду с особым микроклиматом, превращаясь в места общественного отдыха с чайными и закусочными.

При создании хаузов строители применяли апробированные веками специальные методы, предусматривающие их сейсмическую устойчивость, равномерную осадку грунта, а также гидроизоляцию водоема. По конструкции (в основном по облицовке) хаузы Средней Азии были деревянные, деревянно-кирпичные и каменные. Отметим, что в Бухаре 60 % хаузов (58 из 96 сохранившихся к началу ХХ в.) сооружались из местного природного камня – песчаника или известняка (1, с. 171).

Для устройства водоема сначала вырывали котлован шире и глубже на 1-1,5 м его намечаемого размера, для усадки грунта его заполняли водой, затем на дно укладывали слой щебня толщиной 10-12 см, заливая его используемым издревле в гидротехнических сооружениях Средней Азии гидроизоляционным раствором – кыр, состоявшим из золы кустарников, камыша и др. Для создания непроницаемого дна укладывали 8-10 таких слоев. Дно облицовывали кирпичом, поставленным на ребро. Затем из крупных каменных блоков возводили ступенчатые стены хауза. Высота ступени – 30-35 см. Пространство между каменной стенкой и грунтом заполняли щебенкой, залитой раствором “кыр”. Для связи стен хауза с грунтом по периметру каждого слоя укладывали кольцо из деревянных брусьев (сечением 20х20 см), от которых радиально в стороны в грунт уходили деревянные стержни-анкеры.

Хаузы Бухары были в основном прямоугольной или квадратной, изредка шестиугольной, формы со срезанными углами. Вода в них поступала по арыкам или “тазарам” (крытый кирпичным сводиком канал), ответвляющимся от канала Шахруд. Особое декоративное оформление получали каменные водосливы. Их часто украшали резьбой (арабские надписи, растительный и зооморфный орнамент), иногда они по форме стилизовали пасть льва или дракона, например, водослив 1913 г. хауза Ходжа Зайн ад-Дин XVI в.

Хаузы служили как озелененным по периметру водохранилищем, дарящим притягательную прохладу и уют, так и композиционным ядром той архитектурно-организационной среды, в которую они входили.

Хаузы в составе городских ансамблей. Редким для Средней Азии и единственным в Бухаре был ансамбль фронтальной композиции Гаукушон XVI в. Медресе Гаукушон и мечеть Ходжа Калон с минаретом Гаукушон были расположены по одну сторону с хаузом и обращены на площадь своими фронтально развернутыми фасадами.

Более распространенным в Бухаре был ансамбль “кош”, где два здания, находящиеся по разным сторонам улицы, были обращены один к другому фасадами, а их порталы находились на одной поперечной оси (кош-медресе Абдуллахан-Модарихан, Улугбек-Абдулазизхан). Иногда между двумя противоположными зданиями в ансамбле “кош” устраивали площадь с хаузом, как например, уютные и тенистые ансамбли Гозиян XVI в. и Хаузи-Нау XVII в.

Композиция ансамбля с трехсторонней застройкой площади была ведущей при организации главных парадных городских площадей Самарканда (Регистан XV- XVII вв.) и Бухары (Пои Минор XV – начало XX вв). Однако в менее парадных и помпезных ансамблях Бухары с трехсторонней застройкой на площади устраивали хауз, обсаженный деревьями. Таков самый живописный в Бухаре ансамбль Ляби-Хауз XVI-XVII вв., где с трех сторон площади с огромным каменным водоемом располагались медресе Кукельдаш, хонако и медресе Надир Диван-беги. Входящий в ансамбль хауз Диван-беги был самым крупным не только в Бухаре, но, пожалуй, во всей Средней Азии. Его размеры – 36х46 при глубине 5 м. Он вмещал почти 4320 кубометров воды (1, с.178).

Такую же структуру имел построенный в XVII в. ансамбль Гозиян, где с возведением здания хонако прежний ансамбль “кош” был преобразован в ансамбль с трехсторонней застройкой площади с хаузом.

Хаузы в составе квартальных центров. Архитектуру жилых кварталов с преимущественно глинобитной застройкой оживляли их общественные центры, где вблизи святынь и вокруг водоема-хауза группировались квартальная мечеть, школа, иногда медресе и хонако. Вблизи размещались базары или торговые ряды, а также бани. Таков был, например, не сохранившийся доныне центр квартала Мир-Дустум, включавший мечеть Ханако-йи ляби хаузи Мир-Дустум с минаретом, большой каменный хауз Дуст-чирог окоси, базар по продаже сливок и проч. (2, с.154).

Некоторые квартальные центры являлись собственно культовыми, где к квартальной мечети (иногда она совмещала функции хонако) прилегал обширный двор, застроенный по периметру помещениями школы, бани, тахаратханы (место для ритуальных омовений); товут-ханы (место для хранения погребальных носилок) и др. В этом случае хауз размещали во дворе мечети, а торговые ряды – поблизости, но за пределами двора. Наиболее яркий пример этому – центр квартала Ходжа Зайн ад-Дин, где к монументальной и величественной по архитектуре мечети-хонако XVI в. прилегал застроенный по периметру двор с хаузом. Это был весьма крупный – 36х26 м (второй по величине в Бухаре) каменный хауз XVI в. Конфигурация участка продиктовала нетипичное расположение водоема не в центре двора, а вдоль его северо-восточной стороны.

Хаузы в составе мемориально-культовых комплексов возникали при могилах святых (часто это были суфии). Со временем для последователей учения святого и посещающих его могилу пилигримов поэтапно на протяжении столетий создавался комплекс сооружений с замкнутой или разомкнутой застройкой вокруг двора. Нередко в однодворовых мемориальных комплексах во дворе устраивали хауз (Сайф ад-Дина Бохарзи). В многодворовых (Баха ад-Дина, Хазрати-Имам), а также в сложносоставных комплексах (Чор-Бакр) могло быть по два-три хауза. При ряде таких некрополей разбивали сады с водоемами (Баха ад-Дина), иногда с изящными беседками для отдыха. Например, бассейн и “фарфоровый” павильон, устроенные посередине сада в комплексе Чор-Бакр (3, с.69).

Бассейны в садово-парковой архитектуре. Распланированные и благоустроенные сады и парки в Бухаре, судя по описаниям Наршахи и Кубави, существовали уже в X-XII вв. (4, с.37).
К эпохе Темуридов были выработаны определенные каноны в создании сада чарбаг, а в 1515-1516 гг. они уже были изложены в Герате в трактате “Иршад-аз Зиръа”, посвященном строителю-меценату Алишеру Навои (5, с.152). Согласно рекомендациям трактата, в прямоугольном, окруженном стеной саду с правильной ориентацией по странам света выделялись две оси – дорожки с каналом, а на их пересечении устраивали водоем. На главной оси, ведущей от входного портала в глубь сада, размещалось жилое здание, являющееся основной высотной и монументальной доминантой чарбага. Перед зданием устраивали вымощенный дворик – “пешгох”, к которому примыкал упомянутый бассейн. Периметр сада обводили арык и ряд тополей. Каждая из двух четвертей участка делилась в свою очередь еще на четыре части, образуя так называемый “чарчаман”. Остальная его часть засаживалась, соответственно рекомендациям, определенными сортами плодовых и декоративных деревьев и цветов. Таким образом создавался райский сад – парадиз.

Один из ранних садов Бухары XVI в. был создан Мирак Саид Гиясом из Хорасана – агрономом, крупным специалистом по разбивке садов. Этот чарбаг, а также ныне утраченные сады Бухары XVI в. Пир-и марза; Абдуллахана (1587 г.); Чарбаги Хаким-ойим, а также чарбаг Убайдуллахана начала XVIII в. (аналогичный ряду самаркандских садов Амира Темура конца XIV в.), согласно установленным канонам, вероятно, также имели каналы и водоемы.

Сардобы представляли собой крытый куполом цилиндрический резервуар для воды, куда через небольшой портал вел лестничный спуск, забранный в коридор. Эти водохранилища устраивали вдоль караванных дорог, при рабатах или караван-сараях и изредка – в городах. Резервуар наполнялся в основном талыми и дождевыми водами, иногда его подпитывали водой, проводимой к нему из ближайшего источника арыками или подземными каналами “кяризами” (керамический трубопровод), а также грунтовыми водами.

Генезис и развитие архитектуры сардоба, скорее всего, связаны с опытом использования в условиях пустыни естественных углублений, куда стекали осадки. Это подсказало создание искусственных дождевых ям с введением ряда примитивных сооружений, что в дальнейшем привело к архитектуре существующих ныне сардоб (6, с.35), поэтому для сбора талых и дождевых вод самотеком через специальные водозаборные отверстия в основании купола эти цистерны сооружались в местах с пониженным рельефом.

Сардобы возводились издревле, во всяком случае, они известны с античного времени (I в. до н.э. – на городище Дильберджин вблизи Балха) (7, с.30). В Бухарском оазисе, помимо вышеописанных типовых, встречались также усложненные по архитектуре сардобы, снабженные для отдыха путников круговой площадкой-лоджией вокруг цистерны (Рабати-Малик и др.), либо с прилегающими жилыми помещениями с входами снаружи (сардоба в Караулбазаре).

Для предохранения от просачивания воды из цистерны в грунт, в его кладке и особенно в оштукатуривании внутренней поверхности использовали гидравлический раствор – “кыр”. Сардобу перекрывали куполом, который имел гладкую сферу изнутри и ступенчатую – снаружи, что отражало сокращение толщины его кладки (толщина купола у основания могла быть 1,8 – 1,1 м, в зените – не менее 35-40 см). Часто для охраны от животных и сохранения чистоты в водохранилище территорию вокруг него окружали забором.

Наиболее крупной, значительной и древней в Бухарском оазисе является сардоба ХI-XII в. при огромном караван-сарае Рабати-Малик, что в середине пути из Бухары в Самарканд. Помимо талых вод сардоба питалась водой, подведенной к ней по кяризу из реки Зерафшан. Она имела внутри обходную площадку вокруг цистерны и была перекрыта крупным куполом (диаметр внутри – 17,5 м, снаружи – 21,1 м) с толстыми стенами (толщина у основания – 1,8 м) (8, с. 1).

Весьма активно сардобы строились и реставрировались в Бухарском оазисе XVI-XVII вв. Из них наиболее примечательными были три сооружения – в Караулбазаре, Бузачи и Кошсардоба, расположенные по дороге Бухара – Карши и наполняемые водой, проведенной к ним по арыкам из Кашкадарьи (6, с.26-27). Более крупная из них – сардоба в Караулбазаре (диаметр резервуара – 15,8 м при глубине 8,1 м, высота купола – 6,35 м) имела над входным коридором небольшие комнаты для обслуживающего ее персонала.

Сардоба Бузачи состояла из двух – большой и малой – купольных цистерн, отстоящих на 50-60 м одна от другой (диаметр большего резервуара 12 м при глубине 6 м) и обнесенных земляным валом. Обе цистерны соединялись между собой каналом с поперечным сечением в 1,5 м. Вероятно, малая, ныне утраченная, цистерна служила для отстаивания речной воды перед подачей ее в более крупный резервуар.

Кошсардоба (ныне утрачена) также имела две – большую и малую – купольные цистерны, отстоящие одна от другой на два метра, диаметр большего резервуара – около 15 м.Типичными по архитектуре были однокупольные сардобы – Аккана, Шахсувар, и Чарча, питавшиеся дождевыми и талыми водами. Они расположены в Бухарском оазисе по дороге Бухара – Бурдалык (6, с.26-27).

Городские сардобы. В Бухаре были выстроены четыре, типичные по архитектуре однокупольные сардобы. Они питались в основном грунтовыми водами и были покрыты грузным пологим сферическим куполом с крупным световым фонарем снаружи в его зените. Это сардобы во дворе медицинского медресе Дору-Шифо (1682 г., выстроена по заказу правителя Субханкули-хана, ныне утрачена), во дворе суфийского комплекса Халифа Худойдот (XVIII в., диаметр купола – 13,4 м), на кладбище Ишан Имло (мало изучена) и на еврейском кладбище (внутренний диаметр купола 7,30 м, выстроена с круговой площадкой вокруг цистерны под куполом) (9).

Таким образом, специалисты бухарской школы зодчества IX-XIX вв. строили самые монументальные в Средней Азии, преимущественно каменные хаузы; начиная с XVII в. создавались уютные городские ансамбли с трехсторонней застройкой площади с хаузом; садово-парковые ансамбли, снабженные арыками, каналами и водоемами, разбивались по древним канонам устройства сада-парка “чарбаг”, усовершенствованными во взаимодействии со специалистами из Хорасана; сардобы иногда снабжались обходной площадкой или комнатами для жилья и отдыха, некоторые из них, заполняемые речной водой, состояли из двух близлежащих купольных резервуаров.

Автор: Мавлюда Юсупова

Pin It

Comments are closed.